История происхождения русских фамилий

История

История

С последнего десятилетия XX в. в российском обществе стала проявляться интересная социокультурная практика, связанная с тем, что многие соотечественники погружаются в прошлое в поисках своих родовых и фамильных истоков.

Специалисты в гуманитарной сфере знания прекрасно понимают универсализм самого этого явления, связанного с трансформацией исторической культуры в конце XX – начала XXI века. По словам известного французского историка, современное общество окунулось в процесс воспоминаний. Если Западную Европу это явление охватило с середины 70-х гг., то для стран Восточной Европы, в том числе России, момент «обретения памяти» начался с конца 80-х гг. XX в. [1].

Произошла актуализация двух старых (больше известных историкам, чем массовому историческому сознанию) т.н. вспомогательных исторических дисциплин: генеалогии и ономастики. Стремительно виртуализирующиеся масс-медиа направляют социальную память российского общества в сторону все более нового конструирования (в массовом сознания это именуется «восстановлением») исторической памяти, удовлетворяющей вкусу больших и малых социальных групп.

Но «восстановление» такого прошлого чаще всего ведется без использования даже минимума правил, выработанных историками и филологами. Это свидетельствует об актуальности обращения к одному из важнейших вопросов российской ономастики – истории формирования фамилий. Первые русские фамилии появляются в летописях в XIII в. Их носителями были жители Новгорода.

В Первой Новгородской летописи при описании событий после Невской битвы летописец упоминает такие имена и фамилии новгородцев, как «Костянтинъ Луготиниць, Юрятя Пинещиниць, Намѣстъ, Дрочила, Нездыловъ сынъ кожевниковъ…» и др. [2, с. 77].

Как показывают летописи, несколько позже – на протяжении XIV-XV вв. возникают княжеские и боярские фамилии. Княжеские фамилии были обычно этимологически связаны с уделом, которым правил их род. При этом примечательно то, что те члены семьи, которые теряли власть над своим уделом, иногда все равно закрепляли за собой фамилию рода [3, с. 18]. Боярские фамилии в свою очередь часто образовывались от имени или прозвища родоначальника.

Подобным образом фамилия появилась у рода Романовых. Первым из рода фамилию «Романов» стал носить Федор Никитич (он же патриарх Филарет) в честь своего отца Никиты Романовича и деда Романа Юрьевича. В это же время в тени княжеских и боярских родов набирало силу молодое дворянское сословие. Получая во владение земли, оно стало весомой силой в экономической жизни страны. Вместе с социально-политическим влиянием помещики получали и фамилии, впоследствии закрепившиеся за их потомками [3, с. 19].

Дворянские фамилии в своем составе содержали название своего земельного владения или же географической области, где оно располагалось. Так возникли дворянские фамилии: Шуйские, Воротынские, Галицкие, Белозерские, Мещерские и множество других. К XV веку дворянское сословие пополнилось выходцами из ордынского Поволжья и Западной Европы.

Иностранная аристократия принесла с собой фамилии, носителями которых стало некоторое количество русских дворянских родов [4]. Иностранные корни в себе несут фамилии Ахматовых, Бахтеяровых, Беклемишевых, Карамзиных, Фонвизиных [5, с. 18, 35, 135, 336] и т.д. В среде русского купеческого сословия наиболее широко распространялись фамилии в XVIII—XIX веках. До этого их носили только самые богатые и известные представители данного сословия. Например, основатели города Соль Камская (нынешний Соликамск) Калинниковы или Строгановы.

При этом фамилии купцов могли быть тесно связаны с продукцией, которую они продавали. Так, зажиточный купец, живущий на территории Российской Империи и продающий рыбу, легко мог получить фамилию «Рыбников», поскольку «рыбниками» по нормам языка того времени называли продавцов рыбы. Так же по данным метрических книг с середины XVIII века появилось большое количество фамилий у представителей духовенства. Обычно их фамилии образовывались от названий приходов и церквей, к примеру: Троицкий, Благовещенский, Сергиев, Успенский, Покровский и т.д. Некоторые ученики духовных семинарий так же получали фамилию при выпуске из духовного учебного заведения [6, с. 169-170].

Поскольку в таком случае фамилии придумывали преподаватели, то вполне объяснимо то, что наиболее прилежным ученикам давались благозвучные фамилии такие, как Добромыслов, Бриллиантов, Сперанский (от лат. spero, sperare — «уповать, надеяться»), а плохим ученикам доставались неблагозвучные фамилии Бальбуциновский, Крапивин, Пингвицкий — от лат. pinguis («толстый»). Интересным явлением в духовной культуре является появление фамилий, связанных с агионимами (именами святых православной церкви или религий народов, населяющих Россию) [7, с. 12] и теонимами (именами божеств в славянском языческом пантеоне) [7, с. 219].

Часть русского духовенства носила фамилии, в состав которых входили агионимы, имена библейских героев и слова греческого происхождения. Фамилии, связанные с теонимами, чаще всего возникали в простонародье, что может свидетельствовать об остатках языческих обычаев в культуре русского народа. Среди крестьян вплоть до 1861 года фамилии не были особенно популярны. Это оправдывается тем, что преобладающая часть крестьянства была безграмотна и в быту предпочитала использовать прозвища и отчества. Тем не менее, после отмены крепостного права и последующих реформ большая часть крестьянского и рабочего населения центральной части Российской Империи получила фамилии.

Что же касается населения Сибири и Дальнего Востока, то появление фамилий в его среде было замедленно, и полностью завершилось в 30-е годы XX века в эпоху всеобщей паспортизации. Крестьянские фамилии чаще всего создавались из отчеств или имен своих владельцев (Иванов, Петров, Сидоров), из прозвищ (Болтунов, Шибалов, Кривощеков) или были производными от рода занятий (Кузнецов, Гончаров, Мельников) [8, с. 16]. Так же у русских крестьян была замечена любопытная практика – давать фамилии с негативным значением. Считалось, что человек с фамилией «Злобин» будет иметь добрый характер, а человеку с фамилией «Горе» будет сопутствовать счастье [6, с. 164- 165].

Кроме указанных выше практик позволявших формировать фамилии, существовало еще несколько путей их возникновения оказавшимися общими для представителей разных сословий России: 1) от предмета, например: Обухов, Базар, Рожков; 2) от животного, например: Лис, Медведев, Зайцев; 3) от растения, например: Береза, Тополев, Васильков; 4) от имени народа, например: Калмыков, Татаров, Греков; 5) от пищи, например: Пирогов, Кашин, Борщев; 6) от телесных особенностей, например: Длинногуб, Богатырев, Красов; от особенностей характера, например: Миролюбов, Полежаев, Вертлюхин; 7) социального статуса, например: Бобыль (одинокий мужчина), Сведенец (человек, лишенный земли), Бондура (разведенная жена); 8) от экономического положения, например: Бедняков, Средняк, Барский (человек, принадлежащий помещику или боярину); 9) от названия места, откуда пришли предки, например: Курганов, Заречный, Деревенькин и т.д. [9, с. 16-25].

По данным переписи 1897 года, около 75% населения Российской империи не имели фамилий. Но ситуация изменилась после установления советской власти. В марте 1918 года В.И. Лениным был подписан декрет «О праве граждан изменять свои фамилии и прозвища». После принятия данного декрета огромное множество граждан обратились в совнаркомы с просьбами изменить свои фамилии. Причиной было то, что многие из этих людей носили фамилии дворянского происхождения, и они совершали их смену, чтобы обезопасить свою жизнь. Конечно, было много и тех, кто пытался просто сменить фамилию из-за ее неблагозвучности.

Поскольку многие крестьяне в прошлом назывались по прозвищам, то среди их фамилий было множество таких, которые звучали довольно грубо, а некоторые были вовсе неприличны. Так же новые фамилии были даны сиротам и детям из детских домов. Тенденция к смене фамилий не могла не породить неологизмы. Население РСФСР, а затем и СССР поддерживало моду на создание фамилий, связанных с революционной тематикой. Вместе с этим появилось множество людей с фамилиями: Дамировы (от «Даешь мировую революцию» или «Да здравствует мир»), Атеистовы, Декабристовы, Комисаровы, Маевы, Октябрьские, Партизанские, Советовы, Виленины и т.д и т.п.

Следом за колонизацией Российской империей в XIX в. Северного Кавказа, а затем и регионов Центральной Азии там начался процесс русификации. Население, не имевшее фамилий, как таковых, но имевшее родовые имена, в имперских, а затем в советских государственных учреждениях стало получать полноценные фамилии. Так, к примеру, члены семьи Мамеда, Ибрагима, Алдияра могли стать Мамедовыми, Ибрагимовыми, Алдияровыми [8, с. 110]. После распада СССР некоторые жители Российской федерации, сменили свои имена и фамилии из-за неблагозвучности или излишнего пролетарского смысла, заложенного в них, который явно не соответствовал духу тяжелых испытаний, которые стране пришлось пережить в последующие годы. В целом же на образование русских фамилий активное воздействие оказали языки народов, составляющих население России.

В русском языке большое количество слов и фамилий, образованных из слов, тюркской, монгольской, финно-угорской, иранской, германской, романской языковых групп. Такое многообразие привносит в процесс установления происхождения фамилий некоторые проблемы, поскольку существуют слова общие для многих языков. Кроме того, есть и те редкие фамилии, которые не имеют логической связки с правилами ни одного из существующих языков, и о их истинном смысле и происхождении остается только догадываться [10, с. 36]. Процесс же образования новых фамилий не закончен и по сей день. Сегодня любой гражданин Российской Федерации может обратиться в подразделение ГУВМ МВД и сменить или придумать для себя абсолютно новое имя и фамилию. Так же необратим процесс исчезновения редких фамилий. Такой процесс происходит по ряду причин, таких как смерть, вступление в брак, принятие новой фамилии носителем. Несмотря на это, старые и новые, заимствованные и истинно русские фамилии были, есть и будут зеркалом самобытности, культуры и истории народов Российской Федерации.

Список литературы:

1. Нора П. Всемирное торжество памяти // Неприкосновенный запас. 2005, №2- 3 (40-41) [Электронный ресурс]. URL: http://magazines.russ.ru/nz/2005/2/nora22.html (дата обращения: 15.04.2020). 2. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. Полное собрание русских летописей. М.; Л.: Изд-во АН СССР. 1950. – 565 c. 3. Суперанская А. В., Суслова А. В. Современные русские фамилии. – М.: Наука, 1981/1984. – 176 c. 4. Суперанская А.В. Человек — Фамилия — Национальность // Сайт журнала Наука и жизнь [Электронный ресурс]. URL: https://www.nkj.ru/archive/articles/16094/ (дата обращения: 01.04.2020) 5. Веселовский C. Б. Ономастикон: Древнерусские имена, прозвища и фамилии. – М.: Наука, 1974. — 382 с. 6. Унбегаун Б.О. Русские фамилии. – М.: Прогресс, 1989. – 443 с. 7. Русская ономастика и ономастика России: Словарь / Под ред. О. Н. Трубачева. – М.: Школа-пресс, 1994. – 287 с. 8. Никонов В.А. География фамилий. – М.: Наука, 1988. – 149 с. 9. Баскаков Н. А. Русские фамилии тюркского происхождения. – М.: Наука, 1979. – 279 с. 10. Морошкин М.Я. Славянский именослов, или собрание славянских личных имен в алфавитном порядке. – СПб.: Тип. 2-е Отд. Собственной е. и. в. канцелярии, 1867. – [2], 108, 213 с.

Калмыкова Ю.Н., Маловичко С.И


Комментировать


5 × два =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru