Из памяти не вычеркнуть

«…Тысячи километров, теряя боевых друзей, постоянно подвергая свою жизнь опасности, проехал по дорогам Афганистана Владислав Фирзин. И всякий раз, отправляясь в очередной рейс, рядом с водителем были неразлучные «спутники»: автомат, несколько гранат и бронежилет, повешенный слева на дверь автомобиля…». 

"К поездке готов!"

«К поездке готов!»

Хотя ему уже под пятьдесят, Владислав Фирзин выглядит гораздо моложе. И только по натруженным мозолистым ладоням, которые, сжимаясь, становятся пудовыми кулаками, да посеребренной голове можно понять, что у этого мужчины за широкими плечами длинная, полная опасности жизнь.

В Якутии Раиса Васильевна, мама Владислава, работала на урановой шахте. Влад, как мог, старался помочь возвращавшейся с работы уставшей матери. Сколько бы прожили там, не случись с двумя шахтами «ЧП»: в одночасье были затоплены водой. Как-то мама Влада решила съездить в Калининград, где, штурмуя неприступный город-крепость Кенигсберг, погиб ее отец.

Познакомившись там с женщиной, рассказала о своих мытырствах, а та пригласила ее жить на Брянщину в поселок Коммуна, что в Брасовском районе.

– Вот так, – говорит мой собеседник, – мы оказались на этой земле, ставшей для нас второй малой родиной.

– Понравились здешние красоты не только Раисе Васильевне, но и мальчику.

– Ты, моя надежда и опора, говорила не раз. И не знала, через какие испытания придется пройти сыну.

Закончив среднюю, а потом и автошколу, поработал водителем в Крупецком лесничестве. Призвали в армию. Сначала попадает в Алябино. Оттуда командируют в Ташкент, Самарканд, где переучивают на водителя «КамАЗа». Многокилометровые марш-броски… Послали в Набережные Челны за новой партией машин. В Алма-Ате прошёл ускоренный курс обучения на крановщика. В конце мая 1984 года он в Кабуле. Младшего сержанта назначают командиром отделения водителей.

– Служба, прямо скажу, медом не казалась, – рассказывает Владислав.-Возил начальника штаба бригады, а также грузы и боеприпасы в Джелалабад, Пули-Хумри. Колонну сопровождали бэтээры, автомашины “УРАЛ” и “КамАЗ”, в кузовах

Фирзин Владислав Федорович

Фирзин Владислав Федорович

которых были установлены двуствольные зенитные орудия.

Всякое довелось повидать, испытать парню. Бензовозы, водовозки, “КамАЗы” с бомбами, снарядами, машины технического обеспечения, медленно двигались по серпантину разбитой дороги, огрызаясь автоматным, пулеметным огнем на обстрел «духов».

Не раз видел, как вражеские пули, прилетев неизвестно откуда, впивались в тела водителей. Как военный врач загребал растопыренными пальцами вокруг умирающего бойца, словно собирал, ловил, загонял обратно в пробитую грудь, улетавшую жизнь.

Тысячи километров, теряя боевых друзей, постоянно подвергая свою жизнь опасности, проехал по дорогам Афганистана Владислав Фирзин. И всякий раз, отправляясь в очередной рейс, рядом с водителем были неразлучные «спутники»: автомат АКС, несколько гранат и бронежилет, повешенный слева на дверь автомобиля.

В ущелье надрывно и монотонно
К востоку ползет по камням колонна
И манит, и дразнит машины эхо.
Чуть влево – и в пропасть, и не доехал…
Колонна, надрывно ревут машины,
Быть может, там, за поворотом, – мины?
Быть может, мне только лишь до рассвета
Осталось, а дома, в Союзе, – лето …

Это стихи брянца Олега Прояненкова, ставшие песней. За те 20 месяцев и 20 дней солдат не был ранен или контужен, а вот гепатитом переболетьпришлось.

…Вернувшись в конце декабря 1985 года домой с медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», устроился работать водителем в автотранспортное предприятие. Водил грузовики, автобусы, а 1 октября 1992 год сел за баранку милицейского “УАЗа”.

И еще 16 лет, служа шофером в дежурной части райотдела, колесил по дорогам старшина Фирзин. Трудился на совесть, о чем свидетельствуют знак «Отличник советской милиции», две медали «За отличную службу», крест многие другие.

Рассказывая о войне в Афганистане, не скрывал, что было страшно, но присяга, долг перед Родиной были превыше всего. Никогда не прятался за спины товарищей, не отлеживался за колесами своего «КамАЗа».

В его ушах до сих пор звучит воинствующий клич моджахедов: «Аллах акбар!». Видит их перекошенные от злобы лица, и как из автоматов рвутся навстречу бойцам пунктиры трассирующих очередей. Он видел все это своими глазами. Видел и пережил. Поэтому, провожая сыновей в армию (Андрей уже отслужил, Сергей продолжает носить погоны), он давал отцовский наказ быть верными и надежными защитниками своей Отчизны. А вот у сына второклассника Максима все это впереди.

Николай ЗАЙЦЕВ


Комментировать


9 − четыре =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru