Визуальный образ Петербурга в русской сатирической периодике XIX — начала ХХ в.

1

В ходе выборочного просмотра петербургских сатирических журналов 1863–1917 гг. было выявлено около 100 карикатур, визуализирующих образ Санкт-Петербурга. Иногда столица Российской империи в антропоморфном виде выступает центром рисунков, но чаще город служит фоном для других сюжетных линий. С помощью карикатур раскрываются бытовые, архитектурные и даже социальные особенности жизни города и горожан дореволюционной России. Ключевые слова: Санкт-Петербург; карикатура; сатира; графика; журнал; художник.

Сатирическая графика XIX – начала ХХ в. в последние годы часто становилась объектом отечественных исследований; особенно серьезный всплеск произошел в преддверии столетнего юбилея Великой русской революции1 . Исследователи рассматривают разные аспекты: творческий путь художников-карикатуристов, шаржи на горожан, портреты литераторов, образы врагов2 и пр. Вот только обращения исследователей к сатирическому образу столицы Российской империи мне не встречалось, хотя нередко подобная графика используется в выставочных проектах. Каким же представал Петербург на страницах иллюстрированных журналов конца XIX – начала XX вв.? Проведем выборочный просмотр именно столичной сатирической периодики и попытаемся понять, выступали ли петербургские образы как фон, или город играл самостоятельную роль в сатирической графике.

В журналах можно встретить жанровые городские зарисовки – например, М. В. Добужинский в «Сатириконе» публиковал рисунки из цикла «Город»3 , но остановимся именно на карикатурах. Из рассмотренных журналов 1863–1917 гг. вычленим наиболее показательные, хоть и не всегда типичные карикатуры. Прежде всего остановимся на той сатирической графике, где столица Российской империи предстает в образе человека. Антропорморфные изображения города встречались редко; чаще всего к ним прибегали художники журналов «Стрекоза» и «Осколки». Как правило, Петербург показан мужчиной средних лет в светской одежде4 . Нередко европейски одетый мужчина подсмеивается то над женщиной в русском костюме, то над подгулявшим купцом (Москвой)5 .

Противостояние двух столиц отразилось и в необычной карикатуре, демонстрирующей борьбу за читателя в подписочный сезон: оба города изображены в виде чернильниц с пером, балансирующих на канате. Ярмарочный дух наживы и гульбы передан не только образами канатоходцев, но и кипой газетных страниц, полузакрывающих канат, и толпой читателей. На заднем плане городские символы – Адмиралтейство и Кремль. Полосы «Нового времени», «Петербургского листка», «Эха» и других газет показаны идентичными настоящим изданиям – со своими шрифтами, буквицами, рекламой и заполненными газетными столбцами, что придает особую достоверность карикатуре6 . Часто встречаются карикатуры, где обыгрывается городское руководство. Простейшим приемом для реализации этой цели было очеловечивание здания Петербургской городской думы. Любой петербуржец легко вспомнит думскую башню на Невском проспекте. Ее-то и изображали журнальные и газетные художники немолодой дамой с прической в виде башни7 . Идентичным приемом пользовались, говоря позже о Государственной думе (на голове женщины воздвигался уже Таврический дворец8 ). Но наиболее удачной из найденных карикатур кажется шаржированный рисунок А. И. Лебедева, где думскую башню венчает голова городского головы – барона П. Л. Корфа9 . Композиционный центр рисунка – голова городского головы с полным портретным сходством, но не меньшее внимание привлекает прекрасно выполненная перспектива главной улицы столицы. Отчетливо видны здания Императорской публичной библиотеки, Пассажа; вдали можно узнать Николаевский вокзал. Особняком стоят именно «петербургские» карикатуры, где либо обыгрываются столичные виды, здания, топонимика, либо встречается трактовка представлений, свойственных именно жителям Санкт-Петербурга. Вряд ли москвичи или рязанцы нерадивого студента будут называть «сфинксом загадочным», а карикатуристы из Вологды или Омска изображать подобного учащегося сфинксом, разлегшимся на парте10. Из всех петербургских сфинксов карикатуристы зарисовывали мифических обитателей набережной Большой Невы (с 1887 г. Университетской).

С помощью сфинксов обыгрывалась непросвещенность простого люда, называвшего их «египетскими свиньями»; использовались аллюзии (постановка сфинксов перед Академией художеств – символ неподвижности искусства); демонстрировались чрезмерные претензии к качеству канатов у Николаевского (Благовещенского) моста; пересказывались события из жизни литературного героя11. Встречаются в карикатурах петербургские львы и памятные таблички с указанием уровня воды при наводнении 1824 г.12 Переименования улиц служат темой для осторожных намеков на адюльтер (кучер никак не мог отыскать Новую улицу, ставшую Пушкинской, и потому супруга вернулась домой из театра лишь утром)13. Неизбежны аллюзии на петербургскую сырость и слабые отличия зимы от лета14. Одна из карикатур выполнена в стилистике гравюр петровской эпохи: композиционным центром рисунка стал образ летящей молодой девушки (Весны) в легких одеждах, зябко обнимающей себя за плечи. Рядом с ней в небе амур с шарфом, зонтиком и галошами. Антропоморфные ветры изо всех сил дуют на Весну; идет мелкий снег, засыпая неподвижно стоящий внизу город15. Отнесем к ярко выраженным петербургским и карикатуры, где объектом или субъектом графики выступают городские символы. Здание Биржи на Стрелке Васильевского острова и Ростральные колонны служат фоном для толпы промышленников, Адмиралтейство – целью разгневанного депутата А. И. Гучкова, Дворцовый мост беседует с Троицким, а на коней барона Клодта на Аничковом мосту взгромоздилась редакция «Новой жизни» во главе с Максимом Горьким16. С помощью карикатур можно «познакомиться» с политическими взглядами памятников. Пушкин в Пушкинском сквере автоцитирует консервативные строчки «О чем шумите вы, народные витии?»;

Александр III со Знаменской площади (пл. Восстания) спрашивает у стоящего на Исаакиевской площади «внучка», Николая I, к чему «берегут покойничков», коли «живых свалили»17. Сатирическая графика отражает перипетии устройства городского водопровода и освещения улиц. Еще до создания Исполнительной комиссии по надзору за водоснабжением столицы Дума пыталась убедить Общество Санкт-Петербургских водопроводов установить водоочистительные фильтры. Председателем Комиссии и представителем Петербурга на суде с Обществом был избран гласный Думы, издатель М. М. Стасюлевич. Все это нашло отражение в карикатурах 1880-х гг. Из «дорогих кранов без фильтров» льется в «умывальник СПб. судебной палаты» струя воды, в которой плещутся рыбы и полощется грязь18. Стасюлевич так сжал водонапорную башню (которая до сих пор стоит на Шпалерной улице), что хлынувшая из нее вода вспугнула адвокатов Общества водопроводов19. С 1873 года в Петербурге появилось электрическое освещение улиц. Сторонники «Общества освещения газом Санкт-Петербурга» лоббировали интересы Общества и в Думе. Карикатуристы изображали гаснущую несколько раз за день «свечу Яблочкова» или гласных, столкнувшихся из-за темноты лбами и вспоминавших, кто из них был против электрического света20.

Антропоморфное здание Думы кулаком разбивает электрический фонарь под радостные выкрики плящущих рядом газовых светильников «Ура! Наша взяла!»21. По карикатурам можно вычленить проблемы городского строительства как в общем плане (разваливающиеся на глазах здания удерживаются шестами-подпорками22), так и точечно. Доходный дом С. В. Англареса (Саперный переулок, 13) до сих пор привлекает внимание неординарными атлантами и другими декоративными фигурами, но карикатура В. И. Порфирьева утрированно запечатлела процесс сооружения здания. Архитекторы вместе с рабочими «подсыпают песочку, подливают водицы», подпирают спичками карточный домик, на котором уже водружена надпись «Дом Англареса», и делают вывод: «смотришь, дом и на славу!»23. Учитывая, что дом строился в 1880–1881 гг., а кариатид, путти и атлантов на карикатуре еще нет, можно утверждать, что художник посмеялся именно над начальным этапом строительства. И уж концентрированно петербургскими выглядят сатирические путеводители по городу. В результате выборочного просмотра таких было обнаружено всего два. Карикатурист, скрывшийся под псевдонимом «Комар» (возможно, это был М. М. Далькевич), предлагает в одном рисунке четыре вида столицы24. Рисунки противопоставлены друг другу. На одной из пар предположительно изображен «Фонталочный дом» (или «Сухаревка»), дом князя А. А. Вяземского (современный адрес – набережная Фонтанки, 95). «Дом, в котором живет сам владелец», изящен и красив. Противопоставляется ему «дом того же лица близ Сенной площади, где обитают его квартиранты».

Указание на адрес, изобилие вывесок «трактир», «кабак», «ночлежный дом», «трущоба», «притон для бродяг», «берлога для воров», «питейный дом», «грошовые бани» позволяют предположить собирательный образ «Вяземской лавры» – комплекса доходных домов князя, грозные столичные трущобы близ Сенной площади. На втором противопоставлении ключевую роль играет вода. Наверху – «“Стрелка” или “Pointe”, место, куда съезжается по вечерам весь петербургский бомонд, чтобы, обернувшись спиною к светилу, рассматривать убранство лошадей и наряды модных кокоток». На противоположной картинке совсем иная вода: «вид реки Ждановки с водокачалкой пивоваренного завода „Бавария“. Дешево и сердито». Труба «Баварии» спущена в Ждановку, а рядом в реку идут сливы из клозетов, помойных ям, мест для свалки нечистот. Остросоциальная карикатура оформлена в виде четырех квадратных рисунков наподобие объявлений с загнутыми углами, якобы небрежно прибитых гвоздями к стене. Второй путеводитель менее саркастичен: художник М. Е. Малышев подтрунивает над петербургскими учреждениями25. В изображениях нет гротеска; вся ирония заключена в подписях к каждому рисунку. На коллаже, внутренними и внешними рамками которого является изображение связанных между собой палок, помещено девять отдельных рисунков. Здание Александринского тетра охарактеризовано Волковым кладбищем (намек на возрастной состав труппы либо на цензурные сложности при постановке театральных пьес), Немецкий клуб – Воспитательным домом (очевидно, аллюзии на приучение молодых посетителей клуба к неким негативным традициям). Думская башня была названа Торговым домом Сан-Галли, Яблонского и Ко (о влиянии на жизнь города гласных Думы заводчика Ф. К. Сан-Галли и издателя П. О.(И.) Яблонского писали уже их современники. Миллионер Сан-Галли был создателем влиятельной думской фракции и почти что «серым кардиналом», Яблонский – товарищем городского головы).

Гостиный двор именовался островом Голодаем (возможно, намек на завышенные цены в лавках Невской линии), Академия наук – институтом глухонемых (из-за возраста академиков? отсутствия реакции на социальные потребности?), Биржа – залом для бритья, стрижки и завивки волос (прямые параллели с финансовым крахом маклеров), и пр. Сатирическая графика освещает разные аспекты жизни Петербурга, которые, как часто кажется нашим современникам, были невозможны в императорской России. Это и заваленный грязью Невский проспект, и пустующие театральные залы, и «работающие» в толчее карманники, и нелепые рассуждения о значении «анарала» Ф. М. Достоевского26. Мы видим разный Петербург – на масленичных гуляниях и у позорного столба, на невском льду и на Дворцовой площади, в дрожках на Невском проспекте и в домовладельческих креслах, на безмятежной прогулке в Летнем саду и в тревожные революционные дни27… Художники вырисовывают образы Петербурга бережно, тщательно, хотя чаще всего город выступает именно фоном сюжета. И карикатура становится блестящим, а подчас и единственным историческим источником, доносящим до зрителя бытовые, архитектурные, социальные и пр. аспекты жизни столицы Российской империи.

Примечания

1 Аксенов В. Б. Журнальная карикатура как зеркало общественных настроений в 1917 году // Вестник ТвГУ. Серия «История». 2017. № 1. С. 4–16; Баратов П., Филиппова Т. 1914–1918. Великая война и Великая революция в русской журнальной сатире. М., 2017; Бич. 1917. События года в сатире современников / сост. В. В. Гусейнов. М., 2017; Рябов О. В. «Родина-мать» в революционной карикатуре начала ХХ в.: легитимация и делегитимация власти // Женщина в российском обществе. 2017. № 2 (83). С. 84–97 и др. 2 Вульфина Л. Неизвестный Ре-Ми. Художник Николай Ремизов. Жизнь, творчество, судьба. М., 2017; Лица Петербурга в шаржах Поля Робера / сост. О. Н. Ансберг. СПб., 2017; Сонина Е. С. А. С. Пушкин в карикатуре XIX – середины XX века // Болдинские чтения-2017. Сборник статей. Нижний Новгород, 2017. С. 91–101; Голубев А. В. «Подлинный лик заграницы»: образ внешнего мира в советской политической карикатуре 1922–1941 гг. М.-СПб., 2018. 3 Добужинский М. Бабочка // Сатирикон. 1908. № 10. С. 16. 4 Комар (Далькевич М. М.?). Петербург летом // Стрекоза. 1883. № 26. 26 июля. С. 1. 5 Порфирьев В. И. // Осколки. 1882. № 4. 23 янв. С. 1; Малышев М. Е. Города в лицах // Стрекоза. 1884. № 49. 9 дек. С. 5. 6 Лабуц А. А. В газетном кругу // Стрекоза. 1884. № 48. 2 дек. С. 1. 7 Например: На думские мотивы // Петербургский листок. 1902. № 146. 30 мая; Тома (Резников Е. Я.?). К продаже 40000 городских кож // Петроградская газета. 1917. № 41. 11 февр. 8 Таврическая стряпуха // Оса. 1910. № 7. С.1. 9 Лебедев А. И. И голова с думаю, и Дума с головою // Стрекоза. 1878. № 49. 30 ноябр. С. 1. 10 На лекциях (картинное изображение метафорических выражений одного профессора) // Осколки. 1882. № 14. 3 апр. С. 7. 11 Перед академией // Заноза. 1864. № 45. 22 ноябр. С. 444; Адамов А. // Заноза. 1863. № 15. 21 апр. С. 143; Волков А. М. Отцы и дети. Окончание истории Павла Петровича Кирсанова // Искра. 1868. № 13. С. 161. 12 Эрбер С. И. Еженедельные наброски // Осколки. 1888. № 47. 19 ноябр. С. 7; Порфирьев В. И. // Стрекоза. 1878. № 8. 16 февр. С. 2. 13 Богданов Н. А. Новая и Пушкинская улица // Осколки. 1881. № 49. 5 дек. С. 388. 14 Жуковский Р. К. (?). Внезапная встреча мороза с оттепелью в Петербурге // Заноза. 1864. № 48. 13 дек. С. 480; Объяснил // Шут. 1882. № 6. С.6. 15 Далькевич М. М. Северная весна // Осколки. 1889. № 17. 22 апр. С. 1. 16 Эрбер С. И. «Питомник» по проекту наших крупных торговопромышленников // Осколки. 1886. № 23. 7 июня. С.1; Ремизов Н. В. С дозволения начальства // Сатирикон. 1908. № 9. С.16; Жуковский Р. К. (?) // Заноза. 1864. № 21. 31 мая. С. 223; Симаков И. В. (Синус). Новые ужасы большевизма // Бич. 1917. № 36. Сент. С. 16. 17 В Пушкинском сквере // Свободный смех. 1906. № 14. 3 марта; Бич. 1917. № 22. Июнь. С. 1. 18 Комар (Далькевич М. М.?). Дело города Петербурга с обществом водопроводов // Стрекоза. 1884. № 45. 11 нояб. С.1. 19 Эрбер С. И. М. М. Стасюлевич. Финал борьбы петербургской думы с водопроводчиками // Осколки. 1886. № 13. 29 марта. С.1. 20 Порфирьев В. И. Светило дня // Стрекоза. 1879. № 1. 7 янв. С. 1; Эрбер С. И. Встреча двух гласных на Невском // Осколки. 1888. № 40. 10 окт. С. 7. 21 Полей Б. Победа думско-газовых дельцов над электричеством// Осколки. 1886. № 46. 15 нояб. С.1. 22 Из альбома петербургского домостроительства // Петербургская жизнь. 1903. 2 февр. № 187. 23 Порфирьев В. И. Современное зиждительство // Стрекоза. 1881. № 30. 2 авг. С. 7. 24 Комар (Далькевич М. М.?) Из «альбома видов Петербурга» (наброски художника) // Стрекоза. 1883. № 38. 18 сент. С. 4. 25 Малышев М. Е. Новый путеводитель по Петербургу // Осколки. 1885. № 43. 26 окт. С. 9. 26 Порфирьев В. И. Современное состояние петербургских мостовых // Осколки. 1882. № 16. 17 апр. С. 1; Порфирьев В. И. Избранная публика петербургских театров при новом повышении цен на места // Осколки. 1883. № 41. 8 окт. С. 8; Лебедев А. И. На балаганах // Стрекоза. 1878. № 9. 22 февр. С. 1; Скворец. На похоронах Достоевского // Стрекоза. 1881. № 7. 15 февр. С. 2. 27 Лебедев А. И. Народное гуляние на Царицыном лугу // Стрекоза. 1878. № 38. 14 сент. С. 4-5; Лебедев А. И. Петербургские типы (на Конной) // Стрекоза. 1878. № 33. 10 авг. С. 7; Эрбер С. И. Признательность // Осколки. 1884. № 3. 21 янв. С. 7; Эрбер С. И. Два смотра // Осколки. 1885. № 24. 15 июня. С. 7; Невский проспект в хорошую погоду, между 2-мя и 4-мя часами пополудни// Заноза. 1863. № 2. 13 янв. С. 20; Комар (Далькевич М. М.?). Домовладельческий кризис в Петербурге // Стрекоза. 1883. № 45. 6 ноябр. С.2; Моотсе Г. В Летнем саду // Пугач. 1917. № 4. Май. С. 5; Вифлеемская звезда // Бич. 1917. № 10–11. 12 марта. С. 8–9.

Е. С. СОНИНА


Комментировать


восемь − 7 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru