Аркадий Акимович Штейнберг

Аркадий Акимович Штейнберг

Аркадий Акимович Штейнберг

Вот что рассказывает об Аркадии Акимовиче Штейнберге Вадим Перельмутер: «Он родился в Одессе одиннадцатого декабря 1907 г., вернее — в море, на приписанном к Одессе пароходе, где его отец служил тогда доктором. По отцу, знаменитому и преуспевающему врачу Акиму Петровичу Штейнбергу, происходил от первых одесских поселенцев. <…> Учился Штейнберг в реальном училище Святого Павла, где часть предметов преподавалась по-немецки, этим языком он владел в совершенстве. В двадцать втором семья перебралась в Москву». В Москве Аркадий учился рисованию и после нескольких лет обучения «равно уверенно владел кистью, карандашом, пером, резцом, чувствовал себя сложившимся художником…». «А главное — он писал и печатал стихи, которые начались позже живописи, но сразу и ясно увидел Штейнберг именно поэзию основным делом своей жизни».

В Тарусу Аркадий Акимович приехал в 1931 году, и он говорил, что она стала для него «не дача, а место жительства». В Тарусе им было много написано. «Но без Тарусы, — говорил Штейнберг, — я был бы не собою, таким, каков есть, а иным и не таким, каким хотелось бы быть. Я люблю Тарусу не за «природу», и вообще: разве любят за что-нибудь? И разве природа не всегда полна смысла? Люблю Тарусу ни за что, за то, что она Таруса, за то, что она половина моей жизни за то, что она дала мне язык (здесь в прежние времена удивительно говорили по-русски; сейчас речь тарусян, как и везде, сильно подпортилась) и понимание жизни и людей. <…> Здесь у меня немало друзей — тарусян, коренных и приезжих, все интересны и милы моему сердцу».



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Тарусяне отвечали на любовь Аркадия Акимовича, называя его ласково «Акимыч». Он любил и умел с ними разговаривать на их языке. Он был очень общительным человеком, его дом был гостеприимно открыт для множества друзей и знакомых, которые месяцами жили у него в Тарусе. Несколько лет в его доме жил замечательный художник Борис Свешников (1927—1998), с которым Штейнберг отбывал срок в одном лагере. «Аркадий легко шел на дружбу. Каждого с первого взгляда он считал потенциальным другом. Он был доверчив, несмотря на множество пинков, которыми награждала его судьба», — вспоминает поэт Александр Ревич. Несмотря на два срока лагерей, которые он получил, как это было принято, по доносам, это его качество сохранилось на всю жизнь.

В Тарусе он дружил с писателями, поэтами, художниками, которые в то время здесь либо жили, либо гостили. Принимал активное участие в создании «Тарусских страниц», был не только в составе редколлегии вместе с К. Паустовским, В. Кобликовым, Н. Оттеном, Н. Панченко, но и в числе авторов.

Как и К. Г. Паустовского, Аркадия Акимовича беспокоила судьба Тарусы и района: «Чего бы я хотел от Тарусы и района? Пощады и милости. Нет сил писать о том, как изгажена Таруса, т.е. не сам город, а местность, леса, реки, флора и фауна. Рыбы нет, дичи нет, отношение к лесам и рекам плевое. Хоть бы отнесли район к Московской области, хоть бы сделали ее курортом, что ли, или еще чем-нибудь в этом роде. Нужно немного денег и много любви и внимания» (1966 год). Как актуальны эти слова и сейчас!

О последних минутах жизни Штейнберга рассказывает Александр Ревич: «В деревне у Штейнбергов гостила Наташа Рейн, жена поэта Евгения Рейна. С утра у Аркадия побаливало сердце. Возможно, был неблагоприятный метеорологический день. От природы сильный, Аркадий не обращал на это внимание и утром занимался своими обычными делами. В середине дня понадобилось отправиться в соседнюю деревню за хлебом и молоком. Добраться туда можно было только по реке. Аркадий как ни в чем не бывало снарядил свой моторный катер, собираясь со своей женой отправиться на нем в магазин. Он долго не мог завести мотор и, почувствовав новый приступ сердечной боли, послал Наташу в дом за лекарством. Когда она вернулась на берег, Аркадия уже не было в живых. <…>Умер, как жил, на ходу, налегке» 8 августа 1984 года.

Эдуард — средний сын Аркадия Акимовича Штейнберга, как и предсказывал отец, стал известным художником. В «Автобиографии» Эдуард Аркадьевич вспоминает: «1954 — 61 гг. провожу у отца в Тарусе. Тарусой окрашена моя память. Здесь я начинаю жить и работать как художник». Еще в 1954 году в письме жене Аркадий Штейнберг пишет о сыне как о «прирожденном художнике»: «Я в его годы и не мечтал так рисовать. Несомненно, что это его настоящая дорога. Убежден, что иной у него не будет. Способности настолько большие и здоровые, что и слепому они ясны».

Эдуард провел в Тарусе все отрочество. Атмосфера дома, где собирались художники, писатели, поэты — все интеллектуалы, свободомыслящие люди, оказала влияние на молодого талантливого художника, что потом и проявилось в его участии в несанкционированных выставках. А это значит, что молодой художник идет против Союза художников. Но, вопреки всему этому, «тяга к бумаге, полотну и краскам» стала его смыслом жизни, его любимой профессией. Любовь к Тарусе, к ее природе сохранилась у художника на всю жизнь. «Помимо уроков отца, — пишет Платон Обухов, — никакого иного образования у Эдуарда Штейнберга не было. Впрочем, его университетами стала и сама Таруса, ее природа, и замечательные люди, приходившие к ним в дом. <… > Ни одна река в мире для него не похожа на Оку. Река, на которой он вырос. Крутые изгибы ее берегов превратились на его картинах в плавные линии геометрических фигур. Отражающиеся в ней облака стали белыми треугольниками. Солнечные зайчики на ее воде раздробились на цветные прямоугольники и яркие точки».

Почетный гражданин Тарусы Эдуард Штейнберг и по сей день подолгу живет в Тарусе. Принимает участие в выставках, по возможности и необходимости помогает своему любимому городу.


Комментировать


восемь × = 16

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru