Кино и музыка после войны

Кино и музыка после войны

Кино и музыка после войны

В училище у нас работала художественная самодеятельность, а учитель был одет в форму – брюки, гимнастёрка. И я слышал, как он, возвращаясь с 9 Мая, пел песни, радостный. А в городах в основном собирались в одном месте, где можно посидеть, песни пели. Бывало так, что кто-то, у кого гармошка есть, приходит, играет, и под неё песни поют. Я работал в мореходном училище комсоргом. Сложное время было, потому что отменили военный цикл, нужно было заниматься молодёжью, а в училище училось 1200 человек курсантов. И мы сделали главное направление – это спорт, отдых после занятий. В то время нужно было устраивать вечера. Мы скинулись курсантами, купили инструмент и создали эстрадный оркестр, но людям хочется новое что-то, а тогда по радиостанции «Мелодия» в понедельник передавали новое произведение.

И мы записывали это на магнитофон. Оркестром должен был кто-то руководить, но в то время выделяли мизерные деньги на культуру, и когда обратишься к специалисту, он: «Я за такие деньги работать не буду». И мы нашли одного парня, он учился в музыкальном училище, и он взялся: он то, что мы записывали на магнитофон, перекладывал на ноты, и у нас через неделю вечером уже звучали новые песни. Весь город пытался у нас это дело заиметь, мы делились… Билеты раздавались курсантам, курсанты приводили девушек. Недовольство было какое: высказывались по поводу того, что мало товаров народного потребления, что нельзя делать уравниловку.

Например, привозят группой и группой принимают в комсомол. Высказывались о том, что есть хорошие произведения, которые создают в мире, почему у нас их не показывают? Люди наши работали по всему земному шару, эти люди видели многое, кассеты привозили с записями. Есть мировые шлягеры, которые и сегодня звучат, а тогда их привозили, переписывали.. Мы ни одного концерта не пропускали в ДКС и потом в «Юбилейном», мы деньги занимали, когда у нас не было, и шли в воскресенье на концерт. Пластинки фирма «Мелодия» выпускала, у меня десятки пластинок сохранились всевозможных европейских и других исполнителей, но выпускались в малых количествах, поэтому переписывались на рентгеновские плёнки.

Плёнку где-то доставали, смывали и записывали. В последствии начали издавать журнал «Кругозор», и в нём были вкладыши – вот такие пластинки. Пластинки были в продаже, но пластинок не хватало, и поэтому некоторые ребята на этом хорошо заработали – иностранную музыку записывали. В это время пришла «мамба», «бесаме мучо», ворвались эти песни. В 50-х годах у нас закупили ряд фильмов иностранных и в том числе с Лолитой Торес – о любви и дружбе. Люди ходили на них, были полные залы.

Кстати, она приезжала в Херсон три раза, и я три раза ходил и свою семью водил. В своё время нашего директора филармонии (он был директором Харьковской филармонии, но его там подставили – сказали что-то сделать, а потом за это же и сняли), а у нас как раз не было директора филармонии, и его пригласили. И он долгое время жил на квартире, пока свою не получил. Он был членом Всесоюзного эстрадного комитета, и он всегда умудрялся, когда этот комитет заседал и приезжали иностранные эстрадные знаменитости, их заполучить… Я слушал рок, югославы приехали: Москва, Минск, Харьков, Киев и Херсон.

Таким образом, мы многих знаменитостей посмотрели благодаря этому человеку. Лолита Торес выступала в Москве, Ленинграде и в Херсоне. Она, когда приезжала первый раз, концерт был в ДКС – это был самый большой зал на то время. Потом два раза в «Юбилейном» –1200 мест, и всё было забито, в проходах даже стояли люди, с такой теплотой её воспринимали… У неё очень высокая культура исполнения, отличный репертуар. Ей устраивали экскурсию по городу, показывали Днепр.

Дорохов Анатолий Петрович, 1935 г.р


Комментировать


× четыре = 28

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru