Горжусь боевым прошлым

На связи Глазунов!

На связи Глазунов!

«…А сколько сил и времени уходило в самом конце войны, когда был одним из ответственных за безопасность при выводе войск из Афгана! Надо было смотреть в оба: мало ли какие «сюрпризы» могли преподнести главари банд».

– Разве думал я, сельский мальчонка из клинцовского поселка Зеленый Клин, сын танкиста, погибшего на фронте, что и мне доведется понюхать пороха?

После окончания средней школы «забрили» в армию. Служил в Группе советских войск в Германии. Потом была Калининградская школа милиции и направление в Брянск. Работал в ОБХСС, начальником РОВД в Володарке. Окончил Академию МВД.

В 1987 году из Москвы в УВД пришла спецтелеграмма: направить в распоряжение министерства…

С октября по декабрь в Ташкенте, в лагере высшей школы МВД, нас, офицеров, готовили для работы советниками такого же министерства в Афганистане. Изучали быт и условия работы, язык, новую военную технику, средства связи, минновзрывное дело…

…В Кабуле направили на юг, в провинцию Ловгар, на границу с Пакистаном. Полным ходом идет война.  Мне, старшему советнику, подчинены 22 советника по разным направлениям, плюс полторы тысячи человек из царандоя, боевого подразделения афганцев.

Задачи – защищать интересы народной власти, расширять подконтрольную территорию. Еще — помогать
жителям страны, раздираемой гражданской войной, строить социалистические – и не менее! – отношения. Конечно, это было лишь фантазией.

По отчетам моего предшественника Кузнецова, погибшего при подрыве бэтээра, в котором он ехал, под нашим контролем находилось аж 30 населенных пунктов. А на деле — куда ни поедешь, встречают автоматными очередями или фугасами на дороге. Оказалось, реально мы имели влияние только в  13 городах и кишлаках. Доложил об этом начальству, но мне сказали, мол, не надо поднимать шум, завоевывай доверие….

Но завоевывать его невозможно только cтрельбой и авиаударами. Советники МВД вели работу со старейшинами, даже местными феодалами. Старались объединить лидеров, которые враждовали между собой. Мы обучали милиционеров, следили за боеготовностью афганских подразделений, «плотно» занимались призывом на службу, снабжали призывников оружием, боеприпасами, техникой, бензином, провиантом….

Местная специфика – рукой подать до пакистанской границы. В соседней стране действовали учебные лагеря, где американские и другие специалисты готовили душманов для нападения на наши блокпосты, гарнизоны, дороги, электростанции, предприятия…

Необходимо было работать с «источниками» оперативной информации. Однажды пуштун из Пакистана сообщил, что через нашу территорию должен пойти большой караван с оружием. «Свой» получил денежное вознаграждение (по-другому там нельзя), и две моторизованные роты скрытно подошли к предполагаемому месту появления каравана. Головной дозор пропустили и взрывами фугасов перекрыли выход из ущелья. После недолгого, но яростного боя (душманы, сопровождавшие груз, понимали, что спасения нет), караван  захватили. Трофеи – безоткатные орудия, гранатометы, медикаменты, огромное количество боеприпасов, деньги. Наши потери – восемь бойцов. За эту операцию меня представили  к ордену Красной Звезды.

Вскоре перевели в Кабул. Выполнял те же обязанности, но уже в масштабах страны. Работать пришлось со службой безопасности министерства ДРА, которую возглавлял старый знакомый, генерал-лейтенант Мухсим Хилали. Формировали систему органов внутренних дел. Меня даже привлекли к разработке нового уголовного кодекса.

Послали как-то в одну из провинций проверить, как идет строительство городка мелиораторов и канала для орошения. Наша страна ведь давала тогда афганским властям громадные деньги на подобного рода сооружения. По отчетам вроде все идет хорошо… Не поверил бумагам, перепроверил и ужаснулся: строительство почти на нуле! Составил объективную справку, хотя кому-то, уверен, она была нежелательной…

Назначили членом комитета нашего посольства по линии МВД. Довелось контактировать с генералом Борисом Громовым, командующим 40-й армией. Был, также по линии нашего министерства, заместителем начальника службы безопасности у генерала Алексеева.

Особое внимание – борьбе со сбытом наркотиков. С помощью руководителя службы безопасности республики генерала Хилали (его уже упоминал) удалось вырвать из плена более десяти наших ребят. А еще – создавали три пояса обороны вокруг Кабула, два наших и царандоевский. Объективно говоря, на тот, за который отвечали солдаты царандоя, надежды было мало… Укрепился, как говорится, и мой тыл – приехала жена. Евгения Матвеевна работала медиком в воинской части КГБ.

А сколько сил и времени уходило в самом конце войны, когда назначили одним из ответственных за безопасность при выводе войск из Афгана! Надо было смотреть в оба: мало ли какие «сюрпризы» могли преподнести главари банд…

…Закончилась командировка, и мне предлагали работу в других областях. Но уезжать из Брянска не хотел. Три года был заместителем начальника УВД, затем – начальником правового отдела администрации Володарского района. Работаю в ООО «Техпром».

Не привык кичиться наградами, но кроме нашего ордена Красной Звезды отмечен афганским орденом «Слава», медалями «За охрану границы» и «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». Эти награды, как говорится, не юбилейные, они пахнут порохом…

Глазунов Иван Ефимович 


Комментировать


семь × = 49

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru