Ключевые свойства и характеристики политического дискурса

Проблема политического дискурса сегодня является актуальной и требует углубленного изучения его структуры и требований. Но первостепенным выступает необходимость уточнения понятия «политический дискурс». Для начала определим соотношение таких категорий, как «текст» и «дискурс». Как и многие категории, понятие «текст» многогранно и определяется различными авторами по-разному. Например, И.Р. Гальперин говорит, что текст – это «произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа», имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку [4, с. 18].

По мнению М.Н. Кожиной, текст представляет собой результат функционирования языка в процессе коммуникации [8, с. 35]. С ее точкой зрения согласны многие исследователи, отмечающие коммуникативную направленность текста, такие, как К.А. Филиппов [16], К. Бринкер [18]. Также, как отмечает Е.В. Чернявская, понятие целостности текста реализуется исключительно за счет внетекстового фона. Только языковых данных недостаточно для раскрытия сути и специфики целостного текста, они могут быть раскрыты только сквозь призму социокультурного, коммуникативного, когнитивного и других аспектов. Такое рассуждение лежит в основе разделения понятий «текст» и «дискурс» [13, с. 69]. Н.Д. Арутюнова определяет дискурс как «речь, погруженную в жизнь», «текст в событийном аспекте» [1, с. 137]. О соотношении дискурса и коммуникативного события также писал Т. ван Дейк [6, с. 122], а на зависимость дискурса от лингвистических и экстралингвистических факторов указывают Е.С. Кубрякова [9, с. 525] и Е.И. Шейгал [17, с. 11]. В современной лингвистике продолжается полемика о трактовке этого явления. Е.С. Кубрякова дает следующую классификцию подходов к определению понятия «дискурс»: – структурно-синтаксический подход: дискурс как фрагмент текста, то есть образование выше уровня предложения (сверхфразовое единство, сложное синтаксическое целое);

– структурно-стилистический подход: дискурс как нетекстовая организация разговорной речи, характеризующаяся нечетким делением на части, господством ассоциативных связей, спонтанностью, ситуативностью, высокой контекстностью, стилистической спецификой; – коммуникативный подход: дискурс как вербальное общение (речь, употребление, функционирование языка), то есть тип речи с позиции говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такой позиции [5, с. 96]. Из предложенной классификации подходов коммуникативный подход, на наш взгляд, является принципиально важным для его анализа. Прежде всего, необходимо учитывать человеческий фактор, представляя дискурс как речь с позиции говорящего, и в то же время дискурс представлен с позиции системы языка. Таким образом, коммуникативный подход представляет дискурс как функционирование языка в речи с позиции говорящего. Отметим, что понятие «дискурс» непосредственно связано с понятием «язык», кроме того исследователи приходят к выводу, что понятие «язык» охватывает или включает в себя понятие «дискурс» [11, с. 79].

Так как в нашей статье речь пойдет о политическом дискурсе, необходимо также ввести определение понятия «политический язык». Несмотря на спорность вопроса о существовании политического языка как обособленной категории, многие ученые приходят к мнению, что политический язык существует и изучение его становится актуальным, так как он имеет множество специфических признаков. В связи с этим, А.П. Чудинов определяет политический язык как «ориентированный на сферу политики вариант национального языка» [15, с. 32]. Одним из первых обратился к понятию «политический дискурс» Ю.А. Сорокин, который определяет этот термин через его соотношение с идеологическим дискурсом, называя политический дискурс разновидностью идеологического дискурса [12, с. 57]. Е.И. Шейгал понимает политический дискурс как совокупность всех речевых актов, совершаемых в процессе политических дискуссий, а также как своеобразную знаковую систему, в которой происходит модификация семантики функций разных типов языковых единиц и стандартных речевых действий [17, с. 22]. При этом дискурс зачастую продуцируется не индивидуальным, а коллективным субъектом, например, партией, движением, политическим или социальным институтом [3, с. 122]. Политический дискурс как лингвокультурологическое явление имеет ряд сущностных характеристик и признаков.

Для иллюстрации различных особенностей политического дискурса далее используется обращение к гражданам России В.В. Путина 16 марта 2018 года [10]. А.П. Чудинов [15] рассматривает следующие дискурсивные характеристики политического дискурса, которые можно определить как критерии для анализа: 1. Авторство текста. Автор и оратор в политическом дискурсе не всегда являются одним и тем же лицом. В связи с этим А.П. Чудинов выделяет: собственно авторские тексты, тексты без формального автора, тексты со смещенным авторством. Если речь идет об официальном обращении первого лица государства, то над ним обычно работает целая группа специалистов. В свою очередь, политик, воплощая текст в речь, берет на себя ответственность за его содержание. Предполагаемым автором анализируемой речи является В.В. Путин. Однако с большей долей вероятности, тексты для выступлений Президента РФ составляются профессиональной командой спичрайтеров и эта речь не стала исключением. 2. Адресность политического текста. Можно выделить следующие виды адресатов: политические единомышленники, политические оппоненты и «избиратели» (население). По количественному признаку выделяют индивидуального, группового и массового адресатов. В нашем случае адресат речи массовый, обращение направлено «избирателям» (населению). 3. Стратегия и тактика в политической коммуникации. «В политической коммуникации стратегия ориентирована на изменение политических взглядов адресата, на преобразование его отношения к тем или иным теориям, событиям, людям… Коммуникативная тактика – это конкретные способы реализации стратегии» [15, с. 73-77]. Автор речи апеллирует к чувству, связанному с тем, что именно народ является вершителем судьбы России: «По Конституции нашей страны единственным источником власти является народ… Именно от воли народа, от воли каждого гражданина России зависит, по какому пути пойдет наша страна, зависит будущее России и наших детей» [10]. Эта стратегия реализуется с помощью различных тактик.

Например, перечисление ключевых моральных ценностей: совесть, правда, справедливость, любовь («Мы в России всегда сами решали свою судьбу, поступали так, как велела нам наша совесть, понимание правды и справедливости, наша любовь к Отечеству» [10]); обращение к особенностям ментальности и положительное противопоставление («Это в нашем национальном характере, о котором знает весь мир» [10]); приближения собственной фигуры к народу через местоимение «мы», «наш» («Мы в России всегда сами решали свою судьбу…» [10]). Специфической особенностью политического дискурса является то, что его цель – завоевание или удержание политической власти. В нашем случае, призыв к действию является своего рода способом его конкретизации с невербальной отсылкой на статус и уровень доверия к действующему Президенту РФ.

Но чаще всего цели в политическом дискурсе достигаются с помощью использования различных вербальных средств, которые призваны усилить эмоциональный эффект воздействия на адресата. А.П. Чудинов рассматривает типовые свойства политического дискурса на основе следующих антиномий: 1. Ритуальность и информативность. Если понимать этот критерий как противопоставление фиксированности и новизне, то анализируемая речь будет новой, следственно, информативной. Фиксированность формы и отсутствие установки на новизну содержания свойственны речам, произносимым на съездах, собраниях и в рамках других формальных (ритуальных) событий. 2. Институциональность и личностный характер. В нашем случае, речь В.В. Путина носит личностный характер, так как он обращается к гражданам от собственного лица, а не от какого-либо социального института 3. Эзоцентричность и общедоступность. Поскольку мы имеем дело с текстом речи Президента РФ, где он обращается к народу, можно утверждать, что содержание его общедоступно и понятно широкой аудитории. 4. Редукционизм и полнота информации в политическом тексте. В политическом дискурсе информация иногда может быть сокращена только до положительных оценочных суждений либо же только до отрицательных. В случае с нашим примером, он обладает полнотой, поскольку раскрывает последствия как действия, так и бездействия граждан, принимая во внимание, что такой вариант также возможен. 5. Стандартность и экспрессивность.

Экспрессивность предполагает использование различных выразительных средств. Из анализируемой нами речи видно, что политический дискурс может и в ряде случае (учитывая адресат и ситуацию) должен быть экспрессивен: «Воспользуйтесь своим правом выбрать будущее для великой, любимой нами России» [10]. 6. Диалогичность и монологичность. Существуют три вида диалогичности: собственно диалогичность, диалогичность «на расстоянии», интертекстуальность. Современный политический текст часто оказывается диалогичным – насыщенным множеством скрытых и откровенных цитат, реминисценций, аллюзий, метафор; его полное восприятие возможно только в дискурсе, с использованием множества фоновых знаний из различных областей культуры. Наш пример диалогичен, интертекстуален. В тексте мы можем видеть отсылку на Конституцию, а также текст строится с учетом культурных особенностей и исторических событий нашей страны. 7. Явная и скрытая оценочность. Примером скрытой оценочности в анализируемом тексте может служить суждение о последствиях бездействия в день голосования: «…если уклониться от такого решения, тогда этот ключевой, определяющий выбор будет сделан без учета вашего мнения» [10]. 8. Агрессивность и толерантность. Речь В.В. Путина толерантна, поскольку отсутствует агрессия, нет негативных оценок, оскорбительных и в крайней степени категоричных высказываний. Все вышеперечисленные свойства создают благоприятные условия для достижения целей автором текста, а именно – для успешного воздействия на сознание и деятельность адресата. Исходя из изученного теоретического и практического материала, можно сделать ряд выводов. Во-первых, понимая в целом сущность политического дискурса, нельзя не учитывать существенное его свойство, связанное с фактором функционирования в определенном лингвокультурологическом пространстве, который отражает специфические особенности концептосферы определенного политического строя.

Следовательно, политический дискурс имеет ряд существенных признаков, которые определяют его суть: авторство, адресность, стратегия и тактика. Также, ряд авторов выделяют такие особенности политического дискурса как целенаправленность и динамичность характера, ситуативная приуроченность, привязанность к определенному контексту, принадлежность к целому слою культуры, а также жанровая или идеологическая принадлежность. Исходя из определения термина «дискурс», а также учитывая особенности политической коммуникации, мы можем дать трактовку политическому дискурсу как речевой коммуникации, в которой адресант обращается к адресату с целью изложить или «предложить» свою точку зрения в отдельной области политической жизни Во-вторых, политическому дискурсу как воплощению политической коммуникации могут быть свойственны ритуальность или информативность, институциональность или личностный характер, эзоцентричность или общедоступность, редукционизм или полнота информации, стандартность или экспрессивность, диалогичность или монологичность, явная или скрытая оценочность, агрессивность или толерантность. В-третьих, обращение В.В. Путина к гражданам России 16 марта 2018 года (накануне выборов Президента РФ) можно охарактеризовать как авторское, адресованное населению, апеллирующее к высоким моральным ценностям. Речи В.В. Путина свойственны информативность, личностный характер, общедоступность, полнота, экспрессивность, диалогичность, скрытая оценочность и толерантность.

Литература 1. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры: сборник статей. М.: Прогресс, 1990. 512 с. 2. Багана Ж., Бочарова Э.А. Предвыборный политический дискурс как особая сфера коммуникации // Вестник РУДН. Серия «Лингвистика». 2012. №1. С. 121-125. 3. Баранов А.Н. Введение в прикладную лингвистику. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 360 с. 4. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: КомКнига, 2006. 144 с. 5. Генералова С.Н. Понятие «политический дискурс» в лингвокультурологической парадигме // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. 2010. №1. С. 95-101. 6. Дейк Т.А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс, 1989. 312 с. 7. Публичная коммуникация: дискурсивные практики и коды / К.В. Киуру, С.В. Меньшенина, Е.Н. Пескова, Е.В. Пономарева, Е.П. Соколова. Челябинск: Изд-во Южно-Уральского гос. ун-та, 2005. 159 с. 8. Кожина М.Н. О функциональных семантико-стилистических категориях текста // Филологические науки. 1987. № 2. С. 35-41. 9. Кубрякова Е.С. Язык и знание. На пути получения знаний о языке. Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М.: Языки славянской культуры, 2004. 560 с. 10. Обращение Президента к гражданам России // Официальный сайт Президента России. URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/speeches/57077 (дата обращения: 17.03.2018). 11.Свинаренко Н.В. Особенности политического дискурса (на примере речи Барака Обамы после победы на выборах в 2012 году) // Альманах современной науки и образования. 2017. № 1 (115). С. 79-82. 12.Сорокин Ю.А. Человек из будущего, которого у него нет: Григорий Явлинский // Политический дискурс в России материалы рабочего совещания. М.: Академия, 1999. 196 с. 13.Чернявская В.Е. Дискурс власти и власть дискурса: проблемы речевого воздействия. М.: Флинта: Наука, 2006. 136 с. 14.Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале // Русская речь. 2002. № 1, 2, 3. 15.Чудинов А.П. Политическая лингвистика: учеб. пособие. 4-е изд. М., 2012. 256 с. 16.Филиппов К.А. Лингвистика текста. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2003. 336 с. 17.Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. Волгоград: Перемена, 2000. 431 с. 18.Brinker K. Textlinguistik. Heidelberg: Groos, 1992. 160 s.

М.К. Малышева


Комментировать


четыре − 3 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru