Восстановление налоговой системы СССР в 20-х годах XX в.

Условия проведения денежной реформы

Условия проведения денежной реформы

Что касается обшебюджетного дефицита, то изживаниеего связано прежде всего с восстановлением налоговой системы. Взимание денежных налогов было приостановлено в начале 1921 года и только с сентября этого же года денежные налоги начинают оживать. Первым был введен промысловый налог, затем последовал ряд косвенных налогов, таможенных пошлин и ряд мелких пошлин. В 1922 году были введены два общегражданских налога и, наконец, весной 1923 года был введен подоходно-поимущественный налог. Одновременно последовало широкое развитие систематических налогов и сборов. Первым налогом является промысловый налог на торговлю и промышленные предприятия.

Он был приспособлен к создавшейся в это время обстановке, когда, с одной стороны, население совершенно отвыкло платить налоги, а с другой, когда приходилось этот налог, как и все другие, взыскивать в падающей валюте. Поэтому он был разработан в довольно грубой форме, которая соответствовала и общему строению торговой промышленной жизни в это время. Центр тяжести был положен в патентном обложении, но на ряду с ним был введен, в наиболее крупных городах, так называемый, уравнительный сбор, учитывающий, хотя и очень несовершенно, оборот предприятия и. следовательно, его доходность. Сумма патентного сбора, затем, засчитывалась в уплату уравнительного сбора. При этом, ввиду того, что торговля и промышленность в то время только еще стала становиться на ноги, деление предприятий по разрядам было проведено в очень грубой форме.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Главное внимание было обращено на базарную и рыночную торговлю, вся же оседлая торговля, производимая из постоянных помещений, производилась по одному и тому же разряду. Но уже через полгода оказалось возможным ввести гораздо большее деление предприятий на разряды, было введено пять разрядов торговых предприятий, 12 промышленных и 3 разряда наличные промысловые занятия.

Однако, уравнительный сбор был сохранен, так как перейти к обложению прибыли или чистой доходности не представлялось возможным но техническим условиям. Затем, в начале 1923 года, промысловое обложение было еще разпреобразовано в смысле еще большего усложнения и большего приближения к возможно более точному учету доходов. Обложению промысловым налогом подлежат не только частные, но государственные кооперативные предприятия. Это было сделано потому что желательно было поставить государственные кооперативные предприятия в одинаковые условия, чтобы они сумели развить свою деятельность не хуже частных предприятий. Впоследствии были введены некоторые изменения в обложении государственных предприятий и даны определенные льготы для кооперативных предприятий.

Мы здесь останавливаемся так долго на промысловом налоге потому, что он явился краеугольным камнем прямого денежного обложения и поставил на твердую почву все дело прямого обложения и, следовательно, имел большое значение и для подготовки реформы денежного обращения. Так называемый общегражданский налог был введен сначала в пользу голодающих, затем был повторен, как налог для нужд сельского хозяйства. Введение этих налогов имело большое значение, так как они должны были сыграть роль пробного камня в отношении широких масс населения, отвыкших от платежей налогов и в отношении проверки работы налогового аппарата, которому нужно было справиться с громадным количеством плательщиков.

Оба эти налога оказались довольно удачными, дали сравнительно большие результаты и расчистили почву для введения подоходно-поимущественного обложения. Введение подоходного налога в стране падающей валюты представляет чрезвычайно большие трудности. Мы знаем, что в 1922 и 1923 годах в Германии подоходный налог превратился в каррикатуру, в уродливый тип обложения, который ложился всей своей тяжестью на рабочих и служащих, но почти ничего не брал, а иногда даже служил источником дохода для капиталистов, которые являлись собирателями этого налога. Они производили вычеты из заработной платы ежемесячно, а сами вносили налог раз в год, когда вносимые суммы уже совершенно обесценивались.

У нас в России подоходный налог введен впервые только в 1916 году, но именно благодаря быстрому обесценению денег из него ничего не вышло, несмотря на преобразования его в смысле значительного усиления обложения, он почти ничего не дал и так и остался мертворожденным. Подоходно-поимущественный налог, введенный в 1923 году, был введен на несколько других основаниях, при чем в своей организации учитывал падающую валюту. Обложение производилось каждые полгода, при чем ставка налога не была постоянной, а менялась в зависимости от падения курса. Отдельно было организовано обложение лиц, получающих высокую заработную плату. Кроме того, имущество, превышающее известный размер, подлежало особому обложению. В конце 1923 года «подоходно-поимущественный налог был преобразован в подоходный налог, объединяющий трудгужналог, общегражданский налог и налог с высших ставок заработной платы. По словам т. Сокольникова (в его докладе на III сессии ЦИК СССР 1-го ноября 1923 года) подоходно-поимущественный налог может дать в ближайший год доход около 40 миллионов рублей золотом. Подоходно-поимущественный налог будет обозначать значительное улучшение постановки взимания налогов в городах. Он будет налогом прогрессивным (т. с. ставки его будут расти с ростом дохода). Этот налог в большей степени падет на более зажиточные, более состоятельные круги. Учитывая известное возрождение буржуазных элементов, он облагает их в той мерс, в какой возможно их привлечь к государственному обложению.

Но в то же время—говорил он далее—подоходно-поимущественный налог исходит из предположения, что в рабоче-крестьянском государстве, где в основном буржуазия экспроприирована, основными плательщиками налога являются рабочие, крестьяне, служащие, отчасти самостоятельные мелкие хозяева, и, наконец, в той мерс, в какой она существует, конечно, и новая буржуазия, накопление которой должно регулироваться этим подоходнопоимущественным налогом. Если же мы хотим, чтобы основное обложение внесла буржуазия, то тогда мы должны были бы держать курс на увеличение экономической роли буржуазии и на увеличение ее капиталов. Конечно, это не вязалось бы совершенно со всей нашей политикой и потому мы в подоходно-поимущественном обложении выставили—и Совнарком и Съсзд приняли—то положение, что плательщиками налога являются не только лица, шшсюшис предприятиями, капиталом и т. д., но точно также те лица, имеющие источником существования наемный труд и, с другой стороны, добывающие средства к существованию от самостоятельного хозяйства или от самостоятельного труда.

В этом отношении — продолжал т. Сокольников — наш проект декрета о подоходно-поимущественном налоге даст совершенно четкую классовую структуру. Он делит обложение на три большие раздела: обложение лиц, существующих наемным трудом; обложение самостоятельных хозяев и лиц, существующих без отчуждения своего труда и, наконец, третье—обложение лиц, имеющих самостоятельные предприятия и капиталы. Но, конечно, этот проект не принимает такого обложения рабочих, которое было бы для них обременительно.

И потому обложение начинается на высоте заработка в 75 червонных рублей в месяц. Устанавливая высоту этой ставки, которая таким образом фактически обозначает применение налога только к очень квалифицированным и хорошо зарабатывающим рабочим, Совнарком Союза учитывал, что в течение ряда лет заработная плата рабочего класса была совершенно ничтожна, что в настоящее время, по целому ряду отраслей, эта заработная плата сше не достигла довоенного уровня, и что, таким образом, еще нет возможности в настоящее время при нынешнем материальном положении, устанавливать для него обложение на уровне ниже заработка в 75 червонных рублей в месяц. Принципиальное значение этого проекта, конечно, остается в полной силе. У нас крестьянство платит налог, и если бы рабочий класс был освобожден от налога, это могло бы вызвать только обоснованные нарекания со стороны крестьянства. Мы должны сказать,—заканчивает, эту часть своей речи т. Сокольников,—что в государстве, в котором не может быть допущено, в какой бы то ни было мере, руководящей или значительной экономической роли буржуазии, основная поддержка рабоче-крестьянского государства должна будет итти и может итти только от рабочих и крестьян». Мне кажется, следует признать, что эти принципиальные заявления т. Сокольникова совершенно правильны и могуть быть отнесены не только к подоходному налогу, но и ко всей налоговой системе в целом. Вся деятельность Советского государства состоит в обслуживании общих нужд рабочих и крестьян, и вся поддержка, или по крайней мере главнейшая ее часть, должна итти с этой стороны. Правильное понимание этого вопроса чрезвычайно важно и для разрешения валютной проблемы (задачи), по крайней мере для разрешения одной из важных частей этой проблемы. В самом деле, попробуем вдуматься в положение.

Интересы рабочих и крестьян настойчиво требуют введения твердой валюты. Для этого нужно, чтобы обычные расходы государства покрывались бы путем налогов, а не путем эмиссии бумажных денег, которая всей своей тяжестью ложится также на рабочих и крестьян, но ложится крайне неравномерно, она приспособлена более к извлечению старых запасов, чем к отдаче известной части вновь производимого продукта, при чем эти старые продукты извлекаются вместе с потом и кровью, в то время как налоговое обложение может производить эту операцию—извлечения части продуктов,—совершенно безболезненно, щадя наиболее слабые группы и напирая на сильные.

Провести налоговую реформу так, чтобы возложить всю тяжесть налогов на буржуазию в Советском государстве, совершенно невозможно за отсутствием этой самой буржуазии в достаточной силе и количестве. В частности подоходный налог, как это проверено на опыте всех капиталистических стран, требует крепкой частной собственности и неравномерного распределения богатств. Не удивительно поэтому, что подоходный налог приносит большие суммы и составляет очень большую долю бюджета капиталистической Англии, в то время как в рабоче-крестьянской России он играет сравнительно небольшую роль. Так, например, из предварительных данных, об исполнении бюджета за 1922—23 г.г. мы узнаем, что подоходный налог принес всего менее 10-ти миллионов золотых рублей. Поэтому надежды на то, что подоходный налог явится краеугольным камнем нашей финансовой системы не оправдались и вряд ли оправдаются в будущем.

Если т. Сокольников надеется собрать в будущем году 40 миллионов рублей, то это сравнительно небольшая сумма (меньше первоначальных предположений за 1922—23 г.г.), и это после того, как отказались от мысли облагать подоходно-поимущественным налогом исключительно буржуазные классы. Изложенные соображения следует применить и к политике в области косвенного обложения. Косвенные налоги, несомненно, ложатся тяжелее всего на плечи рабочих и крестьян. Но все же они в общем гораздо лучше, чем эмиссионный налог, их действие несравненно более мягко. Даже такие налоги, как налог на соль и другие предметы первой необходимости, гораздо лучше, чем налог, получающийся вследствие выпуска бумажных денег. Конечно, и в этом случае необходимо усиленное обложение предметов роскоши, но одним из главных недостатков налога на роскошь является то, что они приносят, как общее правило, чрезвычайно мало средств для казны, но зато требуют очень много хлопот со стороны налогового аппарата. У нас в настоящее время применяется система усиленного промыслового налога на предприятия, торгующие предметами роскоши.

Эта мера вполне целесообразна, так как торговцы все равно перелагают промысловый налог на потребителей, и поэтому этот налог, особенно в той форме, в какой он у нас сейчас существует (уравнительный сбор с оборота), является в значительной степени косвенным налогом, хотя обычно в учебниках финансовой пауки он считается прямым налогом. Однако, и этот путь обложения предметов роскоши дает очень мало, и это потому, что буржуазия у нас слишком слаба (и у нас нет никакого желания, чтобы она стала сильней), и это обложение нужно поставить несколько иначе, усиливая обложение отдельных продуктов, которые могут вынести очень много. Но все же приходится сказать, что главнейшими косвенными налогами являются налоги на предметы широкого потребления, которые дают сравнительно много и в условиях советского строя являются вполне справедливыми. Первым косвенным налогом явилось у нас обложение вина. Еще 1-го ноября 1921 года введено в действие обложение акцизом виноградных, плодово-ягодных и изюмных вин. За 1922 год являются уже привлеченными к акцизам следующие предметы: табак, гильзы, спички, пиво, квас, фруктовые воды, чай, кофе, их суррогаты (заместители), сахар, соль, нефтяные продукты.

В 1923 году сюда прибавился налог на ткани и еще несколько других мелких налогов. В общем получается довольно много предметов, обложенных косвенными налогами, но дают они все-таки пока не очень много, менее 100 миллионов рублей (на 1923—24 г. предполагается поступление в 155 миллионов рублей). Все же эти суммы больше поступлений по прямым налогам, но если присоединить к прямым налогам еще единый сельско-хозяйсгвенный налог, до сих пор взимавшийся на половину в натуральной форме, то окажется, что прямые налоги дают значительно больше, чем косвенные. Косвенные налоги могли бы дать значительно больше, если бы производство у нас достигло но крайней мере довоенных норм.

В самом деле, один из наиболее крупных налогов—обложение сахара, мог бы дать значительно больше при существующих ставках обложения, если бы количество произведенного сахара равнялось довоенному. До войны у нас производилось сахара свыше 100 миллионов пулов, а в 1923—24 г.г. ожидается 15 миллионов пудов, в прежние же годы было еще меньше. То же самое можно сказать о производстве нефти и керосина, которое растет с каждым годом. Поэтому, всякое увеличение количества производимых продуктов автоматически (само собой) ведет и к увеличению поступлений от косвенных налогов, а так как у нас облагается довольно значительное количество продуктов, то доход от косвенных налогов, несомненно, с каждым годом будет значительно увеличиваться, даже если не будут привлечены к обложению новые продукты и если не будут увеличены ставки. Благодаря этому имеется возможность даже понижать обложение некоторых продуктов, налог на которые тяжело ложится на население (так недавно произошло уменьшение налога на керосин, соль и спички), что же касается увеличения количества облагаемых продуктов, то в этом нет нужды, так как все годные к обложению продукты уже обложены. Если присоединить сюда еще обложение гербовым сбором, настигающим обращение ценностей и предполагаемое введение налога на ренту, то этим в сущности и заканчивается в главных чертах картина налогов.

Общее количество предполагаемых к поступлению в 1923/24 году составляет около 550 миллионов рублей. Все это значительное увеличение государственных доходов, о котором еще в сравнительно очень недавнем времени и не мечтали, явилось несомненно очень крупным шагом вперед и в весьма сильной степени приближает нас к бездефицитности бюджета, которая, как мы знаем, составляет одно из самых важных условий для проведения денежной реформы.

Этот рост налогов и других государственных доходов, о которых еще придется говорить далее, был бы еще больше, если бы мы не жили в условиях падающей валюты. В настоящем году мы перешли к взиманию налогов в золотой валюте, но это еще больше приводит нас к понижению курса советского рубля. Таким образом, мы вплотную подошли к моменту, когда скорейшее проведение денежной реформы, вернее ее завершение, является совершенно необходимым.

Д.П. Боголепов


Комментировать


один + = 7

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru