Афганистан болит в его душе

Интервью нотариуса Стародубского округа подполковника милиции Василия Попадайло

На память об армейской дружбе

На память об армейской дружбе

– Как попали в Афганистан, Василий Васильевич?

– Родом я из деревни Хохловки Климовского района. В 18 лет получил права на вождение машины и меня призвали в автомобильные войска. Шесть месяцев был в учебке. А потом сели  в самолет и, только когда приземлились на аэродроме в Афгане, сказали, куда попали служить.

На аэродроме посадили в машину на пол кузова, «чтобы раньше времени не застрелили». Я и другие ребята думали, что страшно умирать, когда нет никакого оружия в руках, ведь до места расположения необходимо было ехать более двух часов. Но бог миловал…

Дело прошлое, но когда там служил, матери и отцу не писал, где я. Да и некоторые другие ребята так делали – чтобы не терзались родители.

– Знаю, что в Афганистане погибло 133 парня с Брянщины. Среди них и стародубцы. О них вышла книга «Помяни их, Россия». Вам повезло, живы остались. Но без ранений не обошлось?

– Был ранен дважды. Одно ранение легкое, а вот второе… «Духи» подбили мою машину, я быстро запрыгнул в кабину другого грузовика, водитель которого был убит. Тогда удалось вывести колонну из-под обстрела. Получил тяжелое ранение.

Последние три месяца был не водителем, а стрелком на бронетранспортере. Получил медаль «За боевые заслуги». Также награжден знаками «За мужество», «Воину-интернационалисту», медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа»…

– А были ли вообще радостные и светлые минуты, когда смерть ходит рядом? 

– Только один радостный эпизод помню, когда объявили дембель. Не хотел бы, чтобы мои дети оказались на такой службе, как я. Жаль, что только в последнее время государство додумалось посылать по контракту зрелых мужчин, подготовленных, знающих, за что получают увечья.

Война – это их работа, а не тех необстрелянных пацанов, которых называют «пушечным мясом».. Мое мнение таково: если у парня есть талант играть на скрипке, то он должен играть на скрипке и нечего с него лепить, как выражаются, «мужчину», ему природой не дано хорошо стрелять, драться и просто быть солдатом. В первую очередь погибают ребята, не приспособленные к службе. А есть и те, которые рождены для нее и у них это в генах заложено. Я за профессиональную армию.

– Как демобилизовались, помните?

– Как правило, награжденных медалями и орденами отпускают в первую очередь. Мне запомнилось на всю жизнь благостное ощущение, что можно идти спокойно и не ждать, когда из «зеленки» в тебя выстрелят. С поезда домой ни автобусом, ни на машине не поехал, а пошел пешком. Шел 10 километров и наслаждался мирной жизнью.

– С кем-либо из сослуживцев по Афганистану поддерживаете контакты?

– К сожалению, нет. Когда попал в госпиталь второй раз, все мои доку-менты сгорели в машине, в том числе и записная книжка с адресами. Уже на «гражданке» восстанавливал права, комсомольский билет, военный и другие документы.

– Что значит для вас мужская дружба?

– Она познается, когда попадешь в беду. И протянет ли руку помощи тот, кого ты считаешь другом, – вот это вопрос… Не зря есть высказывание: «Я бы в разведку с тобою пошел».

– Каковы, по-вашему, уроки Афганистана?

– Любая война приносит только страдания, калечит души. Она делает солдата жестоким и меняет его взгляды на жизнь. Увы, человечество еще недостаточно развито, чтобы быть цивилизованным обществом и уметь находить пути разрешения конфликта интеллектом, а не силой оружия.

– Как стали юристом?

– После Афгана поработал полгода в милиции в Климово и поступил очно в Минскую Высшую школу милиции. Потом окончил Академию МВД в Москве с отличием. Органам внутренних дел отдал более двадцати лет, ушел на пенсию в звании подполковника. Уже более десяти лет работаю нотариусом Стародубского округа.

Диана ДАНИЛОВА


Комментировать


× пять = 35

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru