Истоки военной хитрости

Военная хитрость всегда была объектом внимания военной теории и практики. Полководческий опыт, накопленный в сражениях, пристально изучался и обобщался. На основе достижений в области военной тактики, развития вооружения и техники зарождались и получали распространение новые формы, способы и приемы военной хитрости.

Военная хитрость

Военная хитрость

Проблема военной хитрости издревле занимала умы полководцев, мыслителей, ученых, исследователей. Древний мыслитель Джаммапада (V век до н. э.) так оценивал хитрость в войне: «Что бы ни сделал враг врагу или же ненавистник ненавистнику, ложно направленная мысль может сделать еще худшее». Греческий историк Фукидид (460 — 400 годы до н. э.) считал, что самым лучшим военачальником является тот, кто имеет способность к военной хитрости.

Трактат Сунь-цзы представляет особую ценность, поскольку взгляды автора на военную хитрость дошли до нас в виде довольно целостной системы. В популярном изложении русских комментаторов суть взглядов китайского полководца выглядит следующим образом. Сунь-цзы считает осторожность и хитрость высшими принципами военного дела и подтверждает свои заключения ссылками на примеры предков, которые, «прежде чем предпринять кампанию, рассчитывали, будет ли это выгодно, и, если обстоятельства складывались неблагоприятно, выжидали другого случая, сознавая, что поражения являются следствием собственных ошибок, а победы — результатом ошибок неприятеля. «Не ищите смирить вашего противника ценою битв и побед», «старайтесь победить, не давая сражения», — поясняет Сунь-цзы. Великие полководцы достигают успеха, раскрывая тайную игру противника, разрушая его планы, поселяя разлад во вражеском войске, постоянно держа неприятеля в возбужденном состоянии, отнимая возможность предпринять что-либо выгодное и получать подкрепления. Искусство генерала должно заключаться в том, чтобы держать противника в полном неведении относительно места сражения и обеспечиваемых пунктов. Если он в том преуспеет и сумеет скрыть мельчайшие мероприятия, то окажется не только искусным генералом, но и необыкновенным человеком.

Вторую часть первой главы своего трактата Сунь-цзы начинает с утверждения: «Война — это путь обмана». Многочисленные комментаторы трактата подробно разъясняют, как понимали положения Сунь-цзы о военной хитрости его последователи.

Искусство полководца как раз и заключается в умении действовать, сообразуясь с обстановкой, находить новые средства и способы борьбы применительно к условиям времени, места и ситуации в целом. «На войне нет неизменной обстановки, как у воды нет неизменной формы», — говорит Цао Гун.

Взгляды на военную хитрость в истории отечественной военной мысли начинают оформляться в стройную систему, начиная с XVIII века. Петр I применил многие новые способы и приемы вооруженной борьбы, он мастерски использует местность и погодные условия, активно применяет засады, налеты, демонстрации. Незаурядная военная хитрость Петра I являлась одной из причин его многих побед.

Военная хитрость в боевых делах полководцев русской армии связана прежде всего с именем А. В. Суворова. Одна из сторон военной хитрости в его знаменитой «Науке побеждать» выражена следующим образом: «Неприятель нас не чает, считает нас за сто верст, а коли издалека, то в двух и трехстах и больше. Вдруг — мы на него, как снег на голову. Закружится у него голова. Атакуй, с чем пришел». Вместе с тем А. В. Суворов выступал против «пустых демонстраций». Военную хитрость полководец Суворов видел в решительном воздействии на врага внезапностью нападения при неподготовленности его к организованному отпору и, конечно же, в победе с малой затратой сил и незначительными потерями. Об этом красноречиво свидетельствуют его наставления генералу М. А. Милорадовичу: «Штыки, быстрота, внезапность. Неприятель думает, что ты за сто, за двести верст, а ты удвой шаг богатырский, нагрянь быстро, внезапно. Неприятель поет, гуляет, ждет тебя с чистого поля, а ты из-за гор крутых, из-за лесов дремучих налети на него, как снег на голову; рази, тесни, бей, гони, не давай опомниться; кто испуган, тот побежден вполовину, у страха глаза большие, один за десятерых покажется. Будь прозорлив, осторожен, имей цель определенную».

Тема военной хитрости осмысливалась многими другими военачальниками русской армии. Боевая деятельность прославленных генералов свидетельствует о большом значении, которое они придавали военной хитрости на поле брани. По- пытки теоретического осмысления роли, места и значения военной хитрости в военном искусстве предпринимались в России и в XIX веке. Об этом свидетельствуют публикации в теоретических изданиях и энциклопедиях того времени.

Русский военный писатель А. И. Астафьев в 1856 году в работе «О современном военном искусстве» заметил: «Искусство появилось с первым человеком, потому что оно, как следствие хитрости, сродни только уму. Он мог употреблять свою хитрость от нападения зверей, для поражения которых нужны иногда бывают внезапность, удар с тыла, быстрота, засада и т. п.». Астафьев считал, что «первоначальная стратегическая мысль» является проявлением «ума и хитрости».

В конце XIX века отечественные военные специалисты дали достаточно четкое определение военной хитрости. Так, в «Энциклопедии военных и морских наук» 1885 года говорится: «Военная хитрость — действие, посредством которого хотим ввести в заблуждение неприятеля относительно истинных наших действий. Военные хитрости могут быть бесконечно разнообразны, что зависит от изобретательности борющихся сторон».

Русская военная периодическая печать ХIХ века, особенно «Военный сборник» и «Артиллерийский журнал», систематически публиковала статьи и сообщения о важности воспитания у военнослужащих таких качеств, как смекалка, находчивость, приводила многочисленные способы применения военной хитрости в войнах. Большой интерес представляют также учебники по тактике того времени, прежде всего таких авторов, как Драгомиров и Рюстов. Почти все эти книги говорят о роли и значении военной хитрости в достижении внезапности. Следует заметить, что несмотря на определенную противоречивость в суждениях, военачальники и военные теоретики были едины в оценке важности и значимости военной хитрости в военном искусстве.

Таким образом, на протяжении многовековой истории человечества политические деятели, полководцы, философы, военные ученые и писатели не только выяснили суть военной хитрости, но и определили ее формы и способы, роль и место в достижении победы над противником.


Комментировать


8 × = шестьдесят четыре

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru