Геологическая история и современная природа Тарусского края

Таруса. 9 марта 2013 года.

Таруса. 9 марта 2013 года.

Ранее мы рекомендовали прекрасное путешествие выходного дня в Тарусу, в котором можно узнать много интересного, прошлого и настоящего нашей страны. Обязательно посетите музей семьи Цветаевых, познакомьтесь с историей Тарусы и ее окрестностями. В XVI веке здесь вело бойкую торговлю тарусское купечество.

Тарусский край расположился на северном склоне Среднерусской возвышенности, прорезанном глубокой долиной Оки. Соседство большой реки, к которой устремляются многочисленные притоки, из холмистых возвышенных берегов создает такие контрасты рельефа, что иногда кажется — уж не в альпийских ли предгорьях мы находимся. Общий перепад высот на сравнительно небольшой площади достигает более 100 м.

Большие перепады высот на коротких расстояниях и создают значительную крутизну склонов, что явно ощущается человеком во время пеших прогулок вниз к реке и обратно. И чем выше мы поднимаемся, тем больше обзор и разнообразнее открываются виды. Это придает ландшафту необычайную живописность и привлекательность.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Как возникли изумительные тарусские ландшафты? Безусловно, благодаря мягкому климату, обилию воды, а также богатой геологической истории. Основа нынешнего облика Тарусского края, как и всех среднерусских ландшафтов, создавалась еще 300 миллионов лет тому назад, в каменноугольный период истории Земли, На нашей территории в это время плескалось мелкое и теплое море. Никаких папоротников в нем, конечно, не росло, но на илистом дне, хорошо освещаемом жаркими лучами солнца, в изобилии плодились и размножались всевозможные моллюски — мелкие и круглые фораминиферы, гребешки-брахиоподы, росли и ветвились водоросли, в которых прятались и кормились всевозможные рыбы, в том числе и кистеперые целаканты, которые первыми из позвоночных выбрались из воды на сушу.

Продолжались такие условия многие миллионы лет, и все это время раковины и прочие останки умерших организмов накапливались на дне моря. Потом насыщенные раковинами илы уплотнились и превратились в скальные породы — известняки. Мощность каменноугольных известняков в окрестностях Тарусы достигает нескольких сотен метров.

Каменноугольное море отступило из этих мест около 280 миллионов лет тому назад. В последующем нашу территорию еще несколько раз занимало мелкое море, однако его осадки оказались довольно мягкими (глины и пески) и сохранились до наших дней очень плохо. Дело в том, что в последние 20 миллионов лет (геологи называют этот этап неотектоническим) Среднерусская возвышенность стала воздыматься относительно уровня океана, и те отложения, которые не успели «окаменеть», быстро оказались смытыми дождями и унесенными реками далеко прочь. Зато скальные известняки поднялись над уровнем океана приблизительно на 200—300 м и стали основой нынешней холмистой равнины. А на склонах и днищах долин и балок, иногда прямо на речном дне, они стали выходить на поверхность земли.

Воздымаясь, известняки растрескивались и расслаивались, и в трещины и пустоты попадала дождевая и речная вода. Там она накапливалась, иногда даже под давлением, а при возникновении новых трещин изливалась на поверхность. Происходит этот процесс и сейчас — многочисленные родники бьют у подножий тарусских откосов вот уже 60 миллионов лет (с перерывами на оледенения!). Конечно, вода в большинстве из них далеко не каменноугольного и даже не мелового возраста, а связана с дождями, выпадавшими последние тысячи лет. Но, пройдя за это время через многочисленные трещины в известняках, она стала очень чистой, вкусной и полезной. Вот только голову ею мыть неудобно — жесткая она, слишком много растворено в ней кальция.

Итак, на основе каменноугольных известняков стал формироваться современный облик края. Как же это происходило? После поистине райских условий более позднего третичного периода, когда в наших краях шумели вечнозеленые тропические леса, населенные мастодонтами и лемурами, климат в Северном полушарии стал холодать. И в середине последующего четвертичного периода (около 240 тысяч лет тому назад) на землю Тарусы с северо-запада пришел днепровский ледник — самый большой по площади. Вся земля была покрыта мощным слоем льда, а обитатели лесов и сменивших их степей убежали на юг.

Но не вечно продолжалось ледяное безмолвие — климат стал постепенно теплеть, и около 180 тысяч лет тому назад днепровский ледник растаял. Впоследствии на Восточно-европейскую равнину ледник приходил еще не раз, но больше никогда не укрывал своим мертвящим одеялом Тарусу. Хотя однажды драматическая ситуация чуть было не повторилась — наступавший 130—110 тысяч лет назад с северо-запада московский ледник не дошел до Тарусы всего 20 км. Его край проходил по западной границе Тарусского района почти через деревни Барятино и Роща. Следы от потоков его талых вод сохранились во многих чертах рельефа и речной сети края.

Вернемся к тому времени, когда оттаял днепровский ледник. После этого возобновился и речной сток. Вновь потекли реки — по своим же прежним долинам, еще недавно засыпанным ледником. Но что самое интересное, Оки в то время рядом с тарусскими возвышенностями, скорее всего, не было. Здесь находилась какая-то другая река. Ока протекала тогда совсем по-другому: сначала от города Калуги по долинам нынешних рек Уфы, Шани и Суходрева — на север через Полотняный Завод к городу Малоярославцу, а затем поворачивала на восток и, занимая долину современной реки Про-твы, направлялась к деревне Дракино и далее на восток по своей нынешней долине.

Пришедший с северо-запада московский ледник перегородил эту долину как плотиной, поэтому Ока вынуждена была искать новый путь в обход ледника. И она нашла его, повернув от города Калуги резко на восток и освоив цепочку понижений среди холмистой возвышенности между городами Калугой и Алексиным. Ниже города Алексина Ока повернула на север и потекла по долине своего притока справа от тарусских холмов, то есть там, где течет и сейчас.

И до прихода ледников, и после их отступания реки текли не по прямой линии — их долины образуют причудливые остроугольные извилины-петли. Без них Тарусский край был бы лишен своего природного очарования.

Но почему так устроена речная сеть Средней России? Тарусские каменноугольные известняки, как и расположенные под ними более ранние, тоже скальные породы, лежат на очень древних (им более миллиарда лет) отложениях, образующих фундамент Русской платформы. Этот фундамент очень прочный — на нем не бывает землетрясений, но он, как и вся наша Земля, незаметно для окружающих «дышит». При этом одни части фундамента очень медленно опускаются, а другие — столь же медленно поднимаются.

На границах областей с разнонаправленными колебаниями возникают напряжения, фундамент, а вслед за ним и лежащие на нем пласты скальных горных пород пронизывают крупные трещины — разломы. В этих разломах податливость горных пород к размыву водными потоками выше, чем в монолитных породах, поэтому по ним любят закладываться реки, промывая именно там свои долины. Если разломы образуют квадратные сетки, пересекающиеся под углами, близкими к прямому углу, то заложенные по ним реки будут занимать разные стороны этих квадратов и тем самым образовывать в плане ломаные линии. Не избежали этой закономерности и долины рек Оки и Тарусы. По пересекающейся сетке разломов заложены петли, которые образует в районе города Тарусы река Ока, сначала отклоняясь от поселка Велегожа на запад, под город Тарусу, а потом — резко на восток к Поленову. Эту же сетку повторяют очертания долины реки Тарусы в нижнем течении — с ее остроугольными петлями, ошибочно называемыми излучинами.

После таяния московского ледника 110 тысяч лет тому назад основные черты рельефа края приобрели современный облик. С тех пор происходило только направленное углубление речных долин и «вытягивание» их петель. Обращали ли вы внимание на то, что склоны речных долин напоминают гигантские ступени? Снизу, вдоль самого русла, вытянута ступень заливных лугов — поймы. Повыше, на удалении от реки, лежит следующая ступень, потом еще и еще одна. Это речные террасы — бывшие поймы, которые уже перестали затапливаться водами половодий. Дело в том, что вес реки углубляют свои долины прерывисто — скачками, и после каждого этапа врезания образуют вокруг себя новые поймы на более низком, чем прежде, уровне. А прежние поймы, став высокими относительно русел, перестают заливаться и превращаются в надпойменные террасы — первую — самую низкую, потом вторую, третью и т. д. Сколько было этапов врезания и покоя, столько и сформировалось надпойменных террас в речной долине.

В долинах Оки и Тарусы насчитывается три надпойменных террасы и современная пойма. На самой высокой третьей террасе, образованной рекой еще во время московского оледенения, находится старое городское кладбище. На второй террасе, по которой река протекала 60—70 тысяч лет назад, расположен дом К.Г. Паустовского, а на первой, сформированной реками Окой и Тарусой всего 23—12 тысяч лет назад, — центральная площадь города. На пойменных лугах ничего не строят, а только засеивают их овощами или косят сено — кому охота раз в 3 — 4 года, а то и чаще оказаться затопленным весенними талыми водами половодья.

По расположению в долине террас и поймы и по их рельефу можно определить, как менялось положение речных русел за послеледниковое время. Так, всего 10 тысяч лет назад река Ока протекала там, где сейчас находится заокский заливной луг, напротив Тарусы, причем ее русло находилось на высоте этого луга. А река Таруса текла по северной околице деревни Сутормино и в своей приустьевой части пересекала место, где сейчас расположена главная площадь Тарусы.

Три-четыре тысячи лет назад река Таруса описывала между Суторминскими дачами и городским кладбищем две крутые излучины, одна из которой, на правом берегу, ныне сохранилась в виде серповидного болота, обсаженного ивами, а другая — левобережная, почти полностью распахана.

Зададимся вопросом: «Происходят ли в облике Тарусского края какие-либо заметные изменения, такие, которые доступны наблюдению и, более того, влияют на жизнь и деятельность человека?» Безусловно. Во время таяния снега по обычно приветливым и сухим балкам бурлят такие потоки воды, что перейти их просто невозможно. Многие балки углубляются, на их дне и по бокам начинают расти донные овраги и отвертки. Избыток воды со склонов и балок попадает в половодье в реки и ручьи, которые выходят из своих берегов и затапливают обширные заливные луга — поймы, В этот период по рекам проходит столько воды, что водные потоки оказываются способными сдвинуть с места крупные камни, обычно лежащие на дне русел, перенести их и отложить значительно ниже по течению реки. Эти же потоки способны размывать берега, которые отступают на десятки сантиметров, а то и на целые метры. А могут они намывать и целые острова.

Например, в 1999 году на реке Тарусе возле деревни Сутормино, после спада высокого половодья, посередине русла возникла широкая и высокая отмель из груды острой гальки. Высохнув, галька блестела на солнце как снег! Отмель образовалась исключительно при переносе и отложении рекой массы донных наносов. Не прошло и двух лет, как отмель покрылась растительностью и превратилась в молодой остров.

Речное наносное происхождение имеет и галечная отсыпка, которая перегораживает русло реки Оки в месте впадения в нее реки Тарусы. Маленькая река Таруса, шириной всего 18—20 м, а глубиной от 30 см на порогах и перекатах (галечных мелях) до 1,5 м на омутах-плес ах, обладает в своем устье уклоном, значительно большим, чем у реки Оки, а следовательно, и более высокой скоростью течения. В половодье она подхватывает и переносит такие камни, которые Ока при всей своей водяной мощи передвинуть не в состоянии. Мало-помалу она все-таки уносит камни вниз по течению. Но маленькая Таруса приносит в Оку новые порции своих каменных наносов, мешая той плавно огибать левый берег и отклоняя течение под большим углом к правому берегу. Это, кстати, затрудняет судоходство на тарусском участке Оки.

Весной не только реки пробуждаются и меняют свое русло — оживает и начинает меняться вся природа, даже неживая. Весной намокают массы горной породы на склонах долин; некоторые из них, становясь очень тяжелыми, отрываются от стенок склона и смещаются вниз к его подножию в виде огромных блоков. Это оползни. Когда они сползают, все рушится на их поверхности. Лес, который там растет, либо гибнет вообще, либо стволы деревьев при оползании грунта наклоняются в разные стороны, как пьяные. Такой лес так и называется — «пьяный». Крупный оползень сошел несколько десятилетий назад в северной части городского кладбища — здесь на бугристой поверхности до сих пор не выросло ни одного дерева, хотя все кругом покрыто лесом.

Пересеченный рельеф — основа тарусских пейзажей, и завершенность этой неповторимой красоте придает растительность, пестрым ковром покрывающая тарусские дали. По общему облику растительности сразу можно отличить часто покрываемые водой поймы от относительно сухих террас и водоразделов, крутые склоны долин, обращенные на юг, от более пологих, смотрящих на север и поэтому покрытых лесом. Сообщества растений, закономерно расположенные на различных формах рельефа и определенных почвах, образуют ландшафты.

Ландшафты Тарусского края не столь древние, как его рельеф — им всего 4—5 тысяч лет. Выделяется два типа ландшафтов. На водоразделах большие площади занимают равнины с серыми лесными почвами, где когда-то в незапамятные времена шумели широколиственные леса, а сейчас здесь — пустыри и дачи. Второй тип — долинные ландшафты рек Оки и Тарусы с «островами» дубово-сосново-березовых лесов на дерново-подзолистых или светло-серых лесных почвах. Сейчас лесами занято около 45 % территории края, но они мало напоминают первичные дубово-липовые леса, которые оказались вытесненными сельскохозяйственными угодьями и вторичными осиновыми и березовыми лесами. Сейчас липово-дубовые леса сохранились только на крутых коренных склонах, сложенных известняками. Березовые рощи украшают своими белыми стволами и кружевной зеленью крон наиболее удаленные от центра Тарусы новые городские «спальные» районы. Хвойные деревья представлены сосной, растущей на надпойменных террасах, а вот ель естественного происхождения встречается в лесах крайне редко и единичными экземплярами. Зато довольно широко распространены ее искусственные посадки.

Кустарниковая и травянистая флора окрестностей Тарусы просто ошеломляет огромным разнообразием. На небольшой территории вокруг города насчитывается не менее 800 видов растений. Такое богатство видов связано с взаимопроникновением северной лесной и южной степной флоры — явлением крайне редким для средней полосы России. Среди типичных степных растений здесь встречаются типчак, тысячелистник благородный, жестер слабительный, незабудка Попова, вероника колосистая, скабиоза бледно-желтая и др. Многие из этих растений требуют охраны.

Естественных озер или болот, для образования которых нужны обширные плоские поверхности или многочисленные замкнутые понижения, где застаивается вода, здесь почти нет. В этом, кстати, одна из причин, почему Тарусский край «не комариный рай». Лишь изредка на поймах рек Оки и Тарусы можно встретить серповидные понижения, занятые заболоченными озерками. Это старицы — бывшие русла рек.

Животный мир тарусских лесов и полей в целом достаточно тра-диционен для средней полосы России. В лесах обитают разнообразные землеройки, мышевидные грызуны, крот, еж, хорь темный, куница лесная, заяц-беляк и заяц-русак, белка. Радует богатство видов птиц тарусских лесов и фауны окских нераспаханных заливных лугов.


Комментировать


3 − три =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru