Имидж российской экономики во время и после финансового кризиса 2008 г. в отечественной и зарубежной прессе

Символы российской государственности

Имидж российской экономики во время и после финансового кризиса 2008 г. в отечественной и зарубежной прессе

Имидж России является объектом изучения различных научных и прикладных дисциплин: истории, социологии, лингвистики, экономики, политологии, журналистики и т.д. Актуальность подобных исследований определяется тем фактом, что целостного образа современной России, как считает ряд ученых, пока не существует, и в связи с этим наша страна не воспринимается мировым сообществом как равноправный партнер [1]. В отношении России представители других государств часто принимают ошибочные экономические, политические и военные решения в силу ориентации западной общественности на устаревший образ государства, порожденный в немалой степени стереотипами о русском менталитете, который имеет такие проявления, как двойственность (переход от одной крайности к другой), порывистость (готовность к пиковым нагрузкам и пренебрежение размеренным ритмом деятельности), непоследовательность (отсутствие тщательной разработки сложных планов), долготерпение (выносливость, постепенное накопление эмоций и в конце их бурное разряжение), доверчивость (внушаемость, простодушие) [2].

Исследователи образа России часто ставят перед собой цель разработать концепцию нового образа нашей страны и занимаются поисками оптимальной основы для этого. А.Ю. Борко, О.Ю. Потемкина и Н.Ю. Кавешников, проанализировав имиджевую политику Евросоюза, делают выводы о том, как необходимо учитывать опыт Европы для создания привлекательного образа России. Одна из рекомендаций, предложенных в их работе, звучит следующим образом: «Главной идеей коммуникативной стратегии России должна быть разработка ее образа как страны в переходном состоянии, впервые в своей истории целенаправленно строящей системы рыночной экономики и демократии». Предлагается процесс разработки концепции нового имиджа России предварять изучением уже существующего образа, который репрезентируется, в частности, в отечественной и зарубежной прессе, для того чтобы в динамике определить основные «болевые точки» этого имиджа [3].



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

В данной статье с лингвистической точки зрения будет рассмотрен имидж российской экономики в эпоху финансового кризиса 2008 г. и последующих годов (2009–2011 гг.) по данным отечественной, англои франкоязычной прессы.

Имидж российской экономики в отечественной прессе

При отборе материала мы стремились охватить как качественную прессу – к этому типу относятся, в частности, «Коммерсант», «РБК daily», «Известия» и др., – так и массовую, например, «Комсомольская правда», «Московский комсомолец» и др.

В нашей выборке представлены издания различной политической окраски: «Российская газета» является официальным печатным органом Правительства РФ, «Независимая газета» придерживается либеральных взглядов, «Советская Россия», называя себя «независимой народной газетой», тем не менее явно выражает взгляды коммунистической направленности. Большинство изданий, из которых был отобран материал для исследования, являются общественно-политическими, хотя часть газет, журналов, веб-сайтов имеют более узкую тематическую направленность: например, журнал «Большой бизнес» и газета «РБК daily» являются деловыми изданиями, а «Капитал страны» представляет собой Интернет-издание об инвестициях в России.

Статьи, общей темой которых является экономика России, посвящены различным событиям, затрагивающим эту сферу, таким как финансовый кризис, принятие экономических реформ и др., а также анализу состояния российской экономики и происходящих в ней процессах. Для характеристики экономики России употребляются слова с оценочной семантикой. Они выражают различные типы оценок:

А) общую оценку: с данным сегментом экономики в России не все хорошо, экономика России хуже, чем, например, у Вьетнама, плохая макроэкономическая ситуация и др.

Б) частные оценки:  телеологическую, то есть оценку с точки зрения достижения или недостижения цели: российские регионы неэффективно используют финансовые ресурсы (РГ, 2010), у нас сохраняется все убыточное и малоэффективное (АиФ, 2009), как жить в убыточной экономике (Газета.ru, 2009), неэффективное использование бюджетных средств (РГ, 2010) и др.;

 нормативную, то есть оценку с точки зрения соответствия или несоответствия норме, стандарту, здравому смыслу, истине: неверные экономические решения (НГ, 2008), неадекватные экономические условия (Газета.ru, 2011), нет нормальной экономики (АиФ, 2009) и др.;

 психологическую (эмоциональную): возможно, через год-два ситуация изменится, но пока я буду скорее пессимистичен в оценках темпов развития (НГ, 2009), сбудется пессимистичный прогноз о 80-процентном подорожании (РГ, 2010), за чертой бедности в России живет каждый седьмой. Поводов для оптимизма пока не предвидится (Изв, 2010) и др. В ряде случаев используются слова, которые приобретают определенную оценочную семантику только в конкретном контексте. Так, в нижеследующих примерах слова с семантикой уникальности, особенности указывают на отклонение от стандарта, нормы, и это оценивается отрицательно: их [олигархов] богатство, учитывая своеобразную конструкцию российской экономики, в которой в последние годы тесно переплелись интересы и капиталы отдельных известных (СС, 2009); не дает покоя вопрос: почему Россия, являясь частью мировой экономической системы, ведет себя по-особенному, во всем мире люди стали жить беднее, но и цены на товары снизились? У нас же они не только не уменьшаются, а даже растут (АиФ, 2009). В других случаях слова, которые содержат положительную оценку в своем системном значении, в определенном контексте меняют эту оценку на отрицательную. Так, во фрагменте «Повседневно нас уверяют: хороши у нас дела, <…> только вследствие «аномальной» засухи в центре выгорает (СР, 2010) выражена авторская ирония по отношению к официальным источникам информации: в действительности ситуация в стране намного хуже, чем ее пытаются представить.

В статье под заголовком «Чем увенчались благие намерения», приводятся примеры, что обещания властей не претворились в жизнь, то есть прилагательное благой приобретает противоположный актуальный смысл: Бензин, подешевевший на несколько рублей в начале года (цена Aи-95 в апреле – 20 руб.), скоро достигнет предельных значений лета прошлого года (27 руб./л), хотя нефть за это время подешевела в два раза.

Цены на продукты питания не снизились даже после исторического визита премьер-министра В. Путина в один из супермаркетов <…>(АиФ, 2009). При характеристике экономики России также используются метафоры нескольких тематических групп:  организм, болезнь, травма, медицинское вмешательство: позволили вирусу кризиса заразить нашу страну (АиФ, 2009), как сидели на сырьевой игле, так и продолжаем (АиФ, 2009), село <…> ввергнуто в <…> обескровленное состояние (CР, 2010), есть бюджетная подпитка – жив наукоград, нет ее – он мертв (СС, 2009), финансовая лихорадка (АиФ, 2009), Продуктовый рынок лихорадит от засухи и пожаров (Т, 2010), капельница для экономики (Новое время, 2009), бюджет буквально ломился от денег, и это дало возможность забинтовать самые болезненные раны (АиФ, 2009) и др.;  физические процессы: если Сколково будет тиражироваться, это означает распад России (СС, 2009), экономический взрыв (Новое время, 2009), экономическое разрушение (Изв, 2010) и др.;  физическое воздействие: задавленная <…> монополистами [Россия] (CC, 2009), удары кризиса (СС, 2009), нефтяная подножка (СС, 2009) и др. Рассмотрим пример, в котором усилению суггестивного эффекта метафоры способствует особая композиция фрагмента текста, основанная на параллелизме: «Что такое ужесточение госрасходов… это удар по чиновникам и бизнесменам, чей бизнес – распил бюджетных средств.

Что такое право Минфина консолидировать субсидии региональным бюджетам, ограничивая сферу безвозвратного финансирования и сокращая объемы субвенций субъектам за счет расширений полномочий центра? Это удар по региональным элитам. Что такое, в конце концов, планы сокращения 20 процентов чиновников? Даже если половина высвобождаемых денег (43,4 млрд руб.), как обещают, пойдет на увеличение доходов оставшихся, это мощный удар по госаппарату – главной опоре нынешней власти» (СС, 2009). В статье, содержащей приведенный фрагмент, речь идет о бюджетном послании Д. Медведева, и с помощью параллелизма в построении предложений, а также троекратного повторения метафоры удар перед читателями возникает образ тирана-Медведева, который своими указами «бьет» по всей стране.  Механистические метафоры: локомотив <…> экономики на запасном пути (Вести.ru, 2010), Если многочисленные направления, по которым согласно бюджетному посланию должны следовать власти, представить в виде железнодорожного расписания, то нетрудно заметить, что техника безопасности оказывается не на высоте: некоторые составы отправляются лоб в лоб навстречу друг другу (СС, 2009) и др.

 Природные метафоры: Недавние «шакалы прихватизации» стали зайчиками, научились вилять хвостом… (АиФ, 2009), священные шакалы российского бизнеса (Большой бизнес, 2009) – в данном случае использовано трансформированное словосочетание священная корова; государственная интервенция на рынке – дождь, которого не видели месяцами (РГ, 2010) и др.  Пространственные метафоры: можно и дальше идти по той особой тропе развития, которая пока не привела нас к финансовой пропасти (АиФ, 2009), путь модернизации (НГ, 2011) и др. Таким образом, российская экономика в целом оценивается отрицательно, характеризуется как далеко несовершенная, малоэффективная; решения, принимаемые властями в экономической политике, осуждаются за несоответствие международным стандартам, а также за то, что часто идут вразрез с интересами общества.

Кроме того, в статьях акцентируется внимание на экономическом дисбалансе общества. Такая характеристика российской экономики дается с помощью слов с оценочной семантикой, а также метафор, которые формируют образ «больной», «травмированной» экономики, нуждающейся в «медицинской помощи», механизма, вышедшего из строя, природного явления, в котором происходят различные физические процессы. Имидж российской экономики во франкоязычной прессе Выбирая франкоязычные газеты, журналы и веб-сайты для нашего анализа, мы стремились рассмотреть прессу различной тематической направленности и политической окраски. Так, газета «Le Figaro» отражает официальную точку зрения французского правительства и умеренно правых партий на освещаемые события, а «Le Monde» – одна из ведущих национальных газет, выражающих леволиберальные взгляды, «Le Monde diplomatique» придерживается левых взглядов, «L’Humanité» – ежедневная коммунистическая газета, «La Croix» – газета христианского направления. Практически все названные издания охватывают широкий круг тем, но есть и специализированные издания: так, газета «La Tribune» и журнал «Les Echos» освещают финансовоэкономические события.

В нашей выборке представлены как качественные издания, в частности, «Le Monde», «Le Figaro», «Les Echos» и др., так и массовые – «Paris Match», «Métro», «Le Parisien» и др. Экономическое состояние России получает во французской прессе характеристику с помощью таких лексических средств, как: 1. Слова оценочной семантики, выражающие: А) Общую оценку: «плохая экономическая ситуация» (Exp, 2009), «этот кризис наступил в плохой для России момент» (C, 2009), «этот кризис показал, что российская экономика может преодолевать трудности лучше, чем ее соседи» (M2, 2009), «вклад в развитие экономики был намного более негативным» (Ech, 2010) и др. Б) Частную телеологическую оценку: «политика контроля денежных масс оказалась неудачной» (M2, 2009), «опыт поддержки российских банков пока не был успешным» (M2, 2009), «некоторые успехи: за 10 лет доля ВВП на душу населения увеличилась в 5 раз» (F, 2010) и др.

Слова, выражающие частную телеологическую оценку, называют как успехи, так и неудачи российской экономики, при этом последние преобладают. 2. Слова со значением интенсивности: «заметный рост» (Ech, 2009), «ориентация на экспорт была чрезмерной» (M2, 2009), «политика борьбы против инфляции вновь будет излишней» (M2, 2009), «российский рынок гигантский», «ужасная технологическая отсталость российской экономики» (N.O, 2009) и др. Слова оценочной семантики и слова со значением интенсивности выражают как отрицательную, так и положительную оценку российской экономики, но их количество неодинаково: 60 слов с негативной оценкой и 34 – с позитивной. 3. Метафоры.

Среди них было выделено 3 тематические группы:  метафоры организма, болезни, физиологических состояний: «российская экономика страдает от цен на нефть, которые остаются низкими», «финансовый сектор выздоравливает» (C, 2009), «большая часть болезней, которые Россия перенесла в конце 1980-х, все еще остается», «в России, которая получила допинг в виде нефтедолларов, головокружительные темпы роста» (Ech, 2009). Экономика России представлена в образе человека, подверженного большому количеству болезней, которому, однако, оказывается медицинская помощь и у которого есть надежда на выздоровление;  метафоры физического воздействия: «замедление развития мировой экономики сильно ударило по этому предприятию» (M, 2008), «кризис со всей силой ударил по стране» (Ech, 2009), «кризис ударил туда, куда не ждали» (M2, 2009), «проблемы душат российскую экономику» (P.M, 2008) и др.;  метафоры физических явлений: «структурная слабость ее экономики» (Ech, 2009), «непреодолимая слабость российской экономики» (C, 2009), «экономическая слабость страны», «российская экономика слаба» (M2, 2009) и др. Общая тема метафор данной тематической группы – «слабость». Как видим, лексические средства характеристики экономики России не отличаются большим разнообразием. Они передают идею о том, что в экономике России есть свои сильные и слабые стороны, но последние заметно преобладают.

Слабость экономики описывается с помощью слов с общей и телеологической оценкой, которые выражают идею ее плохого состояния и неэффективности, а также метафор понятийной сферы «организм, болезни», характеризующих экономику как больной организм, нуждающийся в медицинской помощи, метафор агрессивного физического воздействия и физических явлений. Имидж российской экономики в англоязычной прессе В нашей выборке представлены американские и британские статьи качественной прессы, например, «The Guardian», «The Daily Telegraph», «Financial Times», «The New York Times», «The Wall Street Journal» и др., а также из массовой прессы – «USA Today», «The Sun», «The News of the World» и др.

Среди отобранных нами изданий есть газеты разной политической направленности: так, «The Times» придерживается умеренноправых взглядов, «The Observer» и «The New York Times» считаются либеральными газетами, «The Guardian» относят к леволиберальным изданиям, «The Independent» близка к либеральнодемократической партии и др. Кроме общественно-политических изданий, к которым относятся, в частности, «The Inde￾pendent», «The Guardian», «The News of the World» и др., в наших источниках присутствуют более специализированные издания, такие как, например, деловые газеты «The Wall Street Journal» и «Financial Times». Наиболее яркие характеристики российской экономики в англоязычной прессе даются с помощью таких средств, как: 1. Слова, выражающие телеологическую оценку: «Россия безуспешно пытается стать членом ВТО с середины 90-х» (BBC, 2010), «неэффективная экономическая система» (FT, 2009), «российская экономика не будет успешной в среднесрочной и долгосрочной перспективе» (D. T, 2011), «страна до сих пор обречена на бесконечный цикл “бум-спад”» (D. T, 2011) и др.$ 2. Слова с семой интенсивности: «российская экономика претерпевала колоссальные изменения» (NY T, 2008), «российская экономика сильно зависит от экспорта нефти» (BBC, 2009), «Россия, несомненно, имеет самую большую экономику» (NYT, 2010),

«Россия, имеющая самую большую экономику за пределами мирового торгового союза», «интенсивно растущая российская экономика» (I, 2009) и др. Как слова с семой интенсивности, так и слова с телеологической оценкой отражают и положительные, и отрицательные тенденции в развитии российской экономики. 3. Метафоры:  метафоры организма, физиологических процессов, болезни: «Главному консультанту по вопросам экономики российского президента Д. Медведева придется решать трудную задачу – отучить Россию от ее зависимости от доходов с нефти и природного газа» (W.S.J, 2010), «российская экономика больна» (G.N, 2009), «здоровье ее экономики зависит от мировых цен на энергетические ресурсы» (W.S.J, 2009), «экономика выздоравливает» (D.T, 2011) «ее экономика хорошо поправляется после кризиса 2008 г.», «инвестирование пришло в чувство <…>, но частный бизнес чахнет», «незначительное выздоровление» (W.P, 2009) и др. Большинство метафор данной тематической группы описывают процесс «выздоровления» российской экономики после кризиса 2008 г., хотя в ряде случаев отмечается, что оно еще не окончательное. К данной тематической группе мы также отнесли стертые метафоры grow «расти», growth «рост»: «У российской экономики есть некоторый потенциал роста» (D.T, 2011), ‘российская экономика растет’(I, 2009), ‘экономический рост в первой четверти 2010 г.’ (E, 2010) и др.  метафоры физических явлений. Данную группу составляют слова с семантикой «сила» и «слабость». Возникает противоречивый образ России: с одной стороны, она называется «самой могущественной страной в мире» (D.T, 2010), «могущественным соседом» (по отношению к Грузии) (I, 2008), а Москва характеризуется как «могущественная столица России» (D.T, 2010); с другой стороны, в статьях пишется о том, что Россия после мирового финансового кризиса более экономически уязвима, чем раньше» (F.T, 2010), отмечается «слабость российского рынка» (F.T, 2011) и т.д.; метафоры физического воздействия: «по российской экономике ударил мировой спад» (H.P, 2008), «по российской нефтезависимой экономике ощутимо ударил кризис 2008 года» (BBC, 2011), «государство не придумало ничего лучше, чем вкачать инвестиции в экономику через огромные предприятия госсобственности» (I, 2009), «большой ремонт [экономики]» (S, 2010) и др. Англоязычная пресса представляет противоречивый образ российской экономики.

С одной стороны, в статьях отмечается ее системная слабость и неэффективность, серьезные последствия финансового кризиса, который нанес ей ощутимый вред. Российская экономика описывается как больной организм, как нечто, подверженное разрушительному воздействию и нуждающееся в «лечении» или «ремонте». С другой стороны, российская экономика называется сильной, авторы статей отмечают ее постоянный рост, а также то, что она быстро «оправляется» после финансового кризиса. Как отмечают российские экономисты, «кризис 2008–2009 гг. показал, что легкие, основанные на простом перераспределении нефтегазовой ренты экономические решения привели не к полноценному восстановлению российской экономики, а к ее критической зависимости от конъюнктуры мирового рынка.

Кризис продемонстрировал, что у большинства российских достижений весьма шаткая основа» [4]. Приведенный анализ позволил сделать вывод о том, что экономика России в период кризиса 2008 г. и после него получает более негативные оценки в отечественной прессе, чем в зарубежной (англои франкоязычной), где за экономикой признаются не только недостатки (неэффективность ее функционирования), но и успехи (оживление после кризиса). Отметим также, что в отличие от политики России, которая характеризуется в зарубежной прессе явно отрицательно, через военные метафоры и оценочную лексику с агрессивным потенциалом [5], экономика нашей страны даже в нелегкий для нее период получает в целом не столь однозначно негативные оценки. Данное исследование предполагается продолжить на материале новейших статей, в которых описывается экономика России в свете войны на Украине, падения курса рубля, экономических санкций со стороны западных стран и других важных событий 2014–2015 гг.

Литература

1. Казанцев К.Ю. Нефтегазовые бренды России в мировых и отечественных рейтингах // Бурение и нефть. – 2010. – № 6. – С. 64–66.

2. Юрьев А. Образ страны в условиях глобализации: http://stra.teg.ru/ lenta/innovation/1265/print. (дата обращения: 14.03.2015)

3. Борко Ю.А. Образ европейского союза за рубежом // Формирование имиджевой политики Европейского Союза: Докл. Ин-та Европы. М., 2007. – С. 84–88

4. Алексеев А.В., Кузнецова Н.Н. Инвестиционный процесс в российской экономике в условиях неустойчивого экономического роста // Инвестиции в России. – 2011. – № 3. – С. 3–11.

5. Алексеева А.А. Метафоры как средство репрезентации имиджа России в англои франкоязычной прессе // Вестник НГУ. Серия: История, филология. – 2010. – Т. 9. – Вып. 2: Филология. – С. 46–53.

А.А. Алексеева


Комментировать


3 − два =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru