Анализ реализации кластерных образований: исследование зарубежного опыта

АННОТАЦИЯ

В статье приведен анализ исторических предпосылок формирования кластерных образований. Исследованы международные подходы к развитию кластеров, определены ключевые проблемы взаимодействия государства и бизнеса

Ключевые слова: кластерный подход; кластеры; кластерные проекты; кластеризация; инновации.

Экономический кризис за последние несколько лет привел к спаду в национальной экономике. В то время как российский бизнес находится в незавидном положении, западные коллеги ни на секунду не останавливаются в своем развитии увеличивая тем самым конкуренцию на рынке.

Рассматривая выходы из сложившейся ситуации, государство реализует программу поддержки развития кластеров на территории нашей страны. Суть заключается в том, что именно кластеры, способны предоставить их участникам конкурентные преимущества. Выступая как единая система, кластер обладает преимуществами, превышающими сумму конкурентных преимущество отдельно взятых компании входящих в него. Примером, подтверждающим успешность применения кластерного подхода, могут служить целые страны. Так в США, в рамках кластеров, работает до половины предприятий страны, производя при этом около 60% ВВП [6]. А самым известным примером кластера может выступать силиконовая долина, расположенная в штате Калифорния.

Сегодня существует множество точек зрения о кластерном подходе. Есть в них общее, есть и различия. Определение кластера, являющееся классическим, было дано Майклом Портером, полагавшим что кластер – это совокупность географически близких компаний, коммерческих и некоммерческих организаций, технологически связанных между собой и проводящих единую рыночную, технологическую, кадровую политику [6]. В РФ, на государственном уровне, определение кластеру дано Минэкономразвития РФ и выглядит следующим образом: «кластер – объединение предприятий, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных производственных и сервисных услуг, научно – исследовательских и образовательных организаций, связанных отношениями территориальной близости и функциональной зависимости в сфере производства и реализации товаров и услуг» [2].

Интересным различием приведенных определений является отсутствие упоминания единой политики компаний, входящих в кластер. И если кластер – является своего рода организационной системой, то кластерные проекты – результат деятельности этой системы. Кластерные проекты неразрывно связаны с существованием самого кластера, а потому и рассматривать данное явление целесообразнее всего с привязкой к кластеру как таковому. Кластерные проекты – это инвестиционные или иные проекты, реализуемые компаниями – участниками кластера, направленные на развитие этих компаний на территории региона, при поддержке региональных органов власти и кластерной организации. Как правило, инициаторами такого проекта выступают сами участники кластера. Как уже отмечалось выше, кластерный подход – эффективная форма развития предприятий. Опыт зарубежных стран показывает, «кластеризация» предприятий, приводит к повышению конкурентоспособности, более быстрому технологическому и экономическому развитию, созданию новых рабочих мест.

Кооперация предприятий в кластерах, реализации кластерных проектов, позволяет снижать издержки и сохранять долю рынка даже в кризисных условиях. Проанализировав концентрацию определенных видов деятельности в определенных районах, Майкл Портер выдвинул концепцию, утверждающую невозможность конкурирования без агломерирования компаний. Реакция на концепцию не заставила себя долго ждать. Многие страны начали предпринимать усилия по кластерному строительству, особенно отличились Европейцы, запустившие кластерную политику первого поколения. Суть ее заключалась в том, что внутри технологической цепочки оптимизировалось производство, убирались ненужные транзакционные издержки. Функционирование инфраструктуры направлялось на максимально эффективное обслуживание самого производства.

Кластерные проекты оптимизировали технологические цепочки, устраняя лишние звенья, достигая эффекта масштаба без поглощения отдельных компаний. Ставка делалась на агломерирование, укрупнение самого представительства на рынке. Эффект масштаба достигался в рамках «рыхлого» конгломерата, но, тем не менее, устойчиво существующего. Хорошим примером является Финляндия, с экономической политикой, базирующейся на кластеризации., занимающая лидирующие места в мировых рейтингах конкурентоспособности. За счет кластеров, отличающихся высокой производительностью, эта страна, располагая всего 0,5% мировых лесных ресурсов, обеспечивает 10% мирового экспорта продукции деревопереработки и 25% – бумаги. На телекоммуникационном рынке она обеспечивает значительную долю мирового экспорта оборудования мобильной связи и мобильных телефонов [8, c.24].

Причем, Финляндия – это не только страна с высоким уровнем развития промышленных кластеров, но и кластерной моделью развития рынка услуг. Большое число банковских услуг, оказываемых дистанционно, повсеместный широкополосный доступ в сеть интернет, высокий уровень электронной коммерции, применения элементов «электронного правительства» во многих органах государственной власти – это все последствия применения кластерного подхода в информационной и телекоммуникационной сферах (два из девяти видов кластеров в Финляндии). Однако не везде политика кластеризация была успешной. К примеру, в 2001 году правительство Японии разработало проект организации 19 научно-промышленных кластеров на территории страны. Главными ожиданиями от реализации программы было развитие наукоемких промышленных производств, повышение выпуска инновационной продукции, развитие новых технологий. Вместе с тем, по мнению экспертов, результативность программы оказалась

на низком уровне, что позволяет говорить о ее фактическом провале. Созданная структура не смогла привести к возникновению инновационных продуктов. Ключевой проблемой стал тот факт, что в рамках данной программы внимание уделялось фактически лишь созданию инфраструктуры. Существенными барьерами реализации программы стали неформальные связи, традиции, обычаи, мешавшие развитию новых технологий в рамках созданных кластеров. Правительственная комиссия, созданная для оценки реализации проекта по созданию 19 кластеров, в 2009 году приняла решение о закрытии проекта, в результате отсутствия в нем дальнейших перспектив.

Ключевой показатель – самоокупаемости кластеров, так и не был достигнут в большинстве кластеров. В то же время, в мире есть примеры успешной политики в области построения кластеров. Так высокий интерес представляет опыт Индии. Начатая в начале 2000-х гг. инновационная политика сделала ставку на развитие кластеров по всей стране. Результатом данной политики стало создание 24 программ, в рамках которых было создано более 1200 кластеров. По оценке экспертов, политика кластеризации в стране оказалась успешной, о чем свидетельствует тот факт, что более 60%! Продукции, производимой на экспорт – производится в кластерах. В ряде областей производства, данный показатель достигает 90% (производство одежды, ювелирных изделий) [6]. Отличительной чертой стран Азиатского региона, является оптимизация производства в рамках интегрированных групп, без создания кластеров. Такой опыт, к примеру, характерен для компаний LG и Samsung.

А поскольку конкурировать с такими гипероптимизиронными технологическими цепочками оказалось сложно, европейцы сделали ставку на новое поколение – на инновационные кластеры. Инновационные кластеры представляют собой следующее поколение кластеров, в которых основной упор делается не только на избавление ненужных звеньев, оптимизации предприятий, внедрения системы поставок «just in time» и бережливого управления «lean production», а на перенос технологий. Смысл заключается в вычленении технологических компетенций, которые заключаются в способности использовать технологии и решать определенный класс производственных задач. Компетенции из одного сектора переносятся в другой, что позволяет присвоить накопленный опыт первых и добиться инновационных, а подчас – и революционных, изменений в тех секторах, куда они переносятся.

Перенос компетенций и «сквозные», кросс-отраслевые, инновации – это то, что в первую очередь позволит конкурировать на современном рынке. И в этом смысле трудно сказать, например, где заканчивается микроэлектроника и начинается новая энергетика. Или где заканчивается микроэлектроника и начинается транспортное машиностроение, автостроение: ведь в современном автомобиле доля электронной начинки стремительно приближается к 20-30% от его стоимости. Главная задача на сегодняшний день заключается в переходе от первого поколения кластеров, ко второму.

Однако в российских реалиях, остается актуальным создание и кластеров первого поколения. Как показал мировой опыт, одного построения эффективной технологической цепочки уже недостаточно. Необходимо научиться переносить знания из одного сектора производства в другой, для того чтобы перейти на принципиально новый уровень. Здесь стоит обратить внимание на такие области, как энергетика, биотехнологии, новые материалы. Кстати, именно к новым материалам относится типичный пример, который приводят для постсоветского пространства. Как известно, текстильная промышленность, если заставлять ее конкурировать на традиционной базе, очень тяжело выживает: слишком велико давление Китая, Пакистана, Бангладеш. А вот работая с новыми материалами – синтетическими и неткаными – она оказывается вполне конкурентоспособной. Новые технологические решения тянут за собой целый комплекс изменений, позволяющих инновировать всю отрасль. Учитывая опыт последних лет, необходимо обозначить наиболее частые проблемы, препятствующие созданию эффективно функционирующих кластеров: • размывание усилий; • слабая координация действий региональных и местных органов власти;

• бюрократия и неформальные связи, препятствующая развитию кластера; • несовершенство применяемых форм поддержки; • и т.д. При создании кластеров, а также разработке государственных программ поддержки необходимо обязательное привлечение экспертов, представителей бизнес сообщества к совместной работе. Выше уже приводились примеры по успешным и провалившимся кластерным проектам. Однако данный опыт является зарубежным. Однозначной оценки успешности или неуспешности кластерных проектов в РФ пока дать нельзя, вследствие небольшого периода их существования. Однако предварительные результаты уже есть.

В качестве примера успешного кластера, а значит и кластерных проектов, рассмотрим «Инновационный кластер информационных и биофармацевтических технологий Новосибирской области». Образованный в 2013 году, на сегодняшний день, он насчитывает 53 компании участника, общая численность сотрудников которых составляет более 12 тысяч человек. Характерной чертой является значительного количества малых и средних компании (30%) в общем объеме компаний участников. Все компании, входящие в кластер, получающие более 1 млрд прибыли в год, начинали как стартапы. Создание благоприятных условий для развития малого и среднего бизнеса является стратегической задачей, решение которой является приоритетом. Кластер выступает в качестве своеобразной площадки, где собираются все заинтересованные стороны, будь то начинающие предприниматели или крупный бизнес, инвесторы и потребители. Суть – в создании эффективной системы взаимодействия между всеми элементами.

Особенное внимание уделяется инновационному бизнесу. Так, 40% продукции, выпускаемой участниками кластера относится к категории инновационной. Успешно интегрируя усилия компаний, кластер продает 1% продукции в объеме российского рынка. Пользуясь поддержкой региональных и местных властей, увеличивая свои возможности за счет консолидации, тесного взаимодействия, новосибирский кластер доказывает эффективность кластерного подхода, даже в столь малом отрезке времени, что позволяет сделать вывод о дальнейшей перспективности данного направления. Стоит отметить, что данный кластер относится к первому поколению, в котором выстраивается лишь эффективная технологическая цепочка, однако нет переноса технологии между отраслями и видами производства.

Экспертному сообществу понятно, что удержаться только на маленькой зоне компетенций сегодня уже невозможно. Для того, чтобы конкурировать, необходима очень динамичная и разнообразная среда, которая позволит «переливаться» компетенциям из одного сектора в другой. А для ее создания мы должны обеспечить концентрацию и людей, и капиталов в очень узком по территории ареале. Это то, что России сегодня необходимо учесть. О переходе к созданию кластеров второго поколения речи пока не идет. Однако последние 5 лет характеризуются значительной государственной поддержкой кластерных проектов с одной стороны и осознанием бизнеса необходимости консолидации в нестабильной экономической ситуации и преимущества кластеризации с другой.

Список литературы

1. Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://government.ru/media/ files/41d457592e04b76338b7.pdf

2. Концепция создания креативного кластера в Санкт-Петербурге. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gov.spb.ru/static/writable/ckeditor/uploads/2012/12/26/concept.pdf

3. Проект: Развитие кластеров и интернационализации предприятий приграничных регионов России и Эстонии. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://rus.kohtla-jarve.ee/uploads/ documents/valissuhted/projektid/2/cd/ru/guide.pdf

4. Ерошенко Е.П. Рецепт успешного регионального кластера. Электронный научно-практический журнал «Экономика и менеджмент инновационных технологий». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ekonomika.snauka.ru/2015/02/7222

5. Плужников И.А. Социально-экономическое значение кластера. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/sotsialno-ekonomicheskoe-znachenie-klastera

6. Кластер – точка роста. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://nnovgorod. bezformata.ru/listnews/klaster-tochka-rosta/8148154/

7. Кластеры в современном мире: рейтинг самых развитых стран. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ppt.ru/news/134649

8. Oulu Region — The Direction for Expertise. Oulu: Painotalo Suomenmaa, 2003.

9. Курбанбаева Д.Ф., Шматко А.Д. Модель функциональной зависимости основных макроэкономических показателей социально-экономической системы страны // Вестник экономической интеграции. – 2011 – № 2. – с. 7-14.

10. Мирославская М.В., Суслов Е.Ю. Анализ проблемной ситуации перехода экономики на инновационный путь развития // Современный менеджмент: проблемы и перспективы Материалы X международной научно-практической конференции. Министерство образования и науки Российской Федерации, Санкт-Петербургский государственный экономический университет; ответственный редактор А.Н. Цветков, 2015. – С. 346-349.

11. Шматко А.Д. Развитие инфраструктурного обеспечения малого предпринимательства высшей школы в условиях инновационной экономики: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук / Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов. – Санкт-Петербург, 2012.

12. Mezhov S. I., Rastova Y. I., Shmatko A.D. Theoretical and Methodological Bases of Forming the Operational and Innovation Program of the Company // American-Eurasian Network for Scientific Information (AENSI). Advances in Natural and Applied Sciences, 8 (5) May 2014, Pages: 451-457 ISSN:1995-0772 EISSN: 1998-1090

Шматко Алексей Дмитриевич, докт. эконом. наук, доцент профессор Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации г. Санкт-Петербург


Комментировать


2 − один =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru