Альтруизм как форма эмоционального поведения

Наш первый президент И.А. Каримов особое внимание обращал на воспитание гармоничного поколения, прежде всего, на духовною зрелость. Исходя из этого в своей концептуальной книге «Высокая духовность – непобедимая сила» он раскрывает фундаментальные основы формирования гармоничного поколения и развития общества и их взаимосвязи [1].

По его мнению, стратегическая цель, которая стоит перед обществом, – это формирование гармоничного и конкурентоспособного поколения. Для этого наше подрастающее поколение должно овладеть гуманистическими качествами, которые традиционны в восточном воспитании. Одно из таких качеств – это альтруизм.

Термин «альтруизм» был введен впервые О. Контом [3]. Альтруизм – форма поведения человека, характеризующаяся ориентацией на удовлетворение потребностей других людей без ожидания ответных действий, имеющих смысл вознаграждения, и часто вопреки собственным интересам. Это – готовность помогать другим бескорыстно. Под альтруистическим поведением понимают поведение, направленное на благо других и не рассчитанное на какую-либо внешнюю награду». Как нам известно, восточные мыслители в своих трудах обосновали научные и социально-педагогические, экономические и политические проблем.

Пристальное внимание было уделено педагогико-психологическим идеям о воспитании гармоничного поколения, в том числе и воспитании альтруистического поведения. Но термин «альтруизм» в прямом смысле не встречается в их научных трудах, а вместо этого они используют другие термины, например «доброта», «великодушие», «щедрость» и раскрывают разные стороны альтруизма. Альтруизм – это поведение, обусловленное наличием у человека ряда личностных диспозиций: сострадательности, заботливости, чувства долга, ответственности и отсутствием качеств, не способствующих проявлению альтруизма: подозрительности, жадности, скептицизма.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Исходя из этого, мы можем уверенно сказать, что формирование альтруизма у детей строится на основе восточного воспитания. Как говорит Румий, доброта – это помочь людям бескорыстно и не иметь личную пользу [5]. Или, как отмечает великий поэт Алишер Навои, щедрость – это вид бескорыстной помощи, которая облегчает трудности людей. А великодушие – основа щедрости [6]. Представитель софизма Б. Машраб в своем «призыве к доброте» анализирует и раскрывает мотивы альтруистических отношений. Он считает, что семья – самый важный фактор, воздействующий на формирование доброты, великодушия, щедрости у ребенка [4]. Диапазон помощи весьма широк: от мимолетной любезности до оказания помощи человеку в опасной для него ситуации ценой собственной жизни.

При этом, принимая решение об оказании услуги или помощи, человек учитывает такие факторы, как затраты времени, прилагаемые усилия, денежные расходы, отсрочку своих планов, неудовлетворение своих потребностей, опасность для своего здоровья и жизни. Во многом альтруизм проявляется благодаря наличию у людей эмпатии, поэтому ее можно рассматривать как один из видов эмоционально обусловленного поведения. А.Ф. Лазурский писал, что в основе альтруизма лежит комплекс эмоциональных свойств человека: чувство симпатии или процесс «чувствования», аффективная возбудимость, сила и продолжительность эмоций, а также значительное развитие волевой деятельности, направленной на помощь страждущим и нуждающимся, отсутствие эгоизма и себялюбия, доходящее часто до самозабвения и самопожертвования, значительное развитие нравственных качеств, интерес к внутренним, душевным переживаниям.

По мнению Дж. Браун и других психологов, эмпатия может проявляться в двух формах – сопереживания и сочувствия. Сопереживание – это переживание субъектом тех же чувств, которые испытывает другой. Сочувствие – это отзывчивое, участливое отношение к переживаниям, несчастью другого (выражение сожаления, соболезнования и т. п.). Первое, считает Т.П. Гаврилова, основано в большей мере на своем прошлом опыте и связано с потребностью в собственном благополучии, с собственными интересами; второе основано на понимании неблагополучия другого человека и связано с его потребностями и интересами.

Отсюда сопереживание более импульсивно, более интенсивно, чем сочувствие. Сочувствие не всегда отражает эмпатию, оно может выражаться даже бесстрастно, просто из вежливости. Кроме того, Л.П. Калининский с соавторами считают, что при разделении эмпатических реакций вернее было бы говорить не столько о критерии разнонаправленности потребностей, сколько о степени эмоциональной вовлеченности своего «Я» во время такой реакции. Они полагают, что сопереживание является больше индивидным свойством, так как связано с такой типологической особенностью, как слабость нервной системы, а сочувствие – силой воли, степенью успешности социального обучения. Дж. Аронфрид и В. Паскаль (Aronfreed, Pascal, 1970) использовали эмпатическое взаимодействие ребенка и взрослого как способ научения первого альтруистическому поведению. В основу своего метода они положили представление, что для усвоения альтруистического поведения необходимо зрительно воспринять или осознать эмоциональную ценность последствий своих поступков. Эмпатия, как способность переживать эмоции другого человека, обеспечивает усвоение такого поведения. В эксперименте ребенку предлагали выбрать между действием для себя (нажать на кнопку и получить конфету) и действием для другого (зажечь красный цвет и вызвать тем самым улыбку – одобрение экспериментатора). Выбор действия для другого связывается в представлении ребенка с удовольствием экспериментатора.

Улыбка, прикосновения последнего – символы его эмоционального состояния, вызывающие аналогичные эмоции у ребенка. Эти эмоции и стимулируют ребенка к альтруистическому поведению. Тот же принцип использовался этими авторами и при отрицательных переживаниях взрослого. Сначала взрослый, сидящий в наушниках, показывает мимикой, как неприятно ему ощущение от шума в ушах. Затем он учит ребенка выключать шум, и потом ребенок сам выключает шум, если видит, что кому-то из детей, участвующих в эксперименте, он неприятен. Б. Мур и др. (Moor et al., 1973) показали, что дети, у которых вызывались положительные эмоции (их просили вспомнить о самом приятном случае в жизни), проявили значительно больший альтруизм, а дети, у которых возбуждали негативные переживания – меньший альтруизм, чем дети контрольной группы. М. Барнет и Дж. Бриан (Barnett, Brian, 1974) выявили, что у детей семи лет проигрыш в соревновании не отразился на выраженности у них альтруизма (бескорыстном желании помочь другому), а у десятилетних переживание проигрыша подавляет альтруизм. С. Шварц и Г. Клаузен определили, что готовность к оказанию помощи более выражена у людей с внутренним локусом контроля, воспринимающих себя как активных субъектов действия. З. Фрейд считает, что альтруизм – это психологический защитный механизм. С помощью альтруизма человек снимает невротические воздействия чувства вины.

Это идею поддерживает Хекхаузен. И он считает, что чувство вины – основной мотив альтруизма. Е. Стауб отмечает положительную роль уровня морального развития и отрицательную роль макиавеллизма (пренебрежение моральными принципами ради достижения цели) для готовности оказать помощь [2]. Альтруизм, как феномен, связан с определенными альтруистическими переживаниями человека, участвующими в своеобразной регуляции его деятельности, внося коррективы в ее протекание. В ряде работ установлена неразрывная связь между наличием в иерархии мотивов альтруистического мотива и устойчивой, специфической

формой эмоционального реагирования. Доминирующий альтруистический мотив порождает и соответствующие ему специфические эмоциональные переживания, носящие характер устойчивого эмоционального реагирования. Это положение хорошо согласуется с данными, полученными в исследованиях Л.И. Божович, Б.И. Додонова, Я.З. Неверович и других авторов. Так, Б.И. Додонов утверждает, что устойчивая потребность человека во благе другого отражается в тенденции к переживаниям альтруистических эмоций. Если эта потребность не удовлетворена, человек испытывает тягостное состояние. Резюмируя все, сказанное выше, можно сделать вывод о том, что: 1) альтруизм является следствием эмоциональной реакции – эмпатии, при этом последняя понимается как аффективная связь с другим человеком, как способность приобщаться к эмоциональной жизни другого человека, разделяя его переживания; 2) альтруистическое (про-социальное) поведение направлено на благо других и не рассчитано на внешнюю награду.

Это поведение обусловлено наличием у человека ряда личностных диспозиций: сострадательности, заботливости, чувства долга, ответственности и отсутствием качеств, не способствующих проявлению альтруизма, подозрительности, жадности, скептицизма. Альтруистическое поведение характеризуется переживанием субъекта своего деяния как продиктованного внутренней необходимостью и не противоречащее его интересам. Как отмечает великий поэт Абдулла Бахтоний, «самые счастливые моменты человека в жизни – это мгновение пополненной добротой для блага других людей». Поэтому, мы должны обратит внимание на формирования альтруизма у детей. Для этого надо изучить внутренние детерминанты альтруизма.

Внутренние – когнитивные, моральные, психологические детерминанты в комплексе с социальными детерминантами воздействуют на формирования альтруизма. Исходя из сказанного, можно отметить, что формирование альтруистического поведения должно осуществляться на разных уровнях: эмоциональном (переживания), мотивационном (доминирующие стимулы поведения), когнитивном (знания об альтруизме и его влиянии на жизнь человека), поведенческом (проявление в поведении), социальном (доминирующие стереотипы и установки поведения).

Список литературы:

1. Каримов И.А. Юксак маънавият – енгилмас куч. Т.: Маънавият. 2008 Б. 41– 136.

2. Ильин Е.П. Эмоция и чувства. СПб.: Москва-Харьков-Минск. 2001. С. 125–127.

3. Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. СПб.: Прайм Еврознак 2007. 728 с.

4. Машраб Б. Мабдаи нур. Тадқиқ қилувчи, эски ўзбек езувидан нашрга тайерланган, луғат ва изоҳларни тузувчи: Хожи Исматуллох.Абдуллох. Т.: Шарқ. 2008. 26 б.

5. Румий Ж. Маънавий маснавий. 1-жилд иккинчи китоб. Т.: Янги аср авлоди. 2007, Б. 94–95; 270–272.

6. Хошимов К., Нишонова С. Педагогика тарихи. Т.: А. Навоий номидаги Ўзбекистон Миллий кутубхонаси нашриети. 2005. Б. 87–89.

Атабаева Н.Б., Каршиева Д.С.,


Комментировать


3 + восемь =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru