Конец XX века и новое дно русской цивилизации

В 90-е годы XX века Россия опустилась на очередное дно своего исторического развития. Предыдущий подъем продлился совсем недолго в связи с тем, что архитекторами советского проекта были выбраны неверные основания для построения страны. Очевидно, что развал страны начался с прихода к власти в 1985 году Михаила Горбачева. Оценку личности Горбачева еще предстоит дать истории и последующим поколениям россиян. Но фактом остается то, что политика, разработанная и внедренная им, привела к распаду страны и тяжелейшему социально-экономическому и политическому кризису. Горбачев, конечно, делает вид, что не причастен к разделу России, так как не он подписывал печально известное Беловежское соглашение. Однако, именно он привел страну к состоянию, когда это оказалось возможно. Вместо того, чтобы арестовать лидеров Беловежского сговора, он сделал вид, что все произошло без его ведома, а он ничего не может с этим поделать.

А в заключение констатировал факт, что нашей страны больше нет. Также именно Горбачев несет косвенную ответственность за массу вооруженных конфликтов, возникших на просторах СССР вследствие слабости центральной власти. Очевидно, если бы страна была единой, а центральная власть в ней — сильной, не было бы войн в Нагорном Карабахе, Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье, гражданской войны в Таджикистане и многих других конфликтов. Не получили бы пример сепаратизма и чеченцы.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Упомянутый нами первым в этом кровавом ряду карабахский конфликт, завершившийся кровопролитной войной, очень показателен, если обратиться к истории. Межэтническое противостояние резко обострялось здесь трижды за XX столетие. И всякий раз кровопролитие приходилось на периоды ослабления центральной власти. Первый раз обострение конфликта совпало по времени с периодом первой русской революции 1905-1907 годов. Следующий раз кровопролитие началось после революционных потрясений 1917 года. После того, как в Закавказье фактически исчезла центральная власть, а Армения и Азербайджан объявили о независимости, в Карабах снова пришла война.

Межэтническое противостояние завершилось только после того, как сначала в Азербайджан, а затем и в Нагорный Карабах вошли части РККА. Несложно заметить, что уход России из Закавказья сразу же приводит началу кровопролитных войн. Советский Союз официально прекратил свое существование 26 декабря 1991 года, а уже 1 января 1992 года началась война. Так и сегодня, несмотря на отсутствие большой войны, мир вокруг Карабаха является очень шатким. За прошедшие с момента окончания боевых действий 20 лет Азербайджан занимался наращиванием вооружений, только и думая о военном реванше. Карабахские армяне также не намерены пересматривать итоги войны и уступать. Сегодня многие аналитики указывают на то, что фактор России является единственным, что сдерживает стороны от начала активной фазы боевых действий.

В подобных условиях мир может быть нарушен случайной искрой. Очевидно, что вне России этот регион будет еще долго напоминать вулкан, который дымит, периодически выбрасывает лаву, но пока не взрывается. По схожим сценариям разворачивались конфликты и в других точках умирающей страны. В результате политики Горбачева площадь территории России сократилась более чем на четверть, население — почти наполовину. Тысячи человек погибли в различных локальных конфликтах. Говоря об ответственных, нельзя обойти стороной и личность Бориса Ельцина, который с бравадой подписывал договор о разделе собственной страны и выводил войска из Европы, освобождая дорогу НАТО к российским рубежам. Именно при нем продолжался развал страны, уничтожался духовный, экономический, культурный и демографический капитал.

Страна и ее население продолжали вырождаться, а Ельцин и его окружение продолжали вгрызаться в изможденное тело России, лишь бы не выпустить из рук власть. Чтобы не быть голословными, приведем лишь некоторые отдельные цифры, которые будут наглядно демонстрировать то, что происходило с нашей страной. Так, всего за 4 года число смертей выросло на 21,7%. Если в 1990 году число умерших составляло 1656 тыс., то к 1994 году их число выросло до 2015,8 тыс. Вопреки антисоветской пропаганде СССР, по оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных наций, входил в десятку стран с наилучшим типом питания.

В 1989 году в среднем на одного жителя РСФСР приходилось 304 кг пшеницы (здесь и далее в США — 223 кг), 229 кг картофеля (68 кг), 378 кг молока (264 кг), 6,3 кг масла (2,2 кг), 332 яйца (270 шт.). Но с 1989 по 1997 год производство мяса и мясопродуктов сократилось на треть, производство молока и молочных продуктов — на 42%, рыбы — на 56%. Еще хуже обстояли дела в промышленном производстве. К примеру, производство стали в стране упало более чем в 2 раза. Так, в рекордном 1988 году страна произвела 94 млн. тонн стали, а к 1998 году производство упало до 43,6 млн. тонн, половина из которых к тому же шла уже на экспорт. По отдельным направлениям в металлургии падение было еще значительнее. К примеру, производство проката из нержавеющей стали с 1990 по 1998 год сократилось более чем в 17 раз! Не «отставали» и другие жизненно важные отрасли промышленности. Если в 80-х годах наша страна в среднем производила по 25-27 тыс. экскаваторов ежегодно, то к 1999 году их производство упало до 2,6 тыс. единиц.

Производство грузовых автомобилей просело в 5 раз, а выпуск тракторов вообще практически остановился. Также вопреки расхожему мнению советская промышленность продолжала оставаться передовой. Заводы оснащались станками с числовым программным управлением и относящимся к категориям высокой и особо высокой точности. Так, к концу 80-х годов 23% производимых в РСФСР металлорежущих станков оснащались ЧПУ, а 11% являлись высокоточными или особо высокоточными. Но уже к 1999 по сравнению с 1990 годом производство станков с ЧПУ в России сократилось в 167 раз (сто шестьдесят семь). Не лучше обстояли дела и в других отраслях промышленности. Говоря об историческом опыте, мы неоднократно говорили об участии иностранцев в процессе дезинтеграции России и иностранной интервенции. Падение конца XX века также не обошлось без этого.

Если внимательно посмотреть на то, что происходит в наше время, то войска военного блока НАТО не только кое-где вплотную приблизились к нашим границам, но и заняли территорию, которая еще совсем недавно была нашей. К примеру, войска враждебного по отношению к нам блока сегодня стоят в Прибалтике. Понравятся кому-то такие формулировки или нет, но сегодня мы снова имеем дело с иностранной интервенцией и искусственным отторжением российских территорий. Таким образом, падение конца 80-х — начала 90-х годов мало чем отличается от прошедших периодов упадка, когда иностранцы также с мечом в руках приходили на Русь, русскую землю, и отрывали от ее тела клочки. В 90-е годы ситуация только продолжала ухудшаться. Уже в 1992 году был зафиксирован отрицательный естественный прирост населения. Ситуация оказалась настолько плоха, что негативную тенденцию удалось преодолеть только к 2013 году. Вырождение страны длилось целых два десятилетия.

Необходимо отметить, что официальная статистика замеряет соответствующие показатели для всего населения в целом, в то время как для русского народа ситуация складывалась еще хуже. Также шло планомерное уничтожение не только демографического и промышленного, но и научного потенциала страны, инфляция исчислялась сотнями и даже тысячами процентов (рекорд был поставлен в 1992 году — более 2500%). Население нищало, вырождалось, то, что строилось десятилетиями силами всей страны, разворовывалось за считанные годы. Именно тогда, что мы уже продемонстрировали конкретными цифрами, начался губительный процесс деиндустриализации отечественной экономики, который в полном объеме не удалось повернуть вспять до сих пор. Западные экономисты и псевдолиберальные политики утверждали, что экономика легко может просуществовать и без большого промышленного сектора. По этому пути, к примеру, шли некоторые европейские и азиатские экономики.

И никого не смущало, что Россия по размеру в сотни раз больше тех территорий, с которыми велось сравнение. И если на момент развала Союза наша страна обладала вполне современной промышленностью, которая полным ходом осуществляла переход на программируемые станки, то и 20 лет спустя страна не смогла наверстать упущенного. Таким глубоким оказался спад. Более того, за прошедшие годы накопилось столько проблем в промышленности, что шлейф от потерянного десятилетия будет еще долго тянуться за российской промышленностью.

Так, многие заводы, которые и не были полностью уничтожены, оказались полуразрушенными, с древней производственной базой, растраченным кадровым потенциалом. Утрату кадрового потенциала следует считать бомбой замедленного действия для всей российской экономики, так как даже в случае наличия денежных средств и политической воли многие отрасли будет крайне сложно восстановить из-за банального отсутствия подготовленных кадров. Конечно, любую проблему при соответствующем подходе и желании можно решить, однако потребуется для этого гораздо больше времени и ресурсов — человеческих, финансовых и других. В прежние годы система образования была рассчитана на подготовку квалифицированных кадров, которые сразу же после окончания учебного заведения могли приниматься за работу. При этом в руководстве четко понимали, сколько выпускников каких специальностей потребуется экономике, и где они будут трудоустроены.

Системе подготовки кадров уделялось повышенное внимание властей, поскольку существовало понимание того, что от этого зависит успех не только всей советской экономики, но и модели развития. Образовательные программы, как и практически все в советском государстве, разрабатывались с привлечением научного сообщества. Согласитесь, это более взвешенный подход, чем верстать программы и курсы под диктовку торгашей в широком смысле этого слова? Учитывая промышленный характер советской экономики, большое внимание уделялось подготовке соответствующих кадров. В результате рабочие специальности были не только востребованными, но и престижными. С начала 90-х годов ценности общества потребления проникли и в сферу образования. Естественно, что образование не могло остаться в стороне от тех глубинных процессов, которые затронули обществе целиком. Все это привело к тому, что ценность в сознании людей приобрели некоторые гуманитарные специальности. Все в одночасье захотели стать юристами и экономистами. Коммерционализация системы образования, которая теперь думала больше о выживании, нежели о качественной подготовке специалистов, ответила соответствующим образом, начав увеличение мест по востребованным профессиям.

И никого не смущало, что такое количество специалистов никогда не будет востребовано отечественной экономикой. Винить работников образования в этом трудно, поскольку они, как и большая часть населения, боролись за элементарное выживание в условиях оскалившегося капитализма. Вместе с тем сфера образования стала терять свои лучшие кадры, а проникновение коррупции эту систему добило окончательно. В итоге, страна получила не просто армию ненужных специалистов, но армию неспециалистов. Диплом об окончании того или иного учебного заведения теперь вовсе не означает, что его обладатель действительно освоил указанную в нем профессию. И даже выпускники ведущих учебных заведений страны далеко не всегда являются квалифицированными специалистами, и виной всему — кумовство и коррупция. Более того, всем вдруг понадобилось не просто образование, а образование высшее. Все же остальные ступени образовательной лестницы оказались непрестижными.

И когда в стране в начале двухтысячных годов начала оживать экономика, оказалось, что на рынке труда нет в достаточном количестве специалистов с самыми обычными профессиями токаря, сварщика или фрезеровщика. Сегодня нельзя сказать, что проблемой образования не занимаются на самом верху. Однако, вместо того, чтобы убрать главное ограничение профессионального образования — его отрыв от процесса производства — чиновники почему-то начали заниматься присоединением к так называемому Болонскому процессу, в рамках которого в высшей школе была внедрена двуступенчатая система бакалавриата и магистратуры. А в средней школе ограничились внедрением ЕГЭ, который, пожалуй, не критикует только ленивый. При всем при том, что в едином экзамене и есть зерно здравого смысла, без комплексного решения проблемы, его введение не возымеет положительного эффекта. Более того, глядя на то, каким именно образом идет процесс реформирования системы образования, возникает чувство, что авторы этих изменений до сих пор находятся под дурманом весьма сомнительных «прелестей» общества потребления. К этой мысли склоняет тот факт, что в качестве образцов для подражания, что в случае с тестом-ЕГЭ, что с бакалавриатом-магистратурой, выбираются западные модели образования.

И при этом люди, ответственные за принятие решений, то ли забыли, то ли просто не знают, что советская система образования по праву считалась одной из лучших в мире. Может, стоит обратиться к собственному успешному опыту? Иначе реформирование системы образования больше походит на петровское бритье бород — вроде бы и толку от этого нет, но становимся похожи на «прогрессивную» Европу. Итак, если реформаторы забыли, им надо об этом напомнить, если не знали, возможно, в силу молодого возраста, то надо объяснить. И не на надо их за это слишком строго судить, ведь в конце концов они тоже стали жертвами разваливавшейся системы образования. Однако, экономические и многие другие проблемы меркнут на фоне того, что усиленными темпами пошло моральное разложение общества, вернее его значительной части. Люди, десятилетия находившиеся за «железным занавесом», просто не имели иммунитета к лживым ценностям общества потребления. Люди, получавшие сбалансированное питание, а это, как мы указывали выше, подтверждается международными экспертами, накинулись на далеко не лучшие продукты, завернутые в красивую упаковку.

На рынок хлынули импортные шмотки и доступная электроника. Западные страны могли ликовать — они не только дождались уничтожения геополитического врага, но и заполучили в свои руки огромный рынок сбыта. В это самое время русскому народу попытались насадить лживые ценности общества потребления и, надо сказать, в этом направлении были достигнуты определенные успехи. Однако, враги нашей страны не учли одного момента, а именно, традиций высокой духовности, которые не удалось полностью искоренить за годы безбожества в государственной политике. Негативным моментом для врагов России стало возрождение православной церкви, но стратеги, видимо, считали, что ценности общества потребления и сексуальной культуры окажутся гораздо привлекательнее идеи спасения души, которая для абсолютного числа населения является в большей степени абстрактной. А секс, шмотки и прочие блага западного общества предлагались здесь и сейчас. «Придет время, когда ни гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла», говорил, возможно, именно о нашем времени преподобный Серафим Вырицкий.

Также населению нашей страны была предложена и еще одна альтернатива — всякого рода секты и псевдорелигиозные течения. Это был продукт для тех, кто не повелся на материальные подачки, но и в духовном плане был слепым кутенком, готовым пойти за кем угодно. В Россию хлынули проповедники как западных, так и восточных сект и течений, которые обрабатывали тех, кто по тем или иным причинам не пал жертвой первого оружия — лживых ценностей общества потребления. Именно в этот период в стране появляются адепты сект мормонов, пятидесятников, саентологов, аум синрике и прочего сброда. Не отставали от заграничных коллег и отечественные жулики, также подключившиеся к этому процессу с целью заработка легких денег и порабощения душ. В этой связи уместно вспомнить изреченное Иисусом: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные». Тысячи человеческих душ оказались порабощены этими волками в овечьей шкуре. Но православная вера, которая проповедует истинную любовь, несмотря на все старания внешних и внутренних сил только возрождается. И это вызывает крайнее неудовольство на Западе. Так, в последнем доклад американского Госдепарамента, посвященном свободе вероисповедания в мире, в качестве недостатка России отмечается тот факт, что православие и другие традиционные религии пользуются некими преимуществами. Вместе с тем многие другие религиозные течения, проще говоря секты, «по-прежнему испытывают трудности». Конечно, в Госдепартаменте хотели бы, чтобы всякого рода сектанты свободно насаждали свои идеи в российском обществе, разлагая его таким образом изнутри. Говоря о неравном положении конфессий в России, американцы, видимо, забыли уточнить, что они щедро спонсируют деятельность сектантов за пределами Соединенных Штатов. Это же, по их мнению, не ставит религиозные течения в неравное положение.

Более того, несмотря на то, что, к примеру, программа строительства 200 новых храмов в российской столице продвигается с большим трудом, американцы не посчитали, что интересы РПЦ и ее паствы чем-то нарушаются. При этом особое внимание уделяется проблемам при открытии молельных домов религиозных извращенцев. Впрочем, досталось в этом докладе не только России. И список стран, в которых дела со свободой вероисповедания, по версии Госдепа, обстоят плохо, оказался весьма предсказуемым. Здесь, к примеру, присутствую Китай, Иран и Северная Корея. Все это явным образом указывает на политизированность документа и на его в целом сомнительное качество.

Очевидно, что процесс восстановления духовности находится только в самом начале. В этой связи у нас, как носителей веры, есть возможность приступить к созданию новой духовности. Речь не идет о создании нового учения, тем более, о получении новых «откровений» и прочего бреда, чем грешат всевозможные секты. Речь идет о принятии в качестве повседневной практики истинной любви, лишенной всякого лукавства. Нам надо научиться любить ближнего, несмотря на наши различия.

Несмотря на то, что все мы очень разные внешне, имеем собственные черты характера, мысли и установки, у нас гораздо больше общего. Мы столько лет искали различия. Может быть, пора посмотреть на то, что нас объединяет? И объединяет нас не только то, что все мы живем на одной земле, не только общая история и культура. Главное, что нас объединяет — это принадлежность к одному Творцу. В нашем рождении, конечно, принимали участие наши родители, но душу в тело вкладывает именно Создатель. Только Он делает возможным, чтобы стало возможным наше зачатие и рождение. И эта общность является намного больше всего того, что нас отличает. Несмотря на то, что мы внешне являемся очень разными, все мы — дети Господни, братья и сестры. И это объединяет нас изнутри.

Однако, в погоне за внешним многие из нас, к сожалению, утратили способность смотреть вовнутрь. Таким образом, духовность должна стать действительно внутренней, какой она и должна быть по определению. Также в этом утверждении не звучит призыва к отказу от внешней, обрядовой части православной или любой иной веры, а только призыв к тому, чтобы вся страна начала менять мир с изменения себя. Для того, чтобы взглянуть внутрь самого себя не надо прилагать много усилий. Если этот процесс станет массовым и необратимым, это и будет являться той самой новой духовностью. Ничто не мешает присоединиться к этому процессу и представителей других религиозных течений, тем более, что любовь и доброта не противоречат представлениям большинства из них. Мы уже упоминали, что в прежние столетия импульс возрождению страны придавал святой человек.

В XIV веке таковым стал преподобный отец Сергий, способствовавший объединению русских земель, а также благословивший православное воинство на битву с ордынской тьмой на Куликовом поле. Так повелось, что отец Сергий стал для Руси больше, чем просто знаменательной фигурой XIV столетия. Он по праву занял место величайшего подвижника земли русской. В XVI веке роль духовного лидера отлично исполнил патриарх Гермоген, лично рассылавший по русским городам призывы вступать в ополчение и всем миром выступить против иноземных захватчиков. За это святой поплатился собственной жизнью, но не отказался от своих призывов против захватчиков. Гермоген, которого под страхом смерти заставляли призвать ополченцев уйти от Москвы, ответил, что боится в этой жизни одного Бога и без страха принял мученическую смерть, лишенный пищи и воды. Буквально на последнем издыхании святой в своем послании благословил православное воинство на борьбу с иноземным захватчиком.

Конечно, Сергий Радонежский и Гермоген были не единственными религиозными деятелями, внесшими вклад в дело подъема России из пепла, но их деятельность пришлась на сложнейшие исторические периоды. Опыт возрождения начала XX века проходил в отрыве от духовности, из-за чего в конечном счете оказался провальным — новая Россия просуществовала считанные десятилетия, доказав несостоятельность модели, лишенной духовности. Хотя и в этот период в стране было достаточное количество святых людей, которые могли бы направлять наш народ. Однако, дорвавшиеся до власти, новая верхушка заняла богоборческую позицию. Конечно, им было невдомек, что борются они со своим Создателем. Сознание их было затуманено, а последовавшие события показали, что туман этот был багряный от людской крови. Анализ прошлых событий подсказывает, что и возрождение, начавшееся в XXI веке, должно происходить при поддержке сильного религиозного деятеля.

Кто станет Сергием и Гермогеном века XXI покажет только время. Очевидно, что в условиях опоры на духовность, соответствующая личность появиться просто обязана. Возможно, этот человек действует уже сейчас, а возможно, это произойдет значительно позже, так как мы только начинаем выходить из нижней точки нашего развития. Сегодня подъем России становится все очевиднее даже для внешних игроков, что сразу же начало расставлять точки над i, показывая, кто является нашим другом, а кто недругом. Возрождение России может вызывать беспокойство только у недругов. Наибольшее беспокойство, что, впрочем, не удивительно, наметившийся подъем России вызвал в Соединенных Штатах. Страна, которая только за последнее время была причастна к десятку вооруженных агрессий против суверенных государств, долгое время именовала именно нас «империей зла», хотя сама таковой являлась и является по сей день. Сегодня вашингтонскими стратегами придуман новый термин — «ось зла», в которую включили страны с неугодными режимами. Но на самом деле под этот термин как нельзя кстати подходит военно-агрессивный блок НАТО с США во главе.

Кто как не они сеют раздор и смерть по всему миру? Разве Северная Корея или Иран нападают на другие страны, которые находятся за тысячи километров от их побережья? Может быть, Россия обкладывает Соединенные Штаты своими военными базами и пытается нейтрализовать ее ракетно-ядерный потенциал новейшей системой ПРО, которая прямо нарушает существующий международный договор? Или, может, Фидель Кастро и покойный ныне Уго Чавес пытались свергнуть законное правительство в Вашингтоне? Вопросы, конечно, риторические. Что касается организации НАТО, которая давно превратилась в преступный военный блок, то Европа в значительной степени является заложником этой системы. К примеру, традиционно сильнейшая держава зарубежной Европы — Германия — до сих находится под американской оккупацией. И если советские войска, которые находились на территории Восточной Германии с момента окончания войны, были выведены в 1989 году, то американские никуда не уходили.

Несмотря на все заверения, американские войска по сути являются оккупационным контингентом, поскольку именно в этом статусе они зашли в Германию и продолжают там находиться. Также сетью американских военных баз пронизана вся Европа. Только непонятно, от кого собираются «защищать» американцы европейцев. Логика подсказывает, что суверенные страны нуждаются в защите как раз от самих Соединенных Штатов. До 1991 года наличие большой группировки американских войск в Старом Свете объяснялось необходимостью сдерживания советской угрозы. После этого Вашингтон перестал искать даже лживых оправданий — войска стоят и никто не имеет права это оспаривать. Американская группировка в Старом Свете не только не была снижена, но, напротив, продолжает увеличиваться, а условно добровольной оккупации подвергаются все новые страны. Европейцев продолжают пугать российской угрозой. В общественном мнении пытаются воссоздать, казалось, подзабытый образ врага. И в сознании жителей Европы маячит образ российских танков. При этом никого не смущает тот факт, что американские танки уже там стоят. Европа находится под полным американским контролем, а в странах с неугодными режимами правительства очень быстро меняются.

Так были заменены правительства в большинстве стран Восточной Европы. В большинстве случаев американцы использовали против государств, вышедших из-под советского влияния, экономическое оружие, раздавая ничего не стоящие для них доллары и вводя страны в экономическую зависимость. Впрочем, нашлись и те, кто несмотря на падение России, смог сохранить финансовую самостоятельность. К примеру, так обстояли дела в Румынии. В результате в стране был организован военный переворот, а ее лидера, Николае Чаушеску, расстреляли. Напомним, что весь так называемый «судебный» процесс длился всего 3 часа, в ходе которых лидеру вменили в вину убийство 60 тысяч человек, что позже было опровергнуто. Весь цинизм процесса подчеркивает тот факт, что Чаушеску был приговорен к смертной казни и расстрелян вместе со своей супругой. Особо необходимо отметить, что чету расстреляли прямо на Рождество 25 декабря 1989 года.

А всего несколько дней спустя Румыния в полном соответствии с европейскими нормами отказалась от смертной казни. Очевидно, что те, кто стоял за переворотом, спешили уничтожить человека, который не только не был виновен в инкриминируемом ему преступлении, так как и самого преступления не было, что позже было установлено, но и действительно очень многое сделал для своей страны и не позволил ей скатиться в позорную зависимость от Запада. Другой пример уничтожения неугодного режима — это бесчеловечные бомбардировки Югославии. Если смотреть практику вооруженных конфликтов второй половины XX века, то в современных условиях защищаться надо, скорее, от самих Соединенных Штатов. Понимают это многие и в Европе, что с опасениями воспринимается в Вашингтоне. В этой связи, европейцам надо предъявить очевидное пугало. И если Иран на эту роль подходит весьма слабо, ведь в реальность иранского нападения на Европу не поверит даже умалишенный, то без России здесь было просто не обойтись. Также на Западе отлично понимают, что восстановление нашей страны сегодня только начинается, и когда оно наберет обороты, сила России будет неоспоримой. Именно поэтому Запад так цинично прилагал усилия для раздела нашей страны.

Именно в рамках этих стремлений находился развал России в 1991 году, когда горка преступников, несмотря на то, что население страны на референдуме высказалось за ее сохранение, подписала печально известное беловежское соглашение. Также в эту логику укладывается и последовавшая война на Северном Кавказе, которая активно поддерживалась из вне. Как всегда лилась кровь тысяч людей. Но разве когда-нибудь кровь становилась препятствием для осуществления планов «империи зла» и ее приспешников? Складывается ощущение, что американская верхушка, напротив, пытается пролить как можно больше крови, чтобы преподнести очередные человеческие жертвы на алтарь неведомого для непосвященных божества. Существовали планы по распространению войны ваххабитов с Северного Кавказа на верхнее Поволжье, где также проживают народы, традиционно исповедующие ислам. А остальную Россию планировалось поделить на отдельные зоны, подконтрольные Западу.

Не вызывает сомнений, что в условиях окончательного развала на останки нашей страны набросилось бы большинство соседей, как это уже было в годы гражданской войны. Особый интерес для агрессора представляют богатые природными ресурсами регионы Сибири и Дальнего Востока. Основную скрипку в этом оркестре по традиции играли бы Соединенные Штаты, а остальные вынуждены были бы добирать то, что крупному хищнику показалось недостаточно привлекательным. Причем Штаты никогда особо не скрывали желания раздела нашей страны. К примеру, Збигнев Бжезинский, который с 70-х годов оказывает серьезное влияние на американскую внешнюю политику, во многом являясь ее архитектором, прямо заявляет, что для США Россия выгодна в виде конфедерации отдельных территорий, которые можно будет легко контролировать.

Илья Спиридонов


Комментировать


4 − один =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru