Вопрос о труде и эволюция социальной мысли: труд в условиях идеального государства

Засилье конвенций

Вопрос о труде и эволюция социальной мысли

Вопрос о труде в социальных утопиях эпохи Возрождения. Мы обращаемся к рассмотрению места и роли труда в истории утопической мысли. Истоки и расцвет социального утопизма связывают с эпохой Возрождения. И хотя сочинения Томаса Мора, Томмазо Кампанеллы и других авторов социальных утопий создавались во многом под впечатлением проектов идеального государства античных мыслителей, то если в социальных проектах Платона и Аристотеля вопрос о труде практически не возникает, то в последующие столетия отношение к труду существенно изменяется, и ко времени написания первых социальных утопий (XVI в.) практически утрачивает презрительную окраску. «Поразительно, пишет Х. Арендт, что Новое время несмотря на перевертывание традиционных иерархий (не только задевшее примат созерцания над действием, но и через прославление труда как источника всех “ценностей” переставившее порядок внутри самой vita active с ног на голову и впервые поставившее трудовое животное, animal laborans, на место разумного животного, animal rationale), теоретически нигде не выставило разницу между animal laborans и homo faber, между “работой нашего тела” и “созданием наших рук”.

Вместо этого уже на начальных стадиях новоевропейского развития обнаруживается различение между производительным и непроизводительным трудом, вытесненное затем дифференциацией между трудом квалифицированным и неквалифицированным, чтобы, в конечном счете, уступить место делению всех видов деятельности на умственную и физическую, коль скоро из всех различений это казалось самым элементарным. И тем не менее сути дела касается только самое раннее из этих различений, а именно между производительным и непроизводительным трудом, и не случайно, что два виднейших теоретика в этой области, Адам Смит и Маркс, положили его в основание своих разработок.

Ибо решающей для новоевропейского повышения статуса труда была именно его “производительность”, и задуманная Марксом как святотатственная формулировка, что труд (а не Бог) сотворил человека или что труд (а не разум) придал ему отличие от всех прочих животных, лишь с шокирующей радикальностью проговаривает то, в отношении чего все Новое время было по сути единодушно»2 . Обратимся к «Утопии» (1516) Томаса Мора. Жителям этого острова удалось создать государство, построенное на принципах справедливости, к числу которых относится отсутствие частной собственности, равное распределение благ и усердный труд . Все утопийцы – это высокообразованные, культурные люди, которые умеют и любят трудиться, сочетая умственный труд с физическим. Все – как мужчины, так и женщины – работают 6 часов день: три часа до обеда и три часа после. Шестичасового труда совершенно достаточно, ибо в Утопии нет бездельников и не тратятся усилия на бесполезные занятия. Иногда обнаруживается избыток, и тогда городские власти на время сокращают рабочий день. Некоторые лица отбираются для ученой деятельности и освобождены от прочих трудов, если они оправдывают возложенные на них надежды. Все высшие должностные лица избираются из числа ученых. Что же касается так называемых «грязных работ», то они исполняются в Утопии рабами. В сочинении «Город Солнца, или Идеальная республика. Политический диалог» (1602) другой представитель эпохи Возрождения Томмазо Кампанелла изложил свою социальную программу, в которой вопрос об организации труда занимает немаловажное место. Как и в Утопии, в Городе Солнца отсутствует частная собственность, а общественная жизни основывается на всеобщем и хорошо организованном труде, которому солярии (жители этого города) предаются всегда с радостью. Продолжительность труда в Городе Солнца еще меньше, чем в Утопии, – четыре часа.

По сравнению с далеким платоновским прообразом, хорошо известным Кампанелле, общественный строй соляриев отличается социальной однородностью. В государстве Солнца существует разделение труда. Важнейшее его проявление – отделение умственного труда от физического. Здесь Кампанелла также ориентировался на платоновское «Государство», но, конечно, видоизменил идеи Платона в соответствии с задачами своей эпохи. Философская аристократия Платона, авторитарно управляющая идеальным античным полисом, сменяется аристократией специалистов. В Городе Солнца нет презренных разновидностей труда (особо же почетно освоение нескольких ремесел или искусств), поэтому нет и рабов, еще сохранявшихся в Утопии. Труд, не навязанный никем, весьма производителен, поэтому солярии не нуждаются ни в чем при скромности своих потребностей. Значительное время, которым они располагают вне рабочих часов, отдается развитию умственных и физических способностей, а также делу усвоения наук. Далее в утопии Денни Вераса «История севарамбов» (1675) описывается устройство жизни в государстве Осмазия, располагающегося где-то у берегов Восточной Индии . Организация труда в обществе жителей Осмазии – севарамбов – представлена следующим образом. Согласно законодательству этого государства, день разделен на три равные части, первая из которых предназначена для труда, вторая для развлечений и третья для отдыха. Все люди, достигшие определенного возраста, которых болезни, старость и другие несчастья не освобождают от выполнения требований законов, должны работать по восемь часов в день и остальное время употреблять на дозволенные и пристойные развлечения или на сон и отдых. «Так жизнь протекает очень спокойно, тело утомляется от умеренного труда, но не напрягается от непосильной работы. Ум занят, но в меру, и не обременен заботами, тревогами и горем.

Развлечения и удовольствия сменяют труд, отдыхают и обновляются тело и ум, а затем покой освежает их и дает возможность восстановить силы. Таким образом, людям, занятым добрым делом, нет времени думать о зле, они почти не знают изгоняемых честным трудом пороков, к которым их привела бы праздность» . К вопросу об организации труда Этьен Кабе – автор утопии «Путешествие в Икарию» (1840) – обращается уже в предисловии, в самом же произведении тема труда затрагивается неоднократно. Согласно Кабе, умеренный труд является необходимым условием для счастья человека и общества6 . В Икарии труд локализован по отраслям с полным циклом производства, т. е. существуют гигантские фабрики, напоминающие города. В производстве людям особую помощь оказывают машины. Полный цикл производства предполагает, что, создание, к примеру, книг устроено таким образом, что изготовление бумаги, печать текста, оформление переплетов и др. происходят на территории города-фабрики, что позволяет сократить издержки и повысить эффективность. Основополагающим принципом общественного устройства в Икарии также является равенство: «Так как все икарийцы состоят членами ассоциации и все между собой равны, то все они должны принимать участие в производстве и работать одинаковое количество часов, но все их способности направлены на то, чтобы при помощи всевозможных средств сделать труд коротким, разнообразным, приятным и безопасным» .

Труд в Икарии повсеместен: работают все (кроме мужчин в возрасте до 18 лет, женщин в возрасте до 17 лет и людей пожилого возраста старше 60 лет). Отпуск предоставляет как больным, так и просто желающим некоторое время отдохнуть. Свободное от работы время для молодых людей предусматривается обучение различным наукам. Жилища, снабжение, приготовление пищи организованы в Икарии таким образом, что домашний труд женщины минимизируется, но, тем не менее, не исключается. Наказание трудом в Икарии абсолютно неприменимо, так как это может отвратить людей от труда. «Все способствует тому, чтобы сделать труд приятным: воспитание, которое с детства приучает любить и уважать труд, чистота и удобства мастерской, пение, которое возбуждает и радует массы рабочих, равенство труда для всех, его умеренная продолжительность и почет, которым окружены все работы в общественном мнении, и все в равной степени»8 . Праздность и лень – позор для человека в общественном мнении Икарии.

Труд рассматривается как общественная служба и долг, при этом труд обязателен. Праздное времяпрепровождение невозможно, праздность рассматривается как такой же враг человека, как и переутомление. На труд в Икарии выделяется 7-8 часов дневного времени. В Икарии отсутствуют непрестижные профессии, разделение труда доведено до предельно возможного, каждый работник может предложить определенные усовершенствования в своей области, которые после проверки и обсуждения будут внедрены в производство. Эпоха Просвещения: труд как условие справедливости. Разработка теории общественного договора (XVII–XVIII столетия) становится новым этапом в истории поисков идеальной модели общественного устройства и определенной альтернативой проектам эгалитарной, социалистической направленности.

Если общественное благополучие утопий основывается на принципах порядка, контроля и всеобщего подчинения и признания, то теоретики общественного договора на первое место ставят свободу и права человека, принимая государство и договор относительно него как неизбежное зло, защитный механизм, невмешательство которого в жизнь гражданского общества оговаривается принципиально. В эпоху научной и промышленной революций, формирования рыночных отношений труд становится одним из важнейших факторов благополучия, процветания общества. Вопрос о труде неразрывно связан с перспективами промышленного, индустриального развития. Это уже не просто элемент организации жизни общества, в котором труду отводится некоторое время для производства продуктов, необходимых для поддержания жизни, а один из главных факторов экономического роста. Согласно Ж.-Ж. Руссо, в эпоху буржуазных и промышленных революций обостряется противоречие между богатыми и бедными, трудящимися и праздными. Именно излишек производства в руках богачей и дает им возможность отнимать у бедняка необходимое. В.С. Алексеев-Попов обращает внимание, что «в то время, как буржуазная мысль понимает рост богатств как результат неустанного трудолюбия и одаренности собственника (а Кальвин видел в этом признак того, что он и его деятельность угодны Богу), Руссо один из первых оценил этот путь как путь преступлений, которые данная организация общества не только позволяет совершать безнаказанно, но еще и всячески за них вознаграждает. По словам К. Маркса, Руссо заклеймил “противоположность между богатством, которое не трудится, и бедностью, которая трудится, чтобы жить”» . Руссо приходит к выводу: «Тот, кто поедает в праздности то, что он сам не заработал, крадет это, и рантье, которому государство платит за то, что он ничего не делает, в моих глазах ничем не отличается от разбойника, живущего за счет прохожих». В обществе каждый человек должен своим трудом оплачивать свое содержание. «Труд, таким образом, является неизбежной обязанностью человека в общественном состоянии. Всякий праздный гражданин – богатый или бедный, могущественный или слабый – это дармоед» .

Известно, что выписки с этими рассуждениями присутствуют в тетрадях К.А. Сен-Симона – одного из основателей утопического социализма, рассматривавшего труд в качестве категорического императива нового общества. Труд в сочинениях социалистов-утопистов. Утопический социализм времен Просвещения провозглашал право человека на труд и обязательность труда для всех. В первой половине XIX столетия движение за осуществление социалистических идеалов возглавили интеллектуалы, из среды которых вышли Р. Оуэн, Ш. Фурье, К.А. Сен-Симон. В вопросе о преобразовании общества на первое место было поставлено создание крупного общественного производства, применяющего новейшие достижения науки и техники. Социалисты-утописты выдвинули принцип распределения «по способностям», изображали будущее общество как общество изобилия, обеспечивающее удовлетворение человеческих потребностей, безграничный рост производительных сил и расцвет личности. Также они говорили о грядущем уничтожении разницы между умственным и физическим трудом, между городом и деревней, о планировании производства, о превращении государства из органа управления людьми в орган управления производством и т. д. Социальный эксперимент Роберт Оуэн (1771–1858) предполагал создание для бедняков кооперативных поселков, где бедняки могли трудиться сообща, без капиталистов-нанимателей. В свою очередь Шарль Фурье (1772-1837) предлагал создание фаланстеров, дворцов особого типа, являющихся центром жизни фаланги – самодостаточной коммуны из 1600-1800 человек, трудящихся вместе для взаимной выгоды. Фурье представлял фаланстер как специально устроенное здание, способное сочетать в себе черты как городской, так и сельской жизни. В основу фаланстера положена идея производительной и потребительной ассоциации. «300 семейств поселян, соединившись в ассоциацию, имели бы один прекрасный сарай, вместо 300 никуда не годных, – одно хорошее заведение для выделки вина, вместо 300 плохих» и так далее. Не меньшую выгоду представит введение во все отрасли крупной системы производства пользование лучшими машинами, обработка земли согласно почвенным условиям.

Самый труд будет значительно продуктивнее благодаря энтузиазму и соревнованию, которые охватят членов ассоциации, – тем более, что конкуренция здесь не исчезнет, а только потеряет свой острый характер, который придает ей противоречие интересов. Все работы, согласно Фурье, будут распределены между «страстными сериями»; каждый без различия пола и возраста избирает себе то занятие, которое его больше всего привлекает; здесь для всех найдутся любимые занятия, и никто не захочет предаваться безделью. Результаты труда всех членов фаланги будут стекаться в ее общие хранилища, и отсюда они могут получать все необходимое: таким образом, не будет нужды ни в каких посредниках при обмене товаров, и сама внутренняя торговля исчезнет . Высказывание «От каждого по способностям, каждому – по труду», ставшее в последствие одним из принципов коммунистической идеологии, приписывают перу К.А. де Сен-Симона (1760 – 1825). Сен-Симон считал, что лишь всемерное развитие производства может избавить трудящихся от бедствий путем эффективного использования научных принципов организации общества. Этими принципами должны быть внедрение всеобщего обязательного производительного труда, обеспечение всем равных возможностей применить свои способности, создание плановой организации производства, которое должно обеспечить все потребности общества.

Общество должно стать большой производительной ассоциацией, а весь мир постепенно превратится во всемирную ассоциацию народов. Основной социальной целью должен быть производительный труд, а политической силой, которая осуществляется обученными администраторами, будет прикладная наука о производстве. Сен-Симон полагал, что в будущем обществе рабочие и буржуазия объединяются в едином классе «индустриалов», где рабочие должны подчиняться их «естественным» лидерам, однако их интересы будут гармонически интегрированы в понятии всеобщего благосостояния. В дальнейшем все люди – от рабочих до управляющих – будут принадлежать к единому классу производителей, имеющих общие интересы и противопоставленных паразитирующим группам общества, которые, в конце концов, будут ликвидированы. Единственным принципом в оценке людей во всех областях общественной жизни должны стать их способности и труд.

Сидорина Т.Ю. доктор философских наук, Хомутский К.И., кандидат филологических наук Нацучно-исследовательский университет «Высшая школа экономики», г. Москва, Российская Федерация


Комментировать


8 × восемь =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru