Всемирная сеть интернет как отражение универсального мышления | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Всемирная сеть интернет как отражение универсального мышления

Языки, киберпространство и миграция

В статье рассматриваются новые модели речевого поведения, коммуникативные стратегии и тактики, принципы порождения письменных продуктов в виртуальной среде и их влияние на молодое поколение. Ключевые слова: интернет, коммуникация, мышление, «олбанский» язык Коммуникативное поле русскоязычного Интернета в последнее время служит объектом пристального исследования лингвистов, специалистов в области эффективных речевых стратегий, психологов.

Специфика виртуальной коммуникации, наряду с такими доминирующими в сфере современного русского языка факторами, как скопление малоосвоенных заимствований (англо-американизмов по большей части), влияние разговорной среды и профессиональных языков, жаргонов, действует на развитие особого типа коммуникативного и собственно речевого поведения, а значит, и особого типа мышления. Новые модели речевого поведения, коммуникативные стратегии и тактики, принципы формирования письменных продуктов в виртуальной среде приобретают относительную самостоятельность и самодостаточность в, главным образом, у молодежи, для которой интернет-среда хорошо знакома и комфортна.

Получение качественного образования на родном (иностранном) языке является фундаментальной потребностью молодого человека, реализация которой определяет его дальнейший жизненный путь. Следовательно, речь идет о необходимости системного подхода к описанию структуры личности, где совокупность коммуникативно- речевых характеристик занимает свое весьма значимое место. В условиях реформирования системы российского высшего образования, внедрения методических инноваций, расширения принципов гуманистической педагогики стоит задача разработки оптимизированных методик.

Особенности виртуальной коммуникации не могут плохо влиять на зрелую языковую личность, на человека, который достиг высокого уровня в постижении своего родного языка в собственно научном и коммуникативно значимом плане, т.е. на человека, который: • обладает значительным лексическим запасом, развитым (нормативным для данного возраста и образования) кругозором и когнитивным мышлением; • владеет грамматической системой родного языка — как следствие обучения в средней школе; • знаком с принятыми социально значимыми речевыми и языковыми, а также коммуникативными нормами [Жгарева, Малюгина, Федорова, 2012; 71]. Прежде всего, необходимо понимать различия между официальным массивом текстового материала и разнообразными интернет материалами неофициального характера.

Следует различать официальные сайты, где отсутствует анонимность и автор несет личную ответственность за достоверность и качество предоставляемой информации, где функционируют те же правила, что и в литературном языке в одном из его функциональных подстилей официально-деловом, публицистическом, научном. Нарушения лексической и грамматической стилистики, нормативной орфографии и пунктуации не выходят за пределы статистически типовых, зависят от квалификации и добросовестности самих авторов или редакторов. Ситуация полностью меняется в принципиально другой среде — чатах, блогах, комментах, постах и т.п., где происходит «бесцензурный вброс» или обмен информацией, ее комментирование. В этой области количество нарушений часто «зашкаливает», вызывая законное возмущение у эрудированной части пользователей сети. Специальная литература демонстрирует наглядные примеры таких коммуникативных неудач (резкое снижение общего культурного уровня; неумение или нежелание вникнуть в смысл и отделить общее от частного; несформированность механизмов внутренней речи вследствие недостаточной начитанности, бедности словаря, неразвитости логики; отсутствие фактических предметных знаний; неправильное или недостаточно системное обучение и самообучение). Интернет пространство навязывает свои поведенческие рамки, которые привлекают современную молодежь. По природе своей письменное общение в Интернете, как отмечается в специальной литературе, гораздо ближе к устному общению; возникает новый тип коммуникации — новые жанры и виды: блоги, чаты, и т.д., где коммуникация осуществляется в диалоговой форме.

Используются многие приемы, присущие устной речи: эллипсы, ситуативная замена вербальности, неоправданные повторы, оговорки, невнятность, перенасыщенность эмоциями, особая роль интонирования, что порождает необходимость отражения на письме, — отсюда обилие графических знаков. Все это не может не отразиться на типе личности, типе мышления. В коммуникативном интернет-поле уже не обязательно уметь риторически разнообразно выражать свое состояние, сложные эмоциональные реакции — достаточно воспользоваться так называемым мемом — однозначно декодируемой картинкой или фразой-символом, «поставить» множество «лайков». Коммуникативно-эстетический стандарт XIX в. — «говорит, как пишет» (А.С. Грибоедов «Горе от ума») — в виртуальном пространстве, как в кривом зеркале, трансформировался в «пишет, как говорит» — в нарушение всех и всяческих законов однозначности, ясности выражения, богатства и красоты речи. Языковые нюансы и коннотации становятся неважны, им приходят на смену стандартизированные формулы. Есть и объективные технологические причины невозможности массового порождения безупречных речевых продуктов. В число таких значимых для сетевого мышления характеристик входят: 1) скорость поиска и обработки информации, предельно приближенная к естественной скорости мышления; 2) доступ к безразмерному количеству информации, данным и ресурсам Сети интернет, увеличение оперативного объема кратковременной — обзорной памяти без необходимости запоминания, аналитической работы; 3) активное участие в массовой коммуникации любого пользователя в реальном времени; 4) порождение чувства внутренней свободы и вседозволенности, вплоть до неузнаваемости; иллюзорность открытости и равноправности общения; 5) культ «публичной субъективности»: каждый высказывает свое особое мнение, подчас не подкрепленное достаточным фундаментом знаний, системной логикой; возможность «оспорить» самый непререкаемый авторитет; 6) связь всех участников Сети в единый организм с отсутствием оппозиции «центр — периферия»;

7) публичность при соблюдении анонимности, а значит — личная безопасность коммуникантов. [Чупина 2011; 20]. Следствием формирования коммуникативных особенностей активного пользователя, находящегося под влиянием «отрицательного обаяния» антинормативной web- среды, закономерно становятся:  общий агрессивный характер интернет-общения в русскоязычной среде — обратная сторона анонимности и равноправности; наличие бранной лексики;  языковая игра, насмешка, нередко высокомерие как преобладающие формы комментирования; отсутствие «персонального языкового контроля» — неумение пере- ключать соответствующие коды — при оформлении продуцируемого в Сети, впоследствии и вне ее определенного речевого произведения;  подмена личного знания умением быстро найти в нужном ресурсе необходимую информацию; как следствие — несформированность когнитивных, речемыслительных, логических, ассоциативных механизмов;  последующий перенос особенностей сетевого текста в иные коммуникативные сферы, в частности в сферу создания по определению нормативных текстов в условиях какой-либо серьезной образовательной среды. [Чупина 2011; 20]

Что касается нового типа языка, то здесь соответствующие изменения вводятся сознательно, так сказать, для ограниченного круга посвященных с последующей популяризацией за пределами определенных ресурсов. При этом такое семиотическое смешанное образование, как и все социально и функционально обусловленное, подвержено стремительному угасанию. Речь идет о самобытном «олбанском» языке. Самая характерная черта этого субкультурного феномена — искусственное

введение искаженного, не всегда даже фонетического письма. Психолингвисты считают, что причина в новом типе порождения и восприятия информации, что и порождает новый тип языка. Если в течение тысячелетий процесс «писать» (о чем свидетельствует и этимология глагола в индоевропейских языках) связывался с процессами «рисовать кистью», «прорезать», причем аспект «порождение» был важнее аспекта «восприятие», то сегодня ситуация изменилась. Современные электронные технологии оказали свое радикальное влияние. Для пользователя компьютера эти действия разнесены в пространстве и времени, возникает промежуточный, смешанный тип устной / письменной коммуникации.

Нажатие на клавиши — появление текста на экране: таким образом происходит визуализация, особенности устной речи проникают в письмо [Кронгауз 2013; 36]. Далее действуют и иные факторы, глобальный характер технических и технологических инноваций, внедряемых стремительными темпами в условиях необходимости быть первыми в конкурентной борьбе. Среди русскоязычных пользователей отмечается усиление метаязыковой рефлексии за счет: • использования знаков разных семиотик: букв, знаков препинания и графики естественных языков; математической и логической символики (цифры, знаки отношений и операций); знаков-икон и др.; • распространения разносемиотических гибридов — «ребусных» (фонетических и нечисловых) употреблений цифр в комбинациях с названиями букв или чтением; • использования средств разных языков, полиалфавитность (кириллица и латиница), как следствие — распространение распространение гибридов: графических, графико-лексических, графико-морфемных, лексических, лексико-семантических;

• употребления «клавиатурных калек» — кириллической записи международных клише с помощью тех русских букв, которые находятся на тех же клавишах, что и латинские буквы, передающие соответствующие слова (русское КУ = лат. RE, т.е. ‘повтор сообщения’) и многое другое [Мечковская, интернет ресурс]. Независимо от причин, порождающих такого рода новый смешанный тип письменной фиксации и передачи информации, всегда найдутся молодые пользователи, неустоявшиеся навыки нормативной речи которых приводят к катастрофическим последствиям в жизни за пределами интернет-общения. В свое время, в эпоху пика моды на «русский олбанский», именно учителя школ забили тревогу о речевой культуре, а сегодня о необходимости глубокого и вдумчивого изучения родного языка, богатейшей русской литературы говорится на самом высоком уровне.

Замкнутый в Сети феномен «олбанского языка» формирует устойчивые навыки пользователей, определяет их отношение не только к орфографии и пунктуации, но и к общим принципам оформления речевых продуктов, к общим (вне Сети) моделям коммуникативного, социально значимого поведения.

Задача лингвистов, специалистов в области эффективной коммуникации, а также методистов и педагогов — обеспечить в современных условиях возможность адекватной лингвокоммуникативной подготовки нашей молодежи — будущих специалистов- профессионалов, способных реализовать себя в условиях жесткой конкурентности на рынке труда. Сохранить и приумножить богатства родного языка — наша непосредственная задача, наша ответственность перед будущими поколениями.

1. Жгарева Т.И., Малюгина Н.М., Федорова Е.А. Коммуникативно-речевой имидж современного студента: проблемы формирования и динамика // Современные гуманитарные исследования.- М., 2012. № 4. С. 70-74. 2. Кронгауз М. Самоучитель албанского. -М., 2013. С. 36. 3. Мечковская Н.Б. Интернет-коммуникация и ее влияние на общение и язык повседневной жизни // Интернет- ресурсы. URL: http://www.uib.no/filearchive/mechkovskayahandout3.12.2009.pdf . 4. Чупина Я. Использование инструментов Web 2.0 в учебном процессе: психологический портрет студента 2.0 // Финансист. -М, 2011. № 117. С. 20.

В.В. Кытина


Комментировать


× 3 = двадцать четыре

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru