Исторический процесс и военная сила

День победы помню…

День победы помню…

Война — это способ разбивать вдребезги, распылять в атмосферу, топить в морской пучине материалы, которые могли бы улучшить народу жизнь и тем самым в конечном счете сделать его разумнее.

Джордж Оруэлл

Военная сила неизменно присутствует в историческом процессе, часто способствуя изменению его характера, темпов, направленности. Справедливо утверждение, что история человечества есть преимущественно военная история. Как в глубокой древности, так и в Средние века, а потом в Новое и Новейшее время применение военной силы было и остается константой, постоянно действующим фактором. Малые государства и могучие империи создавались, развивались, погибали вследствие применения военной силы. Главным образом это происходило посредством войн, вооруженной борьбы. Важным источником применения военной силы является сама общественная жизнь, в основе которой лежат собственность и ее распределение, социальное расслоение и борьба за власть. Уже древние государства широко применяли военную силу для решения внутренних и внешних задач.

Чтобы существовать и развиваться, им были необходимы новые товары, новые земли, дешевая рабочая сила. При контактах с другими государствами возникала потребность обмена опытом и достижениями материальной и духовной культуры. Постепенно формировалась система отношений, которые впоследствии стали называться международными. При этом потребности и интересы сторон зачастую не только не совпадали, но и прямо противоречили друг другу. Спорные вопросы разрешались мирными либо военными способами. В первом случае стороны договаривались между собой, достигая определенного баланса интересов. На его основе формировались долгосрочные союзы и временные объединения, заключались эфемерные соглашения и «вечные» договоры, что способствовало развитию политических, экономических и иных связей. В результате происходило сближение народов, а международные отношения приобретали относительно устойчивый, стабильный характер. Однако мирные процессы часто оказывались весьма ограниченными во времени и пространстве. Ибо, когда менялись интересы, а следовательно, и их баланс, то с удивительной легкостью рушились все договоренности, рвались казавшиеся прочными связи, а межгосударственные отношения приобретали конфронтационный характер с широким и непосредственным использованием военной силы. Основной закон функционирования системы международных отношений заложен в свойственном любой системе принципе гомеостазиса , который проявляется в ее стремлении к самосохранению.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Обеспечение самосохранения системы достигается путем поддержания в ней динамичного равновесия между различными, зачастую противоположными устремлениями ее элементов — государств. Существование равновесия между государствами является основой нормального функционирования всей системы отношений. При этом система межгосударственных отношений принадлежит к числу систем со стихийным регуляционным механизмом, поскольку в ней отсутствует какой-либо единый орган управления, позволяющий координировать и направлять действия ее отдельных структурных элементов.

Поэтому состояние равновесия в системе международных отношений достигается путем столкновения различных интересов и сопровождающих их действий входящих в нее государств. Система международных отношений не только обеспечивает связь между государствами, но и сама является объектом их внешнеполитической деятельности. Каждое государство, преследуя свои специфические интересы на международной арене, оказывает на нее определенное воздействие и является субъектом силы. Но в итоге оно может получить не тот результат, на который рассчитывало, что нередко и происходит.

Здесь как раз и проявляется активная роль системы международных отношений. Фактором, обеспечивающим ее функционирование и развитие в целом, является не столько внешнеполитическая сила того или иного государства, сколько равнодействующая сил всех государств. Динамическое равновесие системы межгосударственных отношений основывается, с одной стороны, на изменчивости ее отдельных элементов, то есть государств, которые находятся в процессе непрерывного экономического, политического и социального развития, определяющего эволюцию их интересов, а следовательно, и характер внешнеполитической деятельности. С другой стороны, оно строится на относительной устойчивости связей между государствами, то есть на структуре системы в целом. История свидетельствует: поддержание равновесия в системе международных отношений достигается с большими трудностями, поскольку каждое государство стремится к нарушению баланса сил в свою пользу.

Здесь почти все определяет политика как совокупность идеологических и организационных мероприятий власти. Системные и целенаправленные действия одного государства, направленные на изменение его существующего статуса, всегда вызывают ответную реакцию со стороны другого государства (группы государств), которое старается не допустить нежелательных для него (них) перемен. Таким образом, функционирование международной системы отношений, ее развитие осуществляется через постоянное изменение баланса сил, что, в свою очередь, создает предпосылки для вооруженных конфликтов и войн, а они снова меняют баланс сил. Круг замыкается.

Подтверждением тому, например, является история развития системы международных отношений до Второй мировой войны и после ее окончания. Именно таким путем на роли мировых держав выдвинулись США и СССР. Войны различного характера и масштаба — неотъемлемая часть всемирной истории. По приблизительным подсчетам, за последние 5,5 тыс. лет произошло около 15 тыс. войн. В них погибло почти 4 млрд человек, что превышает половину нынешней численности населения земного шара. Считается, что из всей известной истории человечества абсолютно мирными было всего около 300 лет.

Применение военной силы в форме войны всегда оказывало мощное воздействие на материальную и духовную культуру воюющих сторон, существенно меняло внутренние социальнополитические отношения и в конечном счете влияло на характер и направленность развития человеческой цивилизации. Особенно это относится к масштабным войнам. В их числе, например, войны Александра Македонского, завоевания Древнего Рима, Крестовые походы, Столетняя война. Крупные оборонительные и наступательные войны, оказавшие заметное воздействие на развитие общества, вела и Россия. Естественно, что в ее истории наиболее значимыми были те, в которых, без преувеличения, решались судьбы страны. Это войны с монголо-татарами, Ливонским орденом (XIII–ХV вв.), Польшей (XVII в.), Турцией (XVIII в.), Францией (1812), фашистской Германией (1941–1945).

Масштабы войн и их социальные последствия в связи с изменением параметров военной силы постоянно возрастали, достигнув своего пика в ХХ в. Применение военной силы в этом столетии достигло небывалых масштабов, сопровождаясь огромными человеческими потерями, колоссальными утратами материальной и духовной культуры, коренными социальнополитическими изменениями. Так, в Первую мировую войну было вовлечено 38 государств с населением в две трети от общемировой численности, а во Вторую — 61 государство и 80 % населения планеты.

В Первой мировой войне погибло около 10 млн человек, а во Второй — уже более 55 млн. Увеличились число и разрушительность локальных войн. Если в промежутке между двумя мировыми конфликтами (за два десятилетия) их было около полусотни, то за 1945 – 2000 гг. — почти вчетверо больше. Только в 36 из них, самых масштабных, погибло более 20 млн человек. В минувшем веке военная сила была возведена в культ, а политические и иные ненасильственные формы разрешения конфликтов в большинстве случаев оказались оттесненными на второй план. Правда, появление оружия массового уничтожения, прежде всего ядерного, способствовало тому, что использование военной силы в крайнем ее проявлении — в форме ядерной войны — мировое общественное мнение стало считать неприемлемым, иррациональным. Это обстоятельство, изменив общественное сознание, породило, однако, и рискованные иллюзии, возник противоположный перегиб. На исходе XX в., особенно после самороспуска Организации Варшавского Договора и крушения Советского Союза, широкое распространение получило убеждение в скором уходе военной силы из жизни народов и государств. Стали расхожими взгляды о наступлении эры партнерства между недавними противниками, о том, что теперь ход планетарного развития будет определяться мирным определением баланса интересов, а не балансом сил. Между тем последующие события на Балканах, в Афганистане, Ираке, на Ближнем Востоке, в Северной Африке, а также рост масштабов международного терроризма говорят о другом:

представления о наступлении эпохи не силовых отношений между государствами и народами являются беспочвенными. Развитие мировых, региональных и иных отношений происходит по гораздо более сложной схеме, чем это совсем недавно представляли себе (а скорее, только изображали) влиятельные международные силы. Колоссальные изменения в геополитической и геостратегической расстановке сил в мире, процесс глобализации и ряд других факторов инициируют рождение нового мироустройства, для которого будут характерны как новые военные опасности и угрозы, так и новые возможности демилитаризации мировой политики и ограничения военной силы.

Какая из этих тенденций возобладает в реальности, зависит от многих объективных и субъективных обстоятельств, в том числе и от общественного сознания, роль которого в истории неуклонно растет. Осмысление исторического опыта применения военной силы, учет изменений, которые претерпевают и военная сила, и политика в сочетании с пониманием тенденций и альтернативных путей развития человечества могут способствовать ограничению военной силы, ее более рациональному использованию. Обладая определенной совокупной мощью, в которую непременно входит военная, любое государство стремится как можно более эффективно обеспечить свои внешнеполитические интересы. Методы применения силы могут быть различными: прямыми и опосредованными, что наиболее характерно как раз для холодной войны.

Различными бывают и сочетания слагаемых совокупной мощи. Здесь многое зависит от геополитического положения государства, понимаемого в самом широком смысле, и выполняемой им роли в системе международных отношений. Так, обширная территория РФ с богатыми природными ресурсами, относительно многочисленное население, реальная и потенциально возможная роль России в мировой политике являются как основанием для наличия у нее мощных и современных Вооруженных Сил, так и объектом защиты от существующих и возможных посягательств. Великая держава, а именно таковой, несмотря на нынешний затяжной кризис, является Россия, не может передоверить свою безопасность каким-либо внешним силам, будь то военные структуры других государств или международные военно-политические организации.

При оценке места и роли военной мощи (военной силы) государства в современных международных отношениях необходимо учитывать ее органическую связь со стратегической стабильностью. Особенно в современных условиях, когда, во-первых, де-факто увеличилось количество государств, обладающих ядерным оружием, а во-вторых, еще больше стран имеет потенциальную возможность получить его при необходимости, причем в самые короткие сроки. Традиционно принято считать, что международные отношения тогда являются стабильными, когда баланс военной мощи соперничающих государств таков, что ни одно из них не способно добиться военно-политических целей путем вооруженной агрессии (угрозы агрессии), без неприемлемых для себя последствий в результате ответных действий другой стороны. Чем меньше государств находится в отношениях соперничества, тем больше шансов стабильного развития международных отношений.

Поэтому неудивительно, что многополярный мир представляет собой значительно менее устойчивую и стабильную систему, чем биполярная модель. Что же касается однополярной системы международных отношений, то она потенциально является сверхустойчивой, однако лишь после ее твердого установления и при отсутствии желания и возможности других государств ее оспорить. Вместе с тем она не может быть устойчивой по определению в период своего формирования, тем более после разрушения биполярности, когда одновременно действует тенденция воссоздания многополярного мира. Еще недавно многим казалось, что США имеют все шансы уже в ближайшем будущем добиться полного доминирования в мировой политике, в том числе и потому, что обладают подавляющей военной силой.

Но опыт Афганистана и Ирака показал, что все далеко не так однозначно. Желание Вашингтона управлять мировыми процессами, несомненно, существует, но вот возможностей добиться этого быстро явно недостает. А время работает против США. Китай, возрождающаяся Россия, Индия, страны Латинской Америки, да и не одни они — наращивают свой геополитический вес и видят будущее мира отнюдь не звездно-полосатым. Вследствие этого складывающаяся сейчас многополярная система уже существенно отличается от прежних ее вариаций, поскольку баланс общих (как и военных) сил качественно и количественно иной. Что ее роднит с предшественниками, так это нестабильность, что позволяет прогнозировать очередной виток возрастания значения военной силы и риска войн и вооруженных конфликтов. Роль и место военной силы в системе безопасности Российского государства определяются двумя основными обстоятельствами: во-первых, применение военной силы есть наиболее решительный и жесткий способ достижения политических целей, хотя в ряде случаев и не самый эффективный. Впрочем, вопрос эффективности силовых решений представляет собой отдельную проблему: многое здесь зависит от конкретных условий и степени отлаженности механизма осуществления силовых акций.

С этой точки зрения неудачное применение военной силы, например в Чечне в 1994 – 1996 гг., отнюдь не девальвирует саму идею силового разрешения подобных ситуаций, разумеется в сочетании с многообразными политическими средствами. Этот вывод нашел свое подтверждение, в частности, в ходе так называемой второй чеченской кампании вкупе с политическими и социально-экономическими мерами по умиротворению региона. Во-вторых, войны и военные конфликты в течение неопределенно долгой перспективы будут неотъемлемой частью мировой политики. Это объясняется многими обстоятельствами. В том числе и тем, что идея насилия отнюдь не является неприемлемой для абсолютного большинства людей, особенно когда речь идет об их жизненно важных интересах.

В ядерный век реализация прямой функции военной силы в полном ее объеме маловероятна, поскольку это чревато широкомасштабной войной, которая может перерасти в ракетноядерную с неизбежным катастрофическим исходом. Вместе с тем абсолютных гарантий того, что события не могут развиваться по такому сценарию, нет. Особенно в свете настойчивых попыток США получить односторонний противоракетный «зонтик». Но пока значение косвенных функций военной силы представляется преимущественным. Выделим наиболее важные из них. Функция сдерживания состоит в том, что вооруженные силы, обладая необходимым потенциалом и соответствующим уровнем боевой готовности, находятся в состоянии нанести потенциальному агрессору неприемлемый для него ущерб, что и является эффективным фактором предотвращения войн и вооруженных конфликтов. Функция политической и военной стабилизации тесно связана с предыдущей. Дело в том, что военная сила выступает как элемент региональных и глобальных систем безопасности. Она может использоваться для прекращения уже идущих военных конфликтов, разграничения враждующих сторон и т.д. Функция принуждения агрессора к миру и его наказания, по сути, производна от функций сдерживания и стабилизации. Пример: коалиционные действия против Ирака, захватившего Кувейт.

Функция оказания политического давления проявляется в принуждении одними субъектами политики других идти на односторонние уступки под угрозой применения военной силы. Несмотря на имеющиеся акты международного права, запрещающие использование угрозы силой для достижения политических целей, многие государства мира (в первую очередь, крупные) на практике игнорируют существующие ограничения. Функция создания выгодного для государства соотношения сил в международных отношениях реализуется не только наращиванием собственной военной мощи, но и объединением ее с военной силой других государств путем создания военнополитических союзов и блоков. За последние 15 – 20 лет Россия утратила практически всех своих союзников, что значительно ослабило ее международное положение и при определенных условиях может привести к полной изоляции. Развитие добрососедских отношений со всеми странами — основной способ избежать такого варианта развития событий. Вместе с тем, учитывая сохранение и расширение Североатлантического альянса, следует укреплять дееспособную систему коллективной безопасности, в которой бы Россия играла достойную роль. Функция борьбы с терроризмом и организованной преступностью.

Примером ее реализации является война в Чечне. Функция демонстрации статуса государства. В современном мире экономическая мощь и политическое влияние государства сочетаются с его военной силой. Эти три составляющие его статуса являются взаимодополняющими и необходимыми. Итоги общественного развития в XX в. нельзя назвать случайными. Они — результат действия фундаментальных исторических и социальных противоречий и тенденций, определяющих развитие народов, стран и мирового сообщества в целом. В их числе такие факторы, на которые обращал внимание еще в конце XVIII в. английский историк Э. Гиббон, анализировавший процессы упадка и крушения Римской империи. Это «необходимое, но неравномерное распределение собственности» в различных ее формах и проявлениях и «жажда власти — …самая высокомерная и самая вредная для общества, так как она внушает человеческой гордости желание подчинять других своей воле». Гиббон подчеркивал, что это именно «те принципы, по которым почти каждая страница истории запятнана кровью междоусобицы…».

На протяжении почти трех последних столетий эти факторы приводились в действие господствующей общественной системой, для которой характерными оказались все возрастающая неравномерность распределения собственности уже не только в отдельных странах и регионах, но и в глобальном масштабе. При этом множились факты ее насильственного перераспределения. Постоянно действующим генератором подобных процессов выступала политика, принявшая в ХХ в. глобальный характер. Особенно во время холодной войны. В экономической сфере достигнут огромный прогресс в развитии производительных сил и производительности труда. Гигантский шаг вперед сделали промышленность и сельское хозяйство.

Возникли новые производства, основанные на достижениях научно-технического прогресса. Произошли крупные революционные сдвиги в социальной сфере, связанные с социалистическими, народно-демократическими и антиколониальными революциями (в России, ряде стран Европы, Азии, Африки и Латинской Америки). Осуществились радикальные перемены в политической сфере общественной жизни народов. В ХХ в. начался новый этап общественного развития. Начало ему положила социалистическая революция в России в октябре 1917 г. Она дала мощный импульс масштабным социальным переменам. В сфере духовной культуры XX век характеризовался высокой степенью соединения культуры с народом. Значительно повысился общий уровень грамотности населения. Другой тенденцией, оказавшей огромное воздействие на глобализацию политики и рост военной силы, стала тенденция усиления взаимозависимости и взаимообусловленности стран и народов. Она подспудно зрела в течение всего предыдущего века, когда мир был поделен великими державами, каждая из которых представляла собой относительно замкнутую систему. Видной на поверхности эта тенденция оказалась во время и после мировой войны 1914 – 1918 гг. Не только малые государства, но и большие уже не могли самостоятельно выжить экономически, не могли в одиночку противостоять политике великих держав, стали все больше и больше нуждаться во взаимной помощи. Тенденция усиления взаимосвязи и взаимообусловленности стран и народов рельефно проявилась во Второй мировой войне 1939 – 1945 гг. и после ее окончания в условиях холодной войны. Одновременно мировое развитие сопровождалось ростом, усложнением и обострением геополитических, социальных, политических, идеологических и иных противоречий. Применение военной силы в политике государств, народов, движений приобрело глобальный и всеохватывающий характер. Глобальными оказались и последствия.

Качественно новой чертой диалектики политики и военной силы явилось небывалое расширение материального объема военной силы, превращение ее в фактор, делающий войну неприемлемым средством решения различного рода проблем, встающих перед государствами, народами, человечеством. Рост материального объема военной силы выразился в создании средств массового поражения, которые не просто увеличили боевую мощь армии, а сделали эту мощь сопоставимой с космическими силами, способными уничтожить как носителей военной политики, так и саму цивилизацию. Армии получили на вооружение и значительно усовершенствованные обычные средства ведения вооруженной борьбы, боевые возможности которых многократно возросли. Само число армий значительно возросло за счет образования на руинах колониальных империй десятков новых государств. Особая роль принадлежала армиям наиболее развитых стран мира и в первую очередь — СССР и США, которые образовали ядро вооруженных сил противостоявших друг другу военно-политических блоков — ОВД и НАТО. Все это позволяет говорить о том, что милитаризм, будучи отнюдь не новым явлением в истории, постепенно меняет свое качество и приобретает глобальный масштаб.

Именно в XX столетии, особенно в эпоху холодной войны, он приобрел огромный размах и превратился в настоящую угрозу человечеству. Он развивался вглубь и вширь, его внутренние и внешние функции множились, а значение приобретало самодовлеющий характер. Милитаризм многократно усилил свое воздействие на экономику и социально-экономические отношения, политику, идеологию, коллективную и индивидуальную психологию, культуру. Произошло значительное расширение географии милитаризма, он охватил практически все регионы мира. В послевоенном милитаризме можно выделить три основные составляющие. Первая связана с США, Западом в целом, где генератором милитаризма явились военно-промышленные монополии, для которых производство орудий разрушения и инициирование разномасштабных военных акций превратились в образ существования и основу их процветания. Срастание этих монополий с государственным аппаратом деформировало внутреннюю и внешнюю политику, придав ей опасную направленность. Другую составляющую милитаризма условно можно назвать оборонной.

Она характерна для Советского Союза и его союзников, которые оказались втянутыми в гонку вооружений, в холодную войну. Наконец, последняя составляющая милитаризма охватила страны третьего мира. Многие из них впервые встали на путь самостоятельного политического развития, которое протекало зачастую в конфликтных условиях. Небывалая гонка вооружений оказалась одним из главных дестабилизирующих факторов в мире и в отдельных регионах, привела к усилению роли военного фактора в международных отношениях. Милитаризация, создание и развертывание новых видов оружия массового поражения, систем противоракетной обороны не только расшатывает стабильность военностратегической ситуации и усиливает напряженность в мире.

Она отрицательно воздействует на решение многих жизненно важных вопросов, оборачивается невосполнимыми потерями материальных ресурсов и человеческой энергии. Гонка вооружений оказала отрицательное воздействие на все страны, независимо от их социальных систем, географического положения, размеров территории и уровня экономического развития.

Она отвлекла огромное число людей от мирного производства. Так, например, в 70 – 80-х гг. в мире в военной сфере было задействовано свыше 60 млн человек, причем около половины из них непосредственно служило в вооруженных силах. Четверть всех научных кадров были заняты исследованиями военных проблем, на которые ежегодно тратились огромные средства. По данным ООН, после Второй мировой войны примерно 40 % финансовых ресурсов, выделенных на научные исследования и разработки, было использовано в военной области. Постоянно растущее военное производство способствовало развитию сырьевого и энергетического кризисов. Например, уже к началу 60-х гг. во всем мире на военные нужды расходовалось до 10 % мировой добычи железа, алюминия, хрома, олова, меди.

Сегодня, по некоторым оценкам, этот показатель увеличился до 12 – 15 %. Гонка вооружений негативно воздействовала на социальное положение населения, в первую очередь в тех странах, где военные расходы росли быстрее, чем совокупный общественный продукт. Здесь снижались темпы экономического развития, росли государственный долг, инфляция, сокращались расходы на социальные нужды населения — жилищное строительство, образование, здравоохранение.

От гонки вооружений в наибольшей степени страдают развивающиеся страны, так как она отрывает их и без того скудные ресурсы на непроизводительные цели. Интересно, что, по оценкам экспертов ООН, для решения самых острых социальных проблем развивающегося мира хватило бы средств, составляющих всего 8 – 10 % ежегодных мировых расходов на вооружение. Милитаризация, связанная с гонкой вооружений во время холодной войны, стала серьезным препятствием на пути решения и глобальных (например, экологической) проблем современности, тем более что военное соперничество, распространяясь на все новые сферы, вышло в космос.

Воздействию милитаризма подвергается и общественное сознание, в которое целенаправленно внедряются идеи «необходимости» и «полезности» гонки вооружений для «собственного блага народов», а милитаристские предрассудки у известной части населения постепенно превращаются в устойчивый элемент мировоззрения. После окончания холодной войны рост милитаризма временно приостановился, но быстро стал приобретать новые формы, а затем получил и дополнительный импульс к развитию, как в связи с усилением роли США в качестве единственной сверхдержавы, так и в силу сохранения тенденции к воссозданию многополюсного мира. Все войны XX столетия, но особенно мировые и холодная, показали, что для успешного ведения военных действий необходимы огромные экономические, социальные, политические, дипломатические возможности и средства — как в ходе подготовки войны, так и во время ее ведения. Исторический опыт свидетельствует, что в странах с агрессивным внешнеполитическим курсом еще в мирное время ведется всесторонняя подготовка войны. Ее характер и масштабы служат показателем готовности государства и его вооруженных сил начать войну, заключают в себе определенные контуры будущей войны. В условиях подготовки войны агрессором миролюбивые государства, если они не хотят заранее смириться с участью побежденного, вынуждены предпринимать необходимые ответные меры.

Следовательно, в таких государствах всегда должна существовать определенная объективная мера готовности к отражению агрессии, к войне. При этом надо иметь в виду, что механизм перехода общества от мирного состояния к военному сложен, противоречив и не одинаков для государств с разным общественным и политическим строем, с различной военной организацией. Холодная война, добавив в этот процесс скрытности, еще более усложнила его.

 


Комментировать


+ 4 = девять

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru