Афган не отпускает наши души…

Чвертко Юрий Петрович

Чвертко Юрий Петрович

Двадцать лет отдал службе в милиции подполковник в отставке Юрий Петрович Чвертко. В органы внутренних дел он пришел от рабочего станка Почепского завода «Электроаппарат» в конце 80-х, предвидя назревающие перемены в стране. Накопленный к этому времени жизненный опыт уже позволял ему ощущать себя более зрелым человеком по сравнению со сверстниками…

Романтичный по натуре, поэт в душе (заголовок очерка – строка из его стиха) старательно учился в школе, умел самостоятельно мыслить, был независим в своем мнении. С детства мечтая стать геологом, парень после окончания школы имени Калинина хотел поступать в институт, но по независящим от него обстоятельствам, учебу пришлось отложить. До призыва в армию устроился в «Сельхозснаб», где проработал год.

Осенью 1981 года пришла пора исполнить священный долг перед Родиной. Так оказался Юрий Петрович в Самарканде – в отдельной учебной бригаде связи Туркестанского дважды Краснознаменного военного округа. Готовили в учебке специалистов связи. Через полгода механику ЗАС-связи Чвертко предложили остаться служить в Ташкенте либо отправиться в Подмосковье. Но, как большинство молодых людей того поколения, искренне верящий в неизбежность победы социализма и даже коммунизма, Юрий изъявил желание служить в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Он считал, что служба в горячей точке – дело настоящих мужчин.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Давайте оглянемся на 20 лет назад. Его отцу Петру Тихоновичу довелось служить на подводной лодке в 1962 году, когда планета была в шаге от третьей мировой войны. По приказу Хрущева на Кубу мы доставили ракетные комплексы С-75 «Десна». Американцы, до которых стало рукой подать, потребовали убрать их с острова. Нашла коса на камень…

Подлодка Тихоокеанского флота, на которой служил Петр Чвертко, тогда тоже находилась в Карибском море. Лежали беззвучно на дне у самого берега США, ожидая приказа. Матрос машинного отделения Чвертко после рассказывал сыну, как тяжело было из-за нехватки кислорода да еще в невероятную жару. Казалось, от перегрева взорвется тело… Думал, что стук сердец экипажа «засекут» локаторы шныряющих над лодкой кораблей или самолетов.

Вернувшись в родной Почеп, – рассказывает Юрий Петрович, – я устроился на завод «Электроаппарат» фрезеровщиком. Женился, получил общежитие, родилась дочка.

Но перспектив на заводе не было, и я решил получить высшее образование – поступил в БТИ, где проучился всего год. Из-за болезни и трудных материальных условий учебу пришлось оставить.

… Был конец восьмидесятых. В стране и судьбах людей происходили стремительные перемены, далеко не у всех к лучшему. Многие задумывались всерьез, как жить дальше. Замполит райотдела внутренних дел В.С.Козлов, хорошо знавший Чвертко, порекомендовал Юрию Петровичу идти служить в милицию. Убедил, что он справится, найдет свое место в жизни.

И Ю.П.Чвертко согласился, но с условием, что будет учиться. В райотделе милиции Юрий Петрович прошел путь от милиционера конвойного взвода до начальника отделения дознания. Заочно закончил Минскую среднюю специальную школу милиции. Несколько лет проработал участковым в селе Валуец, где, получив квартиру и живёт с Людмилой Юрьевной, воспитателем детсада, и сейчас. Как человек принципиальный, ответственный, требовательный к себе, Чвертко работал всегда с полной отдачей, не жалея сил и личного времени, помогал молодым коллегам. С большим сожалением коллеги и подчиненные восприняли известие о его решении уйти в отставку.

Сейчас Юрий Петрович продолжает трудиться в «Химмашстрое» на Почепском заводе по уничтожению химического оружия. То, чем занимается здесь – дело государственной важности и, как всегда, отношение к работе очень ответственно. Иначе просто не может.

– Что дано нам судьбой, о том не надо жалеть. В те годы я искренне считал, что наше присутствие там – во благо афганского народа. Советский Союз оказал большую помощь этому государству, помогая им создавать армию, построил там много жизненно важных объектов. Другое дело, стоило ли нам ввязываться в чужую гражданскую войну? Наверное, нет.

Там война – способ существования, главное занятие для мужчин. Скорее всего, ввод наших войск был большой политической авантюрой. Но пройдя войну, мы поняли многое, стали лучше разбираться в людях, научились по-настоящему ценить дружбу, жизнь.

Елена СЕНЧИЛИНА


Комментировать


1 − один =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru