Возрожденная Россия по площади превзойдет СССР и Российскую империю

История подсказывает те основания, на которых мы должны возрождать Россию

История подсказывает те основания, на которых мы должны возрождать Россию

Сегодня речи о дальнейшем разделе России уже никто не ведет, так как этот проект в силу начавшегося возрождения практически не реализуем. Напротив, наметилось сближение России и территорий, некогда входивших в состав единой страны. Причем процесс идет добровольно и на взаимовыгодных основаниях. Собирание русских земель является составной частью процесса восстановления. В этой связи интеграция бывших советских республик вызывает нервную реакцию на Западе. На данный момент особых успехов в этом направлении достигли Россия, Белоруссия и Казахстан. Данный пример является показателем того, что за столетия суть русского народа не изменилась — мы готовы объединяться с народами, которые, казалось бы, этнически и религиозно достаточно далеко отстоят от русского народа. Но, напомним, русский народ объединил в себе большое количество в том числе и восточных народов, народов степи.

И сегодня, несмотря на принадлежность к разным расам и религии, русские и казахи находятся гораздо ближе, чем многие, к примеру, европейские народы. Наличие в названной тройке Белоруссии в принципе не вызывает удивления. И если интеграцию России, Белоруссии и Казахстана сегодня уже не остановить, то все усилия Запада прилагаются для того, чтобы исключить из этого процесса Украину.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Никого не смущает, что украинская государственность насчитывает лишь пару десятилетий. И само ее появление стало следствием распада страны по границам, которые предательски были прочерчены большевиками после победы революции в 1917 году. В результате элементы государственности получили народы, которые ее ранее никогда не имели, а в состав выделенных территорий попали земли, которые не имели ни малейшего отношения к титульным народам образованных союзных республик. Так и Украина оказалась составленной из исконно русских земель, причем практически полностью. Достаточно упомянуть, что Киев — мать городов русских. Необходимо отметить, что украинцы еще 100 лет назад рассматривались как часть русского этноса. Сегодня можно долго вспоминать антироссийскую деятельность прежних исторических деятелей, заложивших под страну бомбу с часовым механизмом, но в настоящее время это не поможет делу восстановления страны. Для нас же важнее смотреть в будущее и вести это сложное дело. Одновременно не надо забывать и истории, хотя бы потому, что это позволяет не допускать повторения одних и тех же ошибок.

Что касается современной Украины, то надо признать, что она не состоялась в качестве самостоятельного государства. Не имея длительного опыта государственности, вполне успешно можно строить суверенную страну только в условиях относительной однородности населения территории. Именно поэтому особых проблем не возникло, к примеру, в той же Белоруссии. Республики, не имевшие этнической однородности, сыпались как карточный домик. Такая участь постигла Молдавию, Грузию и Азербайджан. Также и Украина оказалась крайне разнородной. И если на Западе традиционно сильными были националистические элементы, то Восток в плане населения мало отличался от соседней России, не говоря уже о Крыме, который оказался в составе УССР практически случайно. На протяжении двух десятилетий единственным объединяющим элементом страны оставался центр, за счет которого Запад, с одной стороны, и Юго- Восток, с другой, как-то держались в общих границах.

За этот период страна могла начать процесс формирования нации и получить шанс на дальнейшее существование. Но шанс этот использован не был. Можно было бы обвинить в этом откровенно слабых руководителей, которые заботились, прежде всего, об удовлетворении личных, а также групповых олигархических интересов. Однако, как водится, любой народ всегда достоин своего правителя. Украинские националисты без раздумий находят виновных во всех своих бедах, заявляя о злом умысле некой «жидо-москальской» мафии. Эти обвинения смешны даже не потому, что практически в каждом националисте течет еврейская кровь, а украинцы и русские — это вообще один народ. Правда, они предпочитают об этом стыдливо умалчивать, совершая тем самым большое преступление против своих собственных предков. Очевидно, что народ любой страны в существующих проблемах виноват всегда сам. Если речь, конечно, не идет о прямом военном вторжении из вне, хотя и в этом случае в какой-то степени вина будет лежать и на тех, на кого напали — допустили, создали условия, оказались недостаточно сильными, чтобы любой неприятель не осмелился на вторжение. К сожалению, так сложилось, что в мире среди политиков всех мастей принято обвинять в существующих проблемах кого-то другого.

И это вполне объяснимо, поскольку такая позиция очень удобна. Народ, которому предварительно основательно промыли мозги, можно бросить на борьбу с этим самым «врагом», который и виноват во всех бедах. Эта борьба может серьезно затянуться, а политикам не придется отвечать за проблемы социально- экономического характера, ведь виновата в них «жидо-москальская мафия» или кто-то еще, но только не само руководство.

Охота на ведьм, как правило, не заканчивается никогда, и если один образ врага начинает тускнеть, то предприимчивые политики, а они действительно предприимчивы, так как чтобы залезть во власть в большинстве случаев нужно хорошо постараться, быстро создадут новый образ, который займет всю социальную энергию общества. К сожалению, многие люди не понимают, что если политик, наделенный властью, начинает обвинять в проблемах кого-то другого, этого политика надо как можно скорее изгонять.

Братский украинский народ, и это не просто патриотический штамп, поскольку он нам является братским по крови, в начале 90-х годов прошлого столетия получил возможность самостоятельно строить свою государственность. Необходимо отметить, что украинцы не хотели этого раздела и на референдуме поддержали сохранение единой страны. Однако, Кравчук и Фокин, подписывавшие преступное беловежское соглашение от Украины, решили судьбу народа без его участия. С этого момента по сути и берет начало украинская государственность. Однако, если реальной истории государственности нет, то ее несложно придумать, чем на Украине и занимались на протяжении последних двух десятилетий.

Конечно, некоторые псевдоисторики и их последователи пытаются вести происхождение нынешних украинцев, а соответственно и традиции их государственности от древних кочевников скифов и сарматов. Некоторые так называемые исследователи вообще стали говорить о существовании в прежние времена неких протоукраинцев или протоукров. Подобные концепции являются откровенным псеводисторическим бредом, даже рассматривать который не имеет ни малейшего смысла. Третьи пытаются говорить о том, что Украина является прямой наследницей Киевской Руси. В этой связи, даже русские князья называются украинскими и украинцами. Правда, сами князья об этом даже не догадывались. Но может ли это остановить разыгравшееся воображение украинских националистов? Другие же заявляют о том, что украинская государственность имеет корни, уходящие в историю как минимум на несколько столетий, приводя в пример казачье самоуправление Запорожской сечи.

Однако, при этом не уточняется, что запорожские казаки были такими же русскими, как, к примеру, донские или волжские казаки. Они обладали всеми этническими и культурными признаками русского народа. А часть казаков впоследствии была переселена на Кубань, и о своей этнической принадлежности к украинцам никогда не знала. Видимо, казаки, привыкшие к жизни военного сословия, практически полностью ушли туда, где было востребовано то единственное, что они умели делать действительно хорошо — воевать. Все мы знаем, что казачьи традиции, которые укореняются в генетической памяти, искоренить практически невозможно. И ярчайший пример тому — казачество на Дону и на Кубани, которое, несмотря на преступную политику расказачивания и гонений, и сегодня не утратило своего духа и исторической памяти. На современной Украине в Запорожской области ничего подобного не наблюдается. Конечно, там можно найти тех, кто будет называть себя казаками, но эти люди будут уверенно держать в руках балалайку, а не автомат. Таким образом, и поиски украинской государственности в периоде Запорожской сечи будут ошибкой.

На самом деле элементы государственности Украине были подарены большевиками, создавшими в пространстве исконно русских земель Украинскую ССР. Именно в этот период на этой территории проводится политика украинизации — когда русский язык и культура заменялись на «украинские». Такой же процесс борьбы со всем русским, получивший обозначение «коренизация», происходил по всей стране. Это была целенаправленная борьба против русского народа, языка и культуры. Очевидно, что пришедшая к власти шайка считала русский народ своим врагом и никак себя с ним не ассоциировала. Коренизация, проводившаяся большевиками с момента прихода к власти, получила статус государственной политики в 1923 году. Необходимо отметить, что, пожалуй, ни в одной стране мира центральное правительство сознательно не боролось с государственным языком, запрещая преподавание на нем в школах (пример Индии с государственным колониальным английским языком не в счет).

Так, в Одессе, где прежде вообще практически не было украинских школ, были ликвидированы все школы с преподаванием на русском языке. И так было по всей искусственно выделенной республике. Конечно, в семьях людей не заставляли говорить на украинском языке, но, к примеру, на службу невозможно было поступить без знания украинского языка даже на тех территориях, на которых этот язык вообще никогда не был в ходу. Фактически, современные украинские националисты за создание отдельного народа в его современном виде должны были бы поблагодарить товарища Ленина, которого они теперь так рьяно ненавидят, уничтожая его памятники. Однако, эти люди по каким-то непонятным причинам то ли не могут изучать историю, то ли не хотят этого делать, то ли в угоду политической конъюнктуре закрывают глаза на очевидные факты. Тем временем русский язык «вычищался» с вывесок, названий, из средств массовой информации. Страну целенаправленно разрывали на национальные части, развивая в них национальное движение и придавая элементы государственности. К чему это могло привести, догадаться несложно.

В результате в 1927 году патриотическое руководство признало за русским языком особый статус. Но активная политика коренизации и украинизации продолжалась до 1932-33 годов, а полностью она была свернута только к концу 30-х годов. Однако, учитывая, что за полтора десятилетия была сформирована национальная партийная номенклатура, пропитавшаяся «украинскостью», даже десятилетия спустя политика украинизации продолжала оказывать влияние. Также за это время в школах с украинским языком успело отучиться новое поколение. Примечательно, что политику украинизации продолжили немецко- фашистские захватчики, которые запрещали использование русского языка в учреждениях на оккупированных территориях. Несомненно, не будь политики украинизации, не было бы и националистического бандеровского движения в годы Великой Отечественной войны на Западной Украине. Не было бы и такой почвы под ногами и у современных украинских националистов.

Но по-настоящему бомба с часовым механизмом сработала тогда, когда страна начала распадаться — на рубеже 80-90-х годов. И в этот период впервые по-настоящему, а не в воспаленном воображение некоторых, с позволения сказать, историков или националистов была создана украинская государственность. Конечно, у нее не было истории и традиций, однако очевидный недостаток, в свою очередь, мог оказаться и серьезным достоинством, поскольку позволял строить государство с чистого листа без груза прошлых ошибок. Но вместо того, чтобы строить государство и нацию, украинские политики, действовавшие в исключительно узких интересах и совершенно не заботившиеся об интересах общих, начали пытаться утвердиться на националистических настроениях. Мы уже говорили о том, что стараниями большевистского руководства в годы после Гражданской войны проводилась политика украинизации. Получив независимость, украинские власти принялись за старое с утроенными силами. И если в 1991 году более половины украинских школьников обучались в русских школах, то к 2004 году их число сократилось до неполных 24%. Естественно украинские псевдопатриоты скажут о том, что раз государство называется Украина, то и обучение должно вестись на украинском языке.

Однако, при этом они забывают не только о том, что украинцы и русские — это один народ, но и о том, что значительная часть населения страны идентифицировала себя этническими русскими, а русский язык считали для себя родным даже многие из тех, кто относил себя к украинцам. А если гипотетически представить, что политика украинизации никогда бы не проводилась, то к украинцам себя относил бы совсем небольшой процент населения в нынешних границах государства, тем более, учитывая, что в него оказались искусственно включены исконно русские земли. Необходимо отметить, что власти повышенное внимание уделяли национальному и языковому вопросу, хотя проблем с этим никаких прежде не было. Кроме той, что значительная часть населения тяготела к России. А проблемы социально-экономического характера, решение которых требует длительной и кропотливой работы, оставались на втором плане. Все это явным образом указывает на то, что местные элиты думали, скорее, о сохранении собственного господства, но только не о нуждах и чаяниях «своего» народа. Можно констатировать, что украинцам (имеется в виду территориальная общность) крайне не везло с руководителями.

За все годы независимости на Украине не было ни одного президента, который был бы целиком и полностью подчинен служению народу. И если Россия прожила в таком состоянии почти 10 лет, то для Украины этот переходно-разрушительный период чрезмерно затянулся. И если бы страна имела традиции государственности, возможно, она смогла бы это пережить. Однако, украинцы прежде знали только общероссийскую государственность, от которой они теперь были оторваны. Навязчивая украинизация не могла не встречать сопротивления русскоязычной части общества. В этих условиях многие жители страны переехали в Россию, а среди тех, кто сделать этого не мог или просто не хотел, росло скрытое недовольство. Многие проблемы страны могли бы быть заморожены при условии экономического роста и реального роста уровня жизни. Но ни того, ни другого в современной Украине не было. Задел, созданный в советское время, продолжал разрушаться, а ничего нового не создавалось. Экономические проблемы продолжали только усиливаться, а вместе с ними росла и социальная напряженность. Ситуация усугублялась диспропорцией развития — промышленно развитый Юго-Восток продолжал обеспечивать Центр и Запад, при этом не получая практически ничего взамен.

Эта точка зрения на Украине рискует нарваться на резкую критику, которая, к тому же, будет подтверждаться данными официальной статистики. Если верить официальным цифрам, то получится, что наиболее «убыточными» для украинского бюджета являются регионы Донбасса. К примеру, только за 6 месяцев 2013 года Донецкая область «стоила» Украине 9,25 млрд. гривен, а Луганская — 5,48 млрд. Но даже по официальным цифрам, настоящими донорами страны являются Харьков (6,9 млрд. гривен), Днепропетровск (6,19 млрд. гривен) и Полтава (5,48 млрд. гривен). Однако, цифры, как водится, несут в себе определенную долю лукавства, и если взглянуть на них более внимательно, то это становится очевидным. Так, цифры сборов и дотаций не учитывают того факта, что налог на прибыль организаций уплачивается не по месту их работы, а по месту регистрации. В абсолютном большинстве случаев местом регистрации крупных холдингов является либо столица, либо офшорная юрисдикция.

К примеру, металлургическая компания «Метинвест», подконтрольная олигарху Ринату Ахметову, в 2012 году заплатила налогов и сборов почти на 12 млрд. гривен. А принадлежащая ему же угольная компания ДТЭК в 2011-12 годах перечислила около 10 млрд. Эти деньги по большей части уплачивались в столице, а затем перераспределялись между регионами. Более того, цифры сбора-дотаций не дают реальной картины экономического положения регионов. Если не брать в расчет столичный регион, экономика которого в большинстве стран мира определяется исключительным статусом, то лидерами по ВРП на душу населения будут Днепропетровская, Донецкая и Полтавская области. Что касается экспорта, который напрямую влияет на благополучие страны в целом, то почти пятую его часть (17,8%) обеспечивала одна единственная Донецкая область (доля региона в общем объеме импорта составляет 6,7%). Днепропетровская область обеспечивает 14,2% экспорта (8,3% импорта), а Луганская — 5,1% (импорт — 2,9%). Для сравнения отметим, что Киев, на который приходится более 22% суммарного экспорта, обеспечивает 42,4% импорта! А регионы Запада в разрезе экспорта- импорта выглядят и вовсе плохо. Так, на Львовскую область приходится 2,3% общего экспорта и 3,9% импорта, а Ивано-Франковская область дает всего 0,7% экспорта и 0,9% импорта.

Ситуация бы не была критичной, если бы территориальные различия не усиливались национальными, разжигание которых происходило с Запада при поддержке центральных властей. Население других украинских регионов, худо-бедно сводившее концы с концами за счет Юго-Востока, никакой особой благодарности по отношению к труженикам промышленного региона также не испытывало. Все это способствовало тому, что население страны, итак неоднородное по языковому признаку и признаку этнической самоидентификации, еще больше разделялось, хотя для выживания этого искусственного государственного образования требовалось построение единой нации. Но понимания того, что на ущемлении прав трети населения невозможно строить новое государство, не было. Более того, на Украине решили, что несогласные всегда могут уехать из страны в Россию. Но здесь они не учли главного — что русский народ очень терпелив, но всякому терпению рано или поздно приходит конец.

На протяжении последнего времени Украина стала жертвой нескольких переворотов, организованных из вне с силовой опорой на античеловечные националистические элементы, нашедшие благодатную почву на Западной Украине. Вся сущность этих существ, потерявших все человеческое, была наглядно продемонстрирована в Киеве и Одессе, где были убиты десятки мирных людей. Примечательно, что страшные преступление радикалов, сравнимые только с преступлениями нацистов, сразу после их совершения не получили должной оценки как со стороны новоявленных властей внутри страны, так и на Западе. Последнее, впрочем, не удивляет, учитывая готовность правящих кругов проливать кровь для достижения своих целей. Естественно, что после страшных преступлений, цинично организованных и воплощенных в жизнь, на стране с названием Украина был окончательно поставлен жирный крест. Также этому способствовала и карательная операция на Востоке страны, сопровождавшаяся множеством военных преступлений. Необходимо отметить, что события 2014 года стали началом логического завершения попытки построения государства под названием Украина и украинской государственности как таковой.

Сложно определенно сказать, сколько продлятся эти предсмертные конвульсии, но исход уже не изменить. История предоставила украинской территориальной общности достаточно возможностей для самостоятельности, но все они были упущены. Отметим, что процесс окончательного развал, к сожалению, начался с большим количеством человеческих жертв. Всегда вызывает беспокойство, когда льется кровь невинных людей, но еще тревожнее, когда калечатся жизни братьев по крови. Особенно тревожно осознавать тот факт, что ведомые иностранными правительствами политики столкнули народ в пучину гражданской войны.

Русский народ как никакой другой знаком со всеми ужасами братоубийства и последствиями, которые могут возникнуть. Напомним, развал Украины сознательно или нет, но был инициирован западными странами, понимающими как важна эта территория для нашей страны, учитывая, что здесь проживает практически тоже самое русское население, а сама Украина является стратегически важной территорией для всей европейской политики. Конечно, организовывая очередной майдан, в США и ЕС думали таким образом оторвать всю страну от России, видимо, памятуя наставления Бжезинского, говорившего, что без Украины Россия перестает быть империей. Но это должно стать для них хорошим уроком, так как бесчеловечные ненаказуемые действия, к которым на Западе успели привыкнуть, особенно после падения СССР, привели к прямо противоположным для них последствиям — вместо псевдоевроинтеграции и оторванности от России, Украина не то, чтобы приступила к интеграции с Таможенным союзом, чего не хотели допускать на Западе, но уже ее отдельные части стали территорией России. Если бы Россия заняла более активную позицию, воссоединение народа, возрождение исторической России могло бы произойти уже сегодня.

Однако, осторожные действия российского руководства просто несколько отсрочили этот процесс, но не остановили его. В определенной степени этот выбор надо признать правильным, так как необходимость воссоединения должно осознать большинство украинцев. Воссоединение народа исторической России должно четко осознаваться, иначе мы можем получить несколько десятков миллионов нахлебников, которые будут считать, что за то, что они поступились своей «самостийностью», великорусский народ обязан им по гроб жизни. Мы уже сталкивались с ситуацией, когда на протяжении нескольких десятилетий Россия в России жила гораздо хуже, чем большинство национальных окраин.

Центральное правительство словно платило нацменам за их нахождение в составе страны. При этом вместо благодарности значительная часть населения некоторых территорий заявляла, что кормит весь Союз. Впрочем, развал страны расставил все точки над i. В некоторой степени трагические события способствовали очищению сознания — ты можешь очень долго говорить, что кормишь всю огромную страну, но когда оказываешься без «нахлебников», то должен зажить всем на зависть. Здесь же мы столкнулись только с массовым обнищанием большей части населения. К сожалению, пример современной Украины это отлично показывает.

И если сегодня на Юго-Востоке Украины люди в полной мере осознают необходимость объединения, то в центре, а тем более на Западе преобладают иные взгляды. Мы уже говорили, что обязаны современному положению дел предательской политике большевистского руководства в послереволюционные годы, которая заключалась в искусственном выделении на исконно русских землях некой УССР, а также безальтернативной украинизации русского населения и близкого к нему населения Малороссии. Западную Украину в ближайшие несколько десятилетий можно оставить в стороне, а вот воссоединение центральной Украины с Россией надо признать обязательным, так как никто не собирается уступать Киев, мать городов русских, бандеровцам с европейцами и американцами.

Необходимо отметить, что еще совсем недавно (конечно, в масштабах истории) и на Западной Украине царили пророссийские настроения. В записке российского МИДа, которая датируется 1908 годом, отмечается, что «пока в Галиции живет еще русский дух». Несмотря на столетия иностранной оккупации, здесь помнили о России, что подтверждается функционированием большого количества русофильских организаций. В то же время австро- венгерское правительство прилагало все усилия, чтобы оторвать население региона от исторического лона. Следует признать, что эти усилия возымели определенный эффект. Так, в годы Первой мировой против России воевали части, сформированные из населения региона. Впрочем, этот пример является насколько ярким, настолько и не показательным. Все мы помним, что даже в годы Великой Отечественной нашлось несколько тысяч предателей, которые были готовы воевать против своей Родины. Что касается Галиции времен Первой мировой войны, то всех сочувствовавших России, включая актив русофильских организаций, репрессировали, сослав в концентрационные лагеря, откуда многие уже не вернулись.

На начало XX века Галиция оставалась единственной частью России, которая была оторвана от всей страны. К сожалению, полное воссоединение, ставшее возможным за счет наступления российской армии, оказалось весьма недолгим — затем страну ждала череда военных поражений, революция и гражданская война. Однако, когда Галиция все-таки оказалась в составе России, это было с восторгом воспринято в стране. Так, Народный совет Галицкой Руси в своем обращении писал, что «святое дело собирания Русской земли» наконец-то завершено. По сути, название украинцы в плане не территориальной, а этнической общности было в полной мере применимо именно к населению Галиции. Это были те же русские люди, которые сотни лет прожили сначала под польско-литовским, а затем и под австрийским гнетом. Многие из них за это время, конечно, ополячились, но оставалось и достаточно много тех, кто помнил, что в нем течет именно русская кровь.

Процесс отрыва Украины от своего исторического лона — России — был бы невозможен без раскола православной церкви. И процесс этот начался с первых лет независимости Украины, когда в стране была создана раскольническая Украинская православная церковь Киевского патриархата. Очевидно, что созданием этого образования занимались скорее политики, нежели религиозные деятели, пускай, при этом на них и были одеты подризники. Возникнув, псевдорелигиозное «воровское» образование пытается силовым образом захватывать приходы Украинской православной церкви Московского патриархата. Действия киевских раскольников больше походили на работу грабителей, отбиравших под защитой руководства страны то, что им не принадлежало. Действуя при полном покровительстве новоявленных властей, у так называемого «патриарха» это не плохо получалось. Необходимо отметить, что исторически патриархата в Киеве никогда не было.

На момент крещения русская церковь не была полностью самостоятельной и подчинялась константинопольскому патриарху, который присылал на Русь и первых митрополитов, а также на протяжении нескольких столетий утверждал их кандидатуры из числа местных иерархов. К слову, первый митрополит русского происхождения возглавил киевскую кафедру только 60 лет спустя после Крещения, первый митрополит без согласования с Константинополем был назначен в середине XV века, а патриархия была введена в конце XVI века. С самого своего введения на Руси патриарший престол находился в Москве, в связи с чем апелляция раскольников к неким историческим корням не выдерживает никакой критики. Если и обращаться к истории, то нынешнее положение, когда на Украине действует отдельная церковь с широкой автономией, но подчиненная московскому патриархату, более чем справедливо. Более того, как и в прежние времена в Киеве находится кафедра митрополита.

Понимание сущности раскольнической Украинской православной церкви Киевского патриархата не возможно без знания личности ее создателя и предстоятеля — так называемого патриарха Филарета. Филарет вплоть до начала 90-х годов с партийной преданностью служил в московском патриархате, а после смерти патриарха Пимена на протяжении 2 месяцев был даже местоблюстителем патриаршего престола, надеясь стать избранным патриархом, что полностью удовлетворило бы его честолюбивые амбиции. Но собор Русской православной церкви сделал свой выбор в пользу действительно достойного кандидата — Алексия II.

В правильности выбора главы Русской церкви сомневаться не приходится, что доказали годы его служения на этом посту. И хотя процесс канонизация по отношению к крупным иерархам довольно часто политизируется, можно предположить, что с течением времени такое решение будет принято. А вот о человеке, который так активно претендовал на это место, того же не скажешь. Проигравший выборы Филарет не проявил христианского смирения, а объявил о создании независимой украинской церкви. Примечательно, что выступая на соборе в Троице-Сергиевой лавре буквально за 2 недели до этого, он лживо говорил о необходимости единства церкви. Более того, ранее Филарет обвинял сторонников независимости церкви на Украине в потворстве националистическим лидерам, скрывавшимся за границей и всячески их осуждал.

Таким образом, Филарет проявил себя как классический политик, слова которого преисполнены лицемерия — когда конъюнктура требовала говорить о единстве, он делал это, когда же ситуация изменилась и он понял, что теряет всякую власть, он быстро пересмотрел свои взгляды и учинил раскол. Причем Филарет хотел полной власти, его не устраивало положение главы украинской церкви, подчиненной русскому патриарху. Напомним, что после проигранных выборов он был возвращен в Киев, где создавалась отдельная церковь с широкими полномочиями. Но ему этого было уже недостаточно, а кроме того, надо было отомстить «обидчикам» в Москве, которые поступили с ним столь «несправедливо».

За раскольническую деятельность Филарет был лишен сана и отлучен от церкви, что сам он естественно не признал, заявив о недействительности решения. Примечательно, что в 2014 году «патриарх» назовет Россию врагом украинского народа, причем делалось это во время пасхального послания. Данный эпизод его карьеры особенно интересен, учитывая, что сам он очень хотел стать патриархом всея Руси. Впрочем, в этом нет ничего удивительного — просто изменилась политическая конъюнктура.

К примеру, во время местоблюстительства Филарет называл украинских униатов и сторонников независимой церкви западными агентами, а годы спустя вместе с главой греко- католической униатской церкви поехал на политический прием в Вашингтон. Руками таких людей как Филарет, который является для украинских политиков удобной русофобской фигурой, производится отрыв Украины от России путем отделения православной церкви. Необходимо отметить, что пользуясь политической независимостью от России, раскольническая церковь будет усиливать давление на РПЦ на Украине. И спасти от силового распространения этой заразы по территории страны сможет только включение ее частей в состав России, пускай и постепенный. Отметим, что если бы собор РПЦ в 1992 году избрал Филарета патриархом всея Руси, не было бы создано никакой автокефальной украинской церкви, не произошел бы раскол. По крайней мере, новоявленный «патриарх» в этом бы не принимал участия.

Напротив, Филарет прежде был ярым противником автокефальности на Украине. Однако, во главе сохраняющей святость Русской православной церкви оказался бы политикан и обманщик, в чем на протяжении последних двух десятилетий все мы успели убедиться. Очевидно, что таким образом Господь спас патриархат и всю паству от подобного главы, который бы продолжал лживо рассказывать о необходимости единства и любви к ближнему, имея при этом гнилую, но хорошо укрытую душонку. События на Украине интересны для нас тем, что развал несостоявшегося государства показал, насколько сильно отдельные его части тяготеют к возрождающейся России. Еще раз напомним, что процесс возрождения

находится в самом начале и в конечном счете продлится достаточно долго. Можно представить, как сильно будут тяготеть к новой России земли, духовно близкие нашей стране, в недалеком будущем. Процесс развала Украины начался, а ее осколки будет тянуть к России словно магнитом, как бы обидно это не звучало для тех, кто сегодня считает себя украинскими патриотами. Естественно, что в список тяготеющих к нашей стране субъектов входит большинство территорий, ранее входивших в состав исторической России. Помимо Украины, Белоруссии и Казахстана здесь нужно вспомнить христианское Закавказье, которое в свое время добровольно вошло в состав России. Народы Армении и Грузии вошли в состав Российской империи, спасаясь от физического уничтожения православного населения со стороны кровавой Османской империи. Россия в тот исторический период встала на защиту братьев по вере, не позволив чинить геноцид православного народа.

И если грузины смогли избежать геноцида, то армяне стали его объектом. Это связано с тем, что армяне населяли не только ту территорию, которая сегодня называется Арменией — ореол их проживания был значительно шире. К примеру, в некоторых восточных районах Византийской империи доля армян составляла до половины населения. Однако, все изменилось после турецкого завоевания Закавказья и Малой Азии. Притеснение армян шло в Турции на протяжении нескольких столетий, а апофеозом этого преступления против человечности стали события 1915 года, когда по разным оценкам было уничтожено около 1 млн. человек только за их национальную принадлежность. И если до этого армяне составляли значительную часть населения Малой Азии, что было характерно для региона на протяжении многих столетий, то сегодня армянского населения здесь практически нет. Необходимо отметить, что турецкие власти уничтожали не только армян, но и всех православных христиан. Сравнимый геноцид был осуществлен, к примеру, в отношении ассирийцев и греков. Кровь сотен тысяч людей текла буквально рекой. Но учитывая, что ассирийцев и греков в России живет значительно меньше, чем армян, и осведомленность о преступлениях в отношении этих народов значительно меньше. К примеру, в течение всего нескольких дней сентября 1922 года в Смирне было уничтожено около 200 тысяч человек, большинство из которых были этническими греками.

Примечательно, что массовое убийство, сравнимое в современной истории по своим масштабам только преступлениями нацистов, происходило на глазах западных союзников, чей военный флот спокойно стоял на рейде города и наблюдал за происходящим. Можно с уверенностью утверждать, что если бы там находился русский флот, кровавые убийцы не смогли бы осуществить свой античеловечный замысел. Необходимо отметить, что подобное отношения к людям иной веры было характерно именно для Турции. К примеру, на территории соседней Персии ничего подобного не происходило. Конечно, национальный вопрос в многонациональной стране периодически возникает, но и в современном Иране, где в ходе революции победила исламская республика, народы уживаются достаточно мирно, несмотря на этнические и конфессиональные различия. Турецкие войска, вторгавшиеся на территорию страны в ходе Первой мировой войны, проводили и на ее территории этнические чистки.

Очевидно, что империя была обречена — кровь миллионов невинно убиенных работала на ее уничтожение. Сегодня стараниями Запада страны региона Закавказья, а главное — их народы, попытались настроить против нашей страны. В этой связи Соединенными Штатами и режимом Саакашвили даже была организована военная агрессия против Южной Осетии. Естественно, что конечной целью удара были позиции России к Югу от Кавказского хребта. Вероятно, грузинское руководство ставило себе целью подчинить мятежную территорию, но кукловоды из Вашингтона смотрели значительно дальше. Грузия ожидаемо потерпела военное поражение. Подобного исхода в Вашингтоне ожидали — на победу там никто и не рассчитывал, а целая страна стала заложником преступной политики американских стратегов. Истинная цель конфликта состояла в том, чтобы настроить против России народ страны, которая всегда была духовно близка нам.

Но цель в полном объеме достигнута так и не была — даже несмотря на войну, грузины и русские сохранили хорошее отношение друг к другу, что чувствуется 6 лет спустя после тех трагических событий. Очевидно, что по прошествии времени процесс сближения будет набирать обороты. А общая православная вера и история мирного сосуществования будут этому отличным подспорьем. Кроме того, в Закавказье не так плохо обстоят дела и с исторической памятью — здесь не забыли, что именно добровольное вхождение в состав России спасло народы Армении и Грузии от физического уничтожения со стороны Османской империи. Также надо вспомнить и про другие славянские православные народы, которые никогда не являлись частью России. В первую очередь, речь идет о болгарах и сербах. Что касается Болгарии, то эта страна попыталась жить по- европейски.

Но на практике это негативно сказалось на болгарской экономике. Страна стала членом ЕС в 2007 году, а уже в 2008 столкнулась с экономическим кризисом, который особенно сильно ударил по странам союза. В итоге Болгария получила не развитие, а лишь экономические проблемы. Чтобы не быть голословными, отметим, что в 2009 году экономика страны обвалилась почти на 5%, а промышленность и вовсе — на 14%. Брюссель же в этих условиях не торопился поддерживать болгарскую экономику, так как для стран старой Европы страна изначально была интересна, скорее, как рынок сбыта промышленной продукции, а не конкурент, пускай, и не самый сильный.

Не заинтересованы европейцы и в болгарской сельхозпродукции — ЕС производит продовольствия с избытком, и европейские фермеры не заинтересованы в сильном конкуренте на внутреннем рынке. В результате трудоспособное население, и прежде всего, молодежь, вынуждены ехать искать лучшей жизни на территории других государств. Подобная ситуация не является нормальной. Если уже и говорить о свободе вне религиозной плоскости, то надо констатировать, что экономическая свобода должна подразумевать возможность достойно жить и трудиться там, где ты родился, на своей земле, опора на которую придает нам сил. В ЕС, как и везде на Западе, понятие свободы весьма специфическое, заточенное под интересы политических и экономических кругов, а никак не личности или общества в целом. На данный момент речь не идет о том, что Болгария должна немедленно выйти из Евросоюза и объединиться с Россией.

Этот процесс может быть достаточно долгим, и прежде необходимость этого должна созреть в коллективном сознании болгарского народа, поскольку внешнее воздействие может вызвать только противодействие внутри страны. Первым шагом в этом направлении станет осознание губительности западного вектора внешней политики. Пока же власти в Софии продолжают плясать под иностранную дудку. Ярким примером тому стали проблемы, которые испытал на себе проект газопровода «Южный поток», который должен пройти по территории этой страны. Очевидно, что как экономика Болгарии, так и ее население кровно заинтересованы в реализации проекта. Так, страна не только получает надежный канал получения природного газа из России, независимый от воли политических марионеток в Киеве, но и становится транзитером, что гарантирует поступление стабильных доходов. Однако, несмотря на это, проект был заморожен. Тем самым болгарское руководство выполнило требование Еврокомиссии.

Примечательно, что ни в одной другой стране не стали отказываться от строительства газопровода по этой причине, хотя практически все государства, по территории которых должен пройти «Южный поток», являются членами Евросоюза. Это лишний раз подчеркивает полную несамостоятельность официальной Софии. Также отметим, что в период западной эйфории Болгария оказалась включенной в состав военного блока НАТО. В этой связи возникает вопрос: от кого блок может защитить эту страну? Из болгарских соседей вне этой организации находятся только Македония и Сербия. Но вряд ли здравомыслящий человек может себе представить нападение одной из этих республик на Болгарию. Также просто смешной выглядит версия о российской угрозе — Россия на протяжении столетий только освобождала Болгарию от всякого рода захватчиков — сначала от Османской империи, а затем и от фашистов. И если в большинстве европейских стран российское «пугало» работает достаточно эффективно, то болгары отлично помнят, кто и от кого их освобождал. К слову, только соседняя Турция имеет некоторые виды на территорию православной страны.

Политическая элита Турции, включая высшее руководство, не раз заявляла претензии на территорию соседних государств. Конечно, пока эти призывы направлены лишь на внутреннюю публику и имеют тесную корреляцию с периодически проходящими выборами. Однако, сама постановка вопроса говорит о том, что рано или поздно он может приобрести и внешнюю направленность. Вызывают некоторые опасения имперские амбиции нынешнего поколения турецких политиков. Понятно, что воссоздание империи (речь идет, конечно, не о форме правления) может происходить только за счет соседних стран. Так, на практике с имперскими амбициями Анкары уже столкнулись в Сирии. Ничем иным невозможно объяснить подготовку, вооружение и отправку на фронт подразделений боевиков, сражающихся против законного сирийского правительства. Также и подразделения турецкой армии неоднократно наносили удары по сопредельной территории.

Пожалуй, от полноценной реализации имперской политики Турцию может ограничить только фактор сильной России — турецкие власти уже ни раз показывали, что ни Вашингтону, ни тем более Брюсселю они не подчиняются. Сегодня Турция как и Болгария является членом НАТО. Фактор Турции действительно можно считать практически единственной геополитической угрозой для Болгарии и других государств региона, учитывая упомянутые планы некоторых сил по возрождению в том или ином виде Османской империи. Также Соединенные Штаты, как фактический собственник блока, закрывают глаза на агрессивное поведение Анкары в отношении других членов альянса, не в силах совладать с демонстрирующим неподчинение сюзереном — сегодня у США есть проблемы и поважнее. Турция же продолжает весьма агрессивную по отношению к соседям политику. К примеру, турецкий флот регулярно нарушает морскую границу соседней Греции и озвучивает территориальные претензии на часть греческих островов в Эгейском море.

Потенциально часть территории нынешней Греции также может стать объектом притязаний имперской Турции. Но эти факты остаются без внимания и должной оценки США и НАТО в целом, что указывает на то, что православные страны могут рано или поздно оказаться один на один с Турцией, несмотря на членство в блоке. Интересно, кто остановит турецкую армию, если она все же получит приказ аннексировать территорию другой страны блока? Едва ли США решатся на открытый военный конфликт со своим сильнейшим региональным союзником. В этой ситуации Россия будет иметь полное моральное право встать на защиту православных народов. Будем надеяться, что такой сценарий развития событий реализован не будет, но в случае чего, опыт освобождения Балкан у нас уже имеется. Сербия в отличие от Болгарии была унижена не только экономически.

Страна была буквально изнасилована западными стервятники, в нарушение всех международных норм бомбивших мирные сербские города. При этом погибли сотни ни в чем неповинных гражданских людей, включая женщин и детей. Авиация НАТО при бомбардировке населенных пунктов использовала запрещенное оружие — бомбы с обедненным ураном и кассетные боеприпасы. По прошествии полутора десятилетий некоторые районы страны продолжают иметь признаки радиоактивного загрязнения. Но эти факты вопиющего нарушения международного права и элементарных прав человека, включая право на жизнь, не получили негативной оценки «цивилизованного» мира. Вероятно, это произошло потому, что этот самый «цивилизованный» мир практически в полном составе участвовал в агрессии против суверенной страны.

В завершение от Сербии было отторгнуто Косово, а сербское население было вынуждено бежать из края под угрозой физического уничтожения. Фактически силы НАТО прикрывали этнические чистки, производившиеся албанцами в отношении сербов. В самом конце XX в Европе творились преступления, напоминающие преступления нацистов. Но нацисты в отличие от блока НАТО хоты бы называли вещи своими именами и не называли убийство женщин и детей при помощи бомбардировщиков, а также последовавшие за этим этнические чистки «гуманитарной интервенцией». Здесь во всей красе проявились западные ценности, направленные на полное искоренение несогласных. И после всего, что было сотворено с многострадальной страной, Запад еще предлагает ей евроинтеграцию. Правда, главным условием ставится признание независимости Косово. Естественно, что народ, несмотря на приход к власти прозападных сил, затаил обиду на «цивилизованную» Европу, что является полностью справедливым. В прошлый раз войска «цивилизованных» стран бомбили сербские города в годы Второй мировой войны.

Сегодня, несмотря на внешнее спокойствие, внутри сербского народа копится критическая энергия, которая в обозримой перспективе выльется наружу. Западные страны совершили роковую ошибку, полагая, что силовая операция и изгнание сербов с их земель сойдут им с рук, и что подобный статус-кво сохранится навеки. То что было сделано, к сожалению, станет причиной очередного конфликта на Балканах, но правда будет на стороне сербов, которые потребуют назад землю своих предков. Понятно, что независимую Сербию в Европе терпеть никто не будет, и от очередной силовой операции западных крестоносцев уберечь многострадальную страну сможет только Россия.

Надо сказать, что отношения русских и сербов традиционно были особенно теплыми, и этот факт нервирует западные страны — их-то бескорыстно не любит никто, так как сеяли они только разрушение, смерть и боль. Нынешнее сербское руководство стремится в Евросоюз, правда, несмотря на свою евроориентацию, не спешит официально расставаться с Косово, поскольку это будет означать для него политическую гибель. Не надо забывать и о территориях по течению Днестра. Во-первых, к России тяготеет Приднестровская Молдавская Республика, которая давно объявила о своей независимости и желании войти в состав России. Приднестровье после развала России прошло через горнило вооруженного конфликта.

Если бы не безудержные амбиции молдавского националистического движения, конфликта бы удалось избежать. Когда советская власть зашаталась, в Молдавской ССР стали разрабатывать меры притеснения русскоязычного населения. Рецепт как националистов так и опирающихся на них властей на пространстве бывшего СССР, как нетрудно заметить, во всех странах является одинаковым — полное игнорирование реальных проблем и борьба со всем русским. Так, были представлены законопроекты о языке, которые в минимальном варианте устанавливали в качестве единственного государственного молдавский язык, а в максимальном — запрещали преподавание в школе на русском и вводили уголовную ответственность за его использование в официальной речи. Все это привело к росту народного недовольства среди русского населения и формированию соответствующего движения.

В результате русский язык на государственном уровне был лишен всяких прав. Молдавские националисты, за которыми последовали сотни тысяч человек в республике, ожидали, что жесткие действия по отношению к этническому и языковому меньшинству позволят им навсегда решить проблему «оккупантов» и «сталинистов». Апелляция к Сталину не была случайной, так как именно при нем в 1940 году Бессарабия и Северная Буковина были возвращены в состав России. Необходимо отметить, что подобные же ошибки совершались и в других частях распадающейся страны.

К примеру, не будь печально известного Похода на Цхинвали, организованного грузинскими националистами во главе с Звиадом Гамсахурдией, не было бы и войны в Южной Осетии. Напомним, территория тогда хотела всего лишь изменения статуса с автономной области на автономную республику в составе Грузии — ни о каком отделении речи тогда не шло. Шапкозакидательство и готовность лить чужую кровь сыграли злую шутку. Напомним, Гамсахурдия говорил: «Пол-Грузии будет с нами, и там будет видно, кто кого победит, чья кровь больше прольется».

И кровь впоследствии пролилась — и осетинская, и грузинская. Такие же настроения царили и в Молдавии — раз русских совсем немного, мы без труда сможем навязать им свою волю, а кто не согласен — «чемодан, вокзал, Россия!» Конечно, большинство молдаван, несмотря на царившие ура-патриотические настроения и опьянение от мнимой свободы, не хотело войны. Но разве могло это остановить политиков, надеявшихся утвердиться за счет пролитой крови и легкой победы? Власти прекрасно понимали, что «маленькая победоносная война» позволит им получить политические дивиденды и сплотить общество вокруг себя.

Однако, победить народ очень сложно, а победить русский народ невозможно вообще. Примечательно, что в де-факто независимом Приднестровье в отличие от Молдавии нет ущемления по национальному или языковому признаку. Так, численность русских и молдаван здесь приблизительно равна, а государственными языками являются русский, молдавский и украинский. Этим республика отличается от большинства других территорий на постсоветском пространстве, переживших кровопролитные конфликты — там чужеродное в этническом плане население было вынуждено бежать, спасаясь от расправы. Как и во многих других случаях вооруженный конфликт удалось перевести в мирное русло только при посредничестве России. На сегодняшний день проблему Приднестровья в плане объединения с Россией решить достаточно сложно в силу того, что республика не имеет выхода к морю и зажата между Молдавией и Украиной. И Пока на Украине к власти не пришли ставленники Запада это не вызывало особого беспокойства.

Теперь же республика за наличие русскоязычного населения и особое отношение к русскому языку оказалась между двух огней, поддерживаемых националистами и их западными вдохновителями. Когда процесс объединения войдет в активную фазу, не останется в стороне и Гагаузия. Необходимо отметить, что население территории, населенной православным тюркоязычным народом, уже выразило свое мнение на прошедшем в 2014 году референдуме. Во-первых, население автономии поддержало отложенный статус на государственное самоопределение. Это означает, что в случае вхождения Молдавии в состав Румынии автономия примет решение об объявлении независимости. Во-вторых, население выступило против евроинтеграции Молдавии и за ее интеграцию в структуры Таможенного союза. Очевидно, что Румыния, если ей и удастся поглотить Молдавию, не позволит небольшому гагаузскому этносу объявить независимость. В этом случае гагаузов ждет либо геноцид и изгнание, либо спасение при помощи России.

Если кто-то испытывает иллюзии по этому поводу, достаточно отметить, что в Румынии не признают право на существование даже молдавского народа и молдавского языка. Что тут говорить про небольшой и чуждый им народ. Будущее остальной Молдавии находится под вопросом, так как в ней сильны как пророссийские, так и прорумынские настроения. Необходимо отметить, что румынский крен ассоциируется в Молдавии не с возрождением Великой Румынии, а с возможностью легально мигрировать в Европу, российский же — с не самым плохим советским прошлым. Но в долгосрочной перспективе, несмотря на желания Запада и части местной элиты, более реален российский крен, хотя сегодня это и не выглядит настолько очевидным. Во- первых, далеко не все молдаване хотят называться румынами, а свой язык именовать румынским, как того требует Бухарест.

Напомним, в румынских правящих кругах считают, что никакого самостоятельного молдавского народа не существует, как не существует и молдавского языка. Согласитесь, сама постановка вопроса является оскорбительной. И то, что готовы вытерпеть политики, не захотят терпеть тысячи обычных молдаван. Во-вторых, Молдавия внимательно наблюдает за своими соседями и понимает, что проблемы страны не решатся со вступлением в Евросоюз, а, напротив, могут только усугубиться. Конечно, пока это более очевидно для экспертов, чем для рядовых граждан. Этот пример наглядно демонстрируют те же Румыния и Болгария, население которых вынуждено искать лучшей жизни за рубежом. Это стало особенно заметно после полного вхождения стран в Шенгенскую зону, когда поток трудовой миграции стал просто пугающим. Чтобы не быть голословными отметим, что население той же Румынии в 1992 году, вскоре после жестокого убийства «диктатора» Чаушеску, составляло 22,8 млн. человек, а к 2014 году в стране осталось менее 20 млн. жителей.

Возникает вопрос: разве может население благополучной страны, избавившейся от социалистической «диктатуры» и вставшей на путь евроинтеграции, столь стремительно сокращаться? Впрочем, ответ на вопрос о поглощении Молдавии соседом будет зависеть от степени самостоятельности молдавского руководства. Более того, Молдавию в Евросоюзе никто не ждет. Страны-лидеры и руководство Евросоюза заявляли о том, что обломки России — Украину, Молдавию и Грузию — никто в ЕС не принимать не собирается. Поэтому для них придумали даже специальную «ассоциацию» — вроде бы вы с нами, но и членами ЕС никогда не будете. Эти страны больше напоминают дворовых собак, которых отпихивают ногами, а они все равно смотрят с надеждой, что их впустят в дом. В результате единая Европа получает новые рынки сбыта для своей продукции, а члены ассоциации ничего кроме обязательств — в Брюсселе и европейских столицах сидят не глупые люди, которые давно просчитали, кто от этого выиграет.

Дело в том, что промышленная продукция этих бывших советских республик в Европе не нужна, а поставлять сельскохозяйственную продукцию в сколь-нибудь значимых объемах им не дадут — европейское сельскохозяйственное лобби этого не позволит, а оно реально влияет на принятие даже более важных решений. Выражаясь языком единой Европы образца 30-х годов, эти государства могут быть только «недочленами» Европейского союза. При этом гражданам этих стран политики продолжают рассказывать сказки о том, как они заживут, стоит им только заключить соглашение об ассоциации и при помощи ЕС наладить жизнь. Естественно все это достижимо только при условии нахождения у власти «прогрессивных» сил, которые и представляют эти самые политики. В общем, население как всегда оказывается объектом политических интриг и манипуляций.

В третьих, значительной части населения Молдавии гораздо ближе Россия, нежели Румыния и Европа. Пророссийские настроения связаны не только с тем, что тысячи граждан этой страны работают в России, но и с воспоминаниями по общему прошлому, в котором молдаване жили намного лучше, чем теперь. Будущее европейское, которое, как мы обосновали выше, является для Молдавии недостижимой мечтой, может заключаться только в трудовой миграции на чужбину, но не в счастливой жизни у себя на Родине. Также в сферу влияния возрождающейся страны неизбежно попадут и другие бывшие советские республики. Политикам и националистическим элементам прибалтийских стран просьба не беспокоиться — горстка вечно недовольных нахлебников нам не нужна и за даром. Речь идет о странах Средней Азии. К примеру, Киргизия уже сегодня выражает желание интеграции в структуры Таможенного союза, а в дальнейшем Евразийского таможенного союза. Все прочие в той или иной форме также могут добровольно интегрироваться в будущее межгосударственное, а в дальнейшем и просто государственное образование. Единственным исключением из этого ряда в среднесрочной перспективе может стать, пожалуй, Азербайджан. Эта страна, к сожалению, успела сделать несколько недружественных шагов по отношению к России.

В частности, речь идет о фактическом разрыве соглашения об аренде Габалинской РЛС. В Баку отлично понимали, что эта станция является важным звеном системы безопасности России, однако, несмотря на это, азербайджанские власти указали российским военным на дверь. Нетрудно догадаться, что руку к этому приложили американцы. Нахождение российских военнослужащих было выгодно Азербайджану не в плане получения арендных платежей, которые в абсолютных значениях для бюджета этой закавказской республики, богатой нефтью и газом, являлись совсем небольшими. Страна была заинтересована в символическом нахождении российских военнослужащих в плане обеспечения безопасности. Самому Азербайджану они угрозы не представляли, так как в стране находились всего около 1,4 тыс. военных специалистов, занимавшихся обслуживанием РЛС. Однако, их присутствие было сигналом всем соседям. Во-первых это касалось уравнивания положения с соседней Арменией, с которой у страны был военный конфликт вокруг Нагорного Карабаха.

Теперь же российские войска остались только в Армении, и не трудно догадаться, на чью сторону встанет Россия в случае повторения боевых действий. На юге находится Иран. Несмотря на то, что население обеих стран преимущественно исповедует ислам шиитского толка, у Азербайджана и Ирана гораздо больше различий, чем сходств. Во-первых, Баку претендует на часть территории Исламской республики, заявляя о том, что в ее составе находится часть исторического Азербайджана. В современном Иране существуют такие административно-территориальные единицы как Западный и Восточный Азербайджан, где проживает много этнических азербайджанцев. Также эта этническая группа преобладает в останах Зенджан и Казвин. В целом азербайджанцы, по некоторым данным, составляют около 16% от общей численности населения страны, являясь второй по численности национальной группой. Территориальные претензии не могли остаться незамеченными в Тегеране. И этнический фактор там тоже учитывают.

Во-вторых, Иран является теологическим государством, где вся полнота власти принадлежит духовному лицу, а Азербайджан — государство светское. Учитывая особенности шиизма, которые предполагают, что мусульманами должны руководить духовные лица, светская система Азербайджана не воспринимается должным образом иранским руководством. В военном отношении Исламская республика является гораздо более мощной силой. И пока страна находилась под жестким режимом международных санкций, проблема северного соседа не была для нее основной. Однако, теперь наметилось решение иранской ядерной проблемы, что автоматически решает и проблему санкций. Когда Тегеран сможет вздохнут полной грудью, его позиция может оказаться гораздо более жесткой. В последние десятилетия в Баку рассчитывали на сближение с Турцией. И действительно даже народы этих стран являются этнически близкими, что является неплохой почвой для их сближения.

Однако, сотрудничество этих держав имеет под собой ряд серьезных подводных камней. Так, в последнее время в Турции, особенно в ее правящих кругах, вынашивается проект по возрождению в том или ином виде Османской империи. В этой связи, азербайджанские территории могут попасть в сферу интересов Анкары. А азербайджанское руководство, как известно, не собирается никому уступать даже часть своей власти. Более того, если Азербайджан попадет под турецкую сферу влияния, то у его населения могут начаться серьезные проблемы. Так, сегодня в Турции не признаются никакие другие национальности кроме турецкой. Эта особенность идет со времен построения национального государства Ататюрка. Во времена Османской империи мусульманские народы были равноправными и не подвергались притеснениям, в отличие от тех же христиан.

Но тем народам, которым «посчастливилось» оказаться в границах современной Турции, предложили также стать турками. Естественно это не вызвало энтузиазма у тех же курдов. Именно по этой причине идет многолетний конфликт с этим этническим меньшинством. Возможно, политики с имперскими амбициями и пересмотрят подход в национальной политике. Тем более, что проект империи с большой долей вероятности будет идти параллельно с процессом исламизации, которая стирает этнические различия при условии исповедания одной религии. Однако, в этом случае население Азербайджана ждут проблемы уже потому, что оно в большинстве своем исповедует шиизм, в то время как население Турции — преимущественно суннитское. В подобном случае Баку мог бы опереться на Иран, но отношения с ним у него хорошими назвать нельзя, особенно учитывая ряд практически непреодолимых противоречий. Как видно, в случае возрождения Турецкой империи для Азербайджана существует 2 варианта развития событий, и все они плохие. В этих условиях азербайджанские власти пытаются опереться на Соединенные Штаты. Однако, США находятся далеко, а Азербайджан даже не имеет выхода к мировому океану, что могло бы облегчить коммуникации между странами.

Ситуация усугубляется тем, что Азербайджан находится в окружении, которое никак нельзя назвать дружественным. Более того, влияние США в мире ослабевает с каждым днем, а в определенный момент вся система так называемой безопасности, выстроенная Штатами после победы в Холодной войне, посыпется как карточный домик, которым она по сути и является. В этой ситуации закавказская республика стараниями своего руководства может оказаться действительно без союзников. Более того, возобновление карабахского конфликта может стоить Баку и поддержки Вашингтона, несмотря на все сегодняшние заявления. Это связано с тем, что в самих Соединенных Штатах проживает большая армянская диаспора, которая имеет значительный вес. Очевидно, что она использует все свои возможности, чтобы изменить вектор политики Вашингтона в Закавказье в случае обострения конфликта. Конечно, будь Азербайджан стратегическим партнером России, опасаться ему было бы нечего, но свой выбор руководство страны уже сделало.

Конечно, отношения наших стран сегодня являются достаточно хорошими, но они могут быстро испортиться, если в Баку преобладает партия реваншизма за поражение в Карабахской войне. Сегодня страна активно реализует политику милитаризации, и существует риск того, что все накопленное оружие рано или поздно будет использовано. Остается надеяться на то, что реваншизм останется пищей для внутренней политики, а в политике внешней возобладает здравый смысл. Необходимо отметить, в подобном положении, когда Азербайджан по- настоящему не может положиться ни на одного своего соседа, виновато лишь азербайджанское руководство, которое во главу угла поставило решение карабахской проблемы, чем не преминули воспользоваться в Вашингтоне. Правда, США, что им и свойственно, руководствовались лишь соображениями того, как бы навредить России, а не помочь Азербайджану, что можно считать стратегическим просчетом официального Баку. Азербайджан же может повторить судьбу Грузии, если не проявит достаточной самостоятельно в принятии решений по проблеме войны и мира.

В результате интеграционных процессов на евразийском пространстве образуется мощная держава, в состав которой в том или ином виде войдут Россия, по крайней мере, большая часть Украины, Белоруссия, Казахстан, православное Закавказье, Болгария и Сербия, включая отторгнутые от нее земли. Возможно в эту конфигурацию будут включены и некоторые другие территории, прежде всего, ранее входившие в состав нашей страны. Таким образом, по самым скромным подсчетам, население страны может увеличиться на 65%, а площадь — на четверть. Причем это будет не искусственное образование, а духовно и культурное близкое население, тем более, сплоченное общей целью возрождения страны. Особо необходимо отметить, что страна будет не исключительно славянской или православной.

В существующую конфигурацию отлично вписывается и Казахстан, населенный тюркоязычными мусульманами. Примечательно, что Казахстан является крупнейшей по площади страной, населенной преимущественно мусульманами. Таким образом, новая держава станет настоящей евразийской империей, объединившей самые разные по этнической и религиозной принадлежности народы. И интеграторами, без которых такой союз был бы в принципе не возможен, станут Россия и русский народ, имеющие колоссальный опыт объединения и совместного мирного проживания самых разных этнических и религиозных групп. Если план появления подобной державы ляжет на стол тем, кто реально управляет западной цивилизацией, а если быть более точными — ее англо- саксонской частью, это вызовет у них состояние шока.

С течением времени конкретные контуры будущего большого союза будут все более заметны. Запад будет прилагать все большие усилия, чтобы не дать братским народам объединиться. Но преступная суть Запада с течением времени будет проявляться все отчетливее, а его влияние в этой связи становиться все меньше. С появлением же столь мощной державы власть Запада падет окончательно, как и вся мировая финансовая и военная системы, выстроенные им. В этот период Соединенные Штаты могут столкнуться с непреодолимыми последствиями разложения собственной экономики, которая зиждется на долларе и кровавом мировом господстве.

Илья Спиридонов


Комментировать


4 − три =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru