История имения Трубецкое

История имения Трубецкое

История имения Трубецкое

Продолжаем путешествовать по Тарусе и ее окрестностям. В десяти километрах к югу от Тарусы среди живописных приокских пейзажей расположено село Трубецкое. Почему мы предлагаем побывать в нем? Во-первых, история его достаточно подробно изучена. Во-вторых, здесь еще сохранилась церковь Рождества Христова, которая подлежит восстановлению.

И здесь же, рядом с церковью, находится бывшая помещичья усадьба с парком, созданным по всем канонам садово-паркового искусства. Сама усадьба упоминается в архивных документах, датированных еще 1628 годом, как владение князя Ивана Петровича Засекина. Затем ею владел Василий Владимирович Долгоруков, от которого Трубецкое по купчей перешло к его племяннику Василию Михайловичу Долгорукому.

С большой долей уверенности мы можем говорить, что регулярный парк в усадьбе заложил именно он, так как XVIII век явился временем расцвета паркового строительства в России. Парк был необычайно хорош. Мы, жители села, имели счастье не только видеть и любоваться его красотой, но и детьми проводить в нем все свое свободное время, затем гулять в нем уже со своими детьми и друзьями. В этом парке было такое разнообразие деревьев, кустарников и цветов, что можно было изучать ботанику.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

В конце XIX и в начале XX века к разведению разных видов растений в парке усадьбы Трубецкое приложили свои знания и умения два дипломированных ботаника Зинаида Александровна фон Минквиц и Ольга Эвертовна фон Кнорринг. Имена этих замечательных и мужественных женщин-путешественниц, ученых и в обычной жизни кузин были широко известны в научных кругах России и за рубежом. Они занимались изучением флоры Средней Азии и Западной Сибири, не забывая при этом свой родной Калужский край. Зинаида и Ольга — внучки помещиков имения Трубецкое Николая Егоровича Шабишева и Екатерины Никитичны Ша-бишевой, в девичестве Крупенниковой.

Имение Трубецкое Шабишевы купили у графа Василия Валентиновича Мусина-Пушкина Брюс, после смерти его матери Прасковьи Васильевны, урожденной Долгоруковой. Помещики Шабишевы и их потомки владели имением почти сто лет, вплоть до их изгнания из него в 1918 году.

Разорение усадьбы происходило постепенно. Сначала были уничтожены два помещичьих дома. Затем снесены все хозяйственные постройки.

Несколько слов о том, какой была усадьба. Усадьба в результате семейных наследственных дел была поделена на две неравные части. Одна треть ее была отдана Суворовым, потомкам Софьи Николаевны Шабишевой в замужестве Суворовой. Две трети — фон Минквицам, потомкам ее брата Арсения Николаевича Шабишева.

Суворовская левая часть была окружена решетчатым деревянным забором и небольшим рвом. Усадьба Минквипей находилась за высоким и очень красивым забором из плитняка. Внутри усадьбы разделение было условным. Такой же забор из плитняка отделял парк от хозяйственных построек. По периметру парка проходили аллеи из липы, ели, сосны, лиственницы. Внутри парка в обеих частях находились фруктовые сады. Через фруктовый сад Минкви-цей проходила аллея из пирамидальных тополей. Внутри парка среди красиво организованных деревьев и кустарников строились беседки, устраивались уголки со скамеечками и другие зоны отдыха. Украшение парка —- три каскадных пруда разных размеров и неровной формы. На нижнем, самом большом пруду катались на лодках. На берегах находились причалы. Помещичьи дома располагались по обеим сторонам этого пруда.

«Садово-парковое искусство — наиболее захватывающее и наиболее воздействующее на человека из всех искусств» — это слова Дмитрия Сергеевича Лихачева. Очень хочется в это верить. Но как показала жизнь, воздействует оно на всех людей по-разному.

В 90-х годах прошлого века, чтобы поставить на берегу среднего пруда коровник, вырубили плодоносящий яблоневый сад. Пруд от присутствия большого количества коров превратился в зловонный омут. Прекрасная Суворовская поляна продана под дачи, и к ней через парк по плотине между прудами ведет линия электропередачи…

Самобытность сельской русской усадьбы, в том числе и Трубецкой, состоит в том, что она находится в гармонии с окружающей природой. Сейчас уже этой гармонии нет. Ее убили. Когда смотришь на разрушенный парк, вспоминаешь слова члена Общества изучения русской усадьбы М. В. Нащокиной: «Вырубая или калеча усадебные парки, люди уничтожают те, чудом существующие нити, связывающие их с историей Отечества, уничтожают красоту, полученную по наследству».

Итак, имение Трубецкое, в состав которого входили: село Трубецкое, деревни Ильенки, Марфино, Алекино, Крюково, Глинищи, Арпыли, Наденки, Протасове, Никольская, Потетино, в 1827—1829 годах приобрел дворянин Орловской губернии, богатый чиновник из С.-Петербурга Николай Егорович Шабишев. В 1829 году С.-Петербургское депутатское дворянское собрание определило признать в дворянском достоинстве Николая Егоровича Шабишева, его жену Екатерину, детей: Сергея, Николая, Егора, Арсения, Елизавету, Екатерину, Варвару, Софью, Веру с внесением рода Шабишевых в третью часть дворянской родословной книги. Их последняя дочь Надежда была внесена в эту книгу в 1832 году.

Потомки Софьи и Арсения Шабишевых найдены. Софья Николаевна Шабишева вышла замуж за военного офицера Андрея Николаевича Суворова. При рождении второго мальчика, Александра, Софья Николаевна скончалась. Детей воспитывала бабушка Екатерина Николаевна. Старший сын Николай, красавец, прекрасный музыкант и тоже военный, женился на Елене Михайловне Бобрищевой-Пушкиной. Их имение Егнышевка находилось напротив Трубецкого на противоположном берегу Оки. Внучка Софьи Николаевны Шабишевой, Софья Николаевна Суворова, вышла замуж за Николая Алексеевича Столпакова. К сожалению, на ее долю выпало изгнание из своей усадьбы в Трубецком в 1918 году и тяжелая участь спецпереселенца в Среднюю Азию. Ее внуки живут в Москве и С.-Петербурге.

У Арсения Николаевича Шабишева и его жены Любови Дмитриевны Добржанской было пятеро дочерей: Варвара, Любовь, Леонида, Анна и Екатерина. Четыре дочери вышли замуж, пятая, Леонида, осталась незамужней. Варвара Арсеньевна Шабишева умерла в Москве в 1919 году после тяжелой болезни. Потомки Варвары Арсеньевны Шабишевой и Александра Юльевича фон Минквица — внуки их сына Леонида — живут сейчас в Москве. Их дочь, Зинаида Александровна фон Минквиц, известный ботаник, умерла в 1918 году от сыпного тифа. Вера Александровна фон Минквиц (в замужестве Лютостанская) умерла в блокадном Ленинграде. Евгения Александровна фон Минквиц эмигрировала с отцом Александром Юльевичем фон Минквицем в Финляндию, где скончалась в 1952 году. Александр Юльевич скончался там же в 1928 году.

Потомки Любови Арсеньевны Шабишевой и Эверта Карловича фон Кнорринга разбросаны по всему миру. Их сын Виктор с женой Александрой Афанасьевной (урожденной Бакушевой) и детьми Олегом и Анатолием эмигрировали в Финляндию. Дети Олега Викторовича фон Кнорринга живут сейчас в Англии, Германии, Испании и Австралии.

Потомки Екатерины Арсеньевны Шабишевой, в замужестве Мельниковой, живут сейчас в С.Петербурге.

Вне усадьбы помещиков на церковной земле стояла дерковь Рождества Христова. Церковь была деревянной, ветхой, постройки 1768 года. И вот в 1894 году священник Знаменский Василий Петрович, служивший в это время, с прихожанами решают построить новый, каменный, храм. Соблюдены при этом все необходимые действия и получено разрешение. Василий Петрович входит в строительную комиссию, занимается большой общественной работой, школами и самое главное своими непосредственными делами священнослужителя. Большая нагрузка отразилась на здоровье Знаменского, и 26 марта 1906 года он скончался в возрасте 53 лет.

На его место определяют нового священника, на долю которого выпадают тяжкие испытания. Имя нового священника — Александр Васильевич Соколов, возраст — 33 года. Отец Александр продолжает дело, начатое Знаменским. В 1904 году здание каменной церкви построено, а в 1909 году — освящено.

Сын приходского дьячка Успенской церкви в селе Барятино, Александр Васильевич, рано узнал, что такое нищета и тяжелый крестьянский труд. Отец умер, когда ему было 3 года и 5 месяцев. Когда сын вырос, мать определила его за казенный счет в Калужскую духовную семинарию.

После окончания семинарии Александр Васильевич был определен диаконом к церкви села Роща, затем во священники к Знаменской церкви села Толмачево Тарусского уезда и, наконец, к церкви села Ильина Лихвинского уезда. Вот такой путь прошел о. Александр, прежде чем был переведен в церковь Рождества Христова села Трубецкое.

Революцию Александр Васильевич встретил спокойно, много читал газет, интересовался преобразованиями в деревне. Прихожанам советовал вступать в колхозы. Сам хотел вступить в артель, но его не приняли как священнослужителя. В 20-х годах начались доносы на о. Александра, его часто вызывали в органы, но клевета не подтверждалась.

Часть церковной сторожки заняли пролеткультовцы и развесили в ней портреты вождей. Однажды, придя в сторожку для совершения таинства крещения, о. Александр обнаружил, что под иконой висит портрет вождя. Александр Васильевич спокойно перевесил портрет в другое место. Естественно, последовал донос. Уже к 1929 году служить в церкви стало очень тяжело. Но о. Александр продолжает выполнять все свои обязанности священника. Ездит по деревням и бесплатно исполняет многие требы.

6 февраля 1930 года по доносу нового дьячка (сотрудника ОШУ) Александра Васильевича Соколова арестовали и приговорили к трем годам лагерей. Жену священника председатель сельсовета сразу же изгнал из их собственного дома без документов, без одежды. Но Лидия Васильевна Соколова хлопочет об освобождении мужа, собирая подписи прихожан, и о. Александра освобождают досрочно. Соколовы поселяются в Моршанске Сызранской области. Но 3 декабря 1937 года парализованного Александра Васильевича снова арестовали, обвинив в «проведении контрреволюционной деятельности против советской власти» в составе «контрреволюционной церковно-монархической группы», и приговорили к высшей мере наказания. 1 февраля 1938 года приговор был приведен в исполнение.

После многочисленных прошений Лидии Васильевны Соколовой и ее детей 5 июня 1957 года Президиум Тамбовского областного суда отменил приговор, и дело прекратили за недоказанностью обвинения. Внуки и правнуки Соколовых живут в Москве, Московской области, Тамбове и Туле. Они мечтают побывать на родине своих родных и увидеть церковь Рождества Христова восстановленной.

Э.М. Логинова


Комментировать


8 − = шесть

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru