Дистанционное банковское обслуживание, виртуальные банки – новые банковские риски

Новые IT технологии в виртуальном банке – кем востребованы, кто финансирует? Мобильные телефоны стремительно ворвались в жизнь клиентов банка, активно развивается такое приложение как «мобильный банк», то есть управление расходами, банковскими счетами непосредственно с мобильного телефона, конечно, посредством интернет. Но при этом возникает совершенно новое явление – клиент банка видит перед собой свой мобильный телефон, делает покупки, одалживает другу деньги и перестает задумываться, где его средства собственно хранятся: то ли на счетах банка, то ли мобильного оператора, то ли еще где-то.

Два примера проектов «виртуального банка», то есть IT сервиса, не имеющего лицензии на банковскую деятельность, но агрессивно использующих слово «банк» или «bank» в своем бренде. Три года назад состоялся запуск очень необычного для российского рынка проекта –– виртуального банка в телефоне под брендом Instabank. Проект основан командой IT разработчиков, специализирующейся на создании мобильных финансовых приложений. Поддержку проекта взял на себя венчурный фонд. Изначально Instabank реализуется интегрировано внутри социальной сети FaceBook. Видимо этим объясняется первоначальный успех проекта – пользователей социальных сетей с мобильными телефонами становится все больше. Но мы наблюдаем затухание проекта Instabank на российском рынке. В чем же дело? А все в той же направленности проекта на интеграцию с FaceBook. Здесь требуются пояснения. Идентификация клиента в проекте Instabank происходит по учетным записям в социальных сетях. Это не соответствует требованиям российского законодательства по процедуре идентификации клиента, и, даже, по процедуре упрощенной идентификации.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Что бы проект Instabank успешно работал в правовом поле нашего Государства, нужно предшествующая процедура обращения клиента в кредитное учреждение с вопросом открытия счета, кредита, депозита и т.п., при котором происходит идентификация самого клиента. А для пользователей социальных сетей это совсем не всегда комфортно. По другому пути развивается проект Рокетбанк, который также стартовал три года назад и так же являет собой стартап с венчурным финансированием. Юридическое лицо ООО «Рокетбанк» зарегистрировано в РФ, занимается IT технологиями, но свои сервисы реализует через договорные отношения с кредитными учреждениями. Поясним: существует банковская карта с брендом Рокетбанк, но эта карта выпущена кредитным учреждением и дает доступ для проведения операций по счетам клиента в кредитном учреждении.

То есть за денежные средства, размещенные клиентом в виртуальном Рокетбанке, несет ответственность реальный банк. В настоящее время Рокетбанк заключил договор с банком-партнером Открытие. ФГ Открытие привязала карты Рокетбанка к Ханты-мансийскому банку, который входит в группу и специализируется на дистанционном банковском обслуживании. В апреле 2016 года кредитное учреждение Банк «Открытие» приобрело (взяло под контроль 100%) ООО «Рокет» — компании IT сервиса, разработчика мобильных приложений для ДБО и банковских карт. «Виртуальный банк» — новая разновидность операционного риска?

Было бы не справедливо не отметить еще один, весьма «молодой» проект виртуального банка – «МегаФон-Банк», который стартовал в 2016 году. Такого банка нет, и такого юридического лица нет — это бренд, под которым продаются банковские карты mastercard, выпущенные не очень большим кредитным учреждением ООО «банк Раунд», находящимся под контролем акционеров мобильного оператора Мегафон. Что может понять потенциальный клиент, не специалист банковского дела, из интернета и других источников: проект банковской карты "Мегафон" реализуется через розничную сеть мобильного оператора Мегафон; банковская карта "Мегафон" предлагает уникальный набор услуг, интегрированных с услугами мобильного оператора Мегафон.

А что трудновато понять из интернет источников клиенту, на которого ориентирована агрессивная подача проекта «МегаФон-Банк»?. Во-первых, что в этом виртуальном банке относится к компетенции кредитного учреждения ООО "банк Раунд", а что к компетенции мобильного оператора ПАО "Мегафон? Во-вторых, какие операции с денежными средствами клиента отражаются по счетам кредитного учреждения, а какие по счетам мобильного оператора, и как построены договорные отношения клиент-кредитное учреждение, клиент-мобильный оператор, кредитное учреждение-мобильный оператор? Проблема «виртуального банка» состоит в том, что пользователь или клиент видит перед собой сервис проведения транзакций. Но сам сервис создан и управляется IT компанией, или компанией – мобильным оператором.

Если транзакциями и комиссионными доходами от транзакций, как мы думаем, должен заниматься банк, то, по мнению IT компаний, доходы как раз должны оставаться не у банков. Это уже существующий конфликт интересов. Например, Роман Потемкин, руководитель проекта Instabank рассуждал: «мы ведем войну с мобильными операторами и банками за право клиента «нажать кнопку», то есть провести транзакцию». Что сегодня реализуется в проекте такого виртуального банка, где то на грани норм банковского законодательства РФ? «Виртуальные банки» стали сегодня реальностью, их появление обусловлено востребованностью инновационных форм дистанционных банковских услуг, конкурентной борьбой банков за клиента. Но новые технологии несут в себе новые риски.

При реализации проектов «виртуального банка» мы наблюдаем тенденцию перенесения обслуживания транзакций из банков в IT компании. Это явление следует квалифицировать как риск отрыва банковских транзакций от деятельности банковских учреждений. Этот риск содержит в себе компоненты как операционного (технологического) риска, так и рисков репутационного и правового. Значит, государственное, нормативное регулирование деятельности «виртуальных банков» необходимо.

Косарев В.Е.


Комментировать


семь × 2 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru