Концепция политики у Йозефа Шумпетера

1

Как мыслить политику и о политике – таков, наверное, один из ключевых вопросов политологии, политический философии. Ответов на этот вопрос миллион. Скажем, если мы будем мыслить политику из географии, то получим геополитику, если из заговоров, то получим конспирологию и так далее. Вопрос о природе политике вечен, потому его актуальность непреходящая. Двадцатый век стал веком, когда демократия, лояльность перед народом стала, пожалуй, главным принципом легитимности политики. Но что подразумевается под политикой, где она существует, кто ее осуществляет? Есть ли плюрализм, достижим ли консенсус или все заранее задано малыми властными группами? Кто является субъектом политики? Какие цели они преследуют? В данной статье цель исследования – рассмотреть представления о политике у Йозефа Шумпетера. Йозеф Шумпетера был и известен миру, прежде всего, как экономист, однако он оставил после себя и серьезное социально-политическое наследие. Основанием его анализа является сплав позитивистской экономики, социологии и психологии. «Ни чистая экономика, ни чистая политическая наука не дают адекватный анализ событиям в обществе», – пишет Шумпетер в своем эссе об американских институтах1 . Тоже самое он утверждает и в работе «Капитализм, Социализм и Демократия» 2 .

И вообще, он считал себя ученым- эмпириком, претендующим на объективное познание реальности, свободное от ценностных оценок. Он писал, что «экономические и социальные процессы развиваются по собственной инерции, и возникающие в результате ситуации вынуждают отдельных людей и социальные группы вести себя определенным образом, хотят они того или не хотят, – вынуждают, разумеется, не путем лишения их свободы выбора, но путем формирования менталитета, ответственного за этот выбор, и путем сужения перечня возможностей, из которых этот выбор осуществляется»3 . Таким образом, общественное бытие, политика и сознание все же детерминируются экономикой. Психологический же аспект, нужный Шумпетеру для анализа, он берет у психологов, например, Густава Лебона. В рамках такого подхода политика проявляется как демократия. Так как его теория дескриптивна, то и анализирует великий экономист не некий трансцендентный идеал, а сухую реальность его дней. Он ставит вопрос: как современная ему реальность технически возможна? По Хелду, ключевыми моментами для понимания теории демократии Шумпетера является контекст: 1) разрушение рыночных сил из-за роста масштабов производства 2) бюрократические и рационализаторские тенденции в менеджменте 3) возрастающая потребность планировать экономическую и политическую жизнь и, соответственно, важность бюрократии для регулирования экономики4 . Нормативный идеал его времени или нормативную модель демократии, опирающуюся на идею Общего Блага и Всеобщую волю Шумпетер отрицает как совершенно неадекватные и внутренне противоречивые.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Базовые ее допущения – общее благо, воля народа. Общего блага нет, так как нет общих устремлений у людей, как нет и определенных ответов на то, каким образом можно достичь это благо. Концепция воли народа не имеет под собой почвы, так как нет этого общего блага. И волю народа не удастся вывести из суммы воль индивидов, так как все индивиды тянут в сторону своих интересов, забывая о долгосрочных интересах всего общества5 . Впрочем, Йозеф Шумпетер делает оговорку, что классический идеал может работать в малых, локальных сообществах, где нет необходимости принимать важные политические решения6 . Какова же тогда модель самого Шумпетера? Он ее называет другой теорией демократии. Ее суть в том, что демократия – лишь метод для достижения или закрепления определённых идеалов.

Как метод она представляет собой «определенный тип институционального устройства для достижения законодательных и административных политических решений, в котором индивиды приобретают власть принимать решения путем конкурентной борьбы за голоса»7 . Она всегда применяется в определённой среде при определённых обстоятельствах, ради определенных интересов потому не есть цель в себе, по утверждению Шумпетера. Встает вопрос, кто учавствует в демократии? Кто составляет демос и какова роль обычного человека? Простому человеку с улицы, даже с высшим образованием, будь то юрист или врач, Шумпетер отказывает в политической рациональности. В классических моделях лежало допущение о рациональности индивида. Однако, по Шумпетеру, индивиды рациональны только в своих узких областях, где понимают, что и как работает, а главное – они несут ответственность. Общей рациональности не существует8 . И чем больше человек отдаляется от своей области, тем менее рациональные его действия или, как пишет Шумпетер, чувство реальности теряется, и понимание сложности политики и ее проблем. Также человека покидает чувство ответственности и устойчивость волевого усилия. Как метко сказал Шумпетер, человек – член недееспособного комитета, комитета, включающего в себя всю нацию, и поэтому на политические проблемы он тратит меньше целенаправленных усилий, чем на партию в бридж9 . Так как у человека нет этого чувства ответственности и направленной воли, то потому он не может судить о политике, даже если он будет обладать знаниями фактов политической жизни. Другой стороной негативного отношения Шумпетера к способности простых людей участвовать в политической жизни является манипулятивный характер политики. Вдохновившись успехами рекламы, Шумпетер переносит ее «эффективность» на сферу

политики. Человеческое мнение в политике, воля народа формируется и создается заинтересованными акторами. «При анализе политических процесса мы в большей степени сталкиваемся с фабрикованной волей, которую выдают за всеобщую. Воля народа – продукт, а не движущая сила политического процесса»10. Формирование воли избирателей – важнейшая часть демократической процедуры. Они не принимают политических решений. Их задача – выбрать своего представителя. Но и тут их выбор ограничен, так как существуют партии. Партии у Шумпетера не определяются через их принципы. Члены партии лишь действуют сообща ради достижения власти. Из существования партий Шумпетер делает радикальный вывод – они есть потому, что массы избирателей не способны ни на что, кроме паники11. Партии регулируют конкуренцию, как это делают профсоюзы в бизнесе, а «психотехника управления партией, ее рекламная кампания, лозунги и марши – это все не украшения.

Это и есть суть политики» 12 . Рациональные же аргументы могут сработать только тога, когда у индивида есть устойчивая система политических взглядов. И к тому же, в любом случае, аргументация будет иметь эффект для легитимации уже существующего положения дел, а не давать пространство для размышлений и действий индивида. За исключением одного акта – голосования. У человека есть один шанс поучаствовать в политике – выбрать своего представителя в парламенте. А если быть конкретнее – выбрать своего политического лидера. Таким образом, политика у Шумпетера описывается как техничная игра. Суть её – победа над противником13 . В игре участвуют политики, которые будут бороться за власть и народную поддержку, бюрократы, алчущие назначений и журналисты14. Такова рутина политической жизни. Выглядит игра следующим образом: Партию ведет лидер. После победы он формирует правительство, предлагая список «будущих» министров, за который проголосует парламент, в котором доминирует его партия. Выбор кандидатов в министры продиктован политическими соображениями. Как замечается в сноске Шумпетер, суть демократической власти в том, что значение имеют политические качества, а соответствие посту лишь иногда15 .

Премьер-министр – лидер своей партии в парламенте, лидер своей палаты и лидер страны. Инструментами его лидерства являются руководство общественным мнением партии и управление общественным мнением на уровне страны. Кабинет служит как бы промежуточным звеном между парламентом и премьер-министром, выполняя текущую работу по руководству бюрократическим аппаратом. Таким образом, в этом механизме партийной игры и соревновательности у Шумпетера выступает его имплицитный идеал – английская парламентская модель – tory democracy. Политик – профессионал в общении с людьми. Деловые качества, у него тоже, скорее всего хороши. А если нет, если политик – идиот и болтун, то, увещевает Шумпетер, поток истории смоет его16 . Отдельно еще раз необходимо подчеркнуть роль бюрократия в новом мире, в мире, где сложность производства постоянно растет, а эффективность начинает выступать как критерий для легитимности. Бюрократия помогает безграмотному правительству управлять страной, направляет его. Ведь, как писал Шумпетер, буржуа – плохой политический лидер17 . Его рациональность плохо подходит для такого управления. Таким образом, бюрократия у Шумпетера имеет позитивные моменты. Вывод Шумпетера следующий: не народ поднимает и решает вопросы, определяющие его участь. То есть подлинным субъектом политики выступает политический лидер и его партия, которая борется с такими же субъектами, но находящимися в оппозиции не по политическим взглядам, а по наличию/отсутствию власти. Иначе говоря, у Шумпетера мотив достижения власти предстает как экономико-психологический: защитить свои интересы и показать себя. Политика – это профессия, все остальные взгляды на нее, по Шумпетеру, – идеологическая шелуха18.Такова модель политики Шумпетера. Благодаря кажущейся простоте и убедительности, она обрела множество сторонников. По словам английского политолога Дэвида Хелда, работа «Капитализм, Социализм и Демократия» имела первостепенное значение для развития демократической теории после Второй мировой войны19.

А Дебаты о демократии в США, по мнению американского политолога Хантингтона, завершились к 1970-м годам победой Шумпетера20 . Но у нее есть великое множество недостатков. Хелд считает, что Шумпетер многое взял от Вебера, популяризировал его идеи. Несомненное, что такой читающий автор, как Шумпетер наверняка знал работы Вебера, но скорее всего тут общий комплекс проблем задавал рамки и логику исследований. У Шумпетера олигополитическая модель, в которой от борьбы за демократию остаётся только один аргумент – защита от тирании. Который достаточно веский, но не раскрывает идеал полностью. Считая модель классической демократии мифом, Шумпетер делает много допущений21. Во-первых, не было единой концепции демократии. Во-вторых, он произвел смешение идеалов и реальной практики, целеполагания и реализации22. В-третьих, Шумпетер, по Хелду, недоисследовал много реалий современной демократии. К примеру, модели, где у избирателей больше вовлеченность в политику. Здесь же ставится вопрос о том, насколько антропология Шумпетера адекватна реальности и как соотносится с его идее представительного правления? На каком основании считать выбор электората разумными, если он неразумен?

Еще один момент для критики – теория легитимности Шумпетера. В его теории легитимность подтверждается выборами, но, очевидно, это не очерчивает всю реальность. Даже в ходе самих выборов люди голосуют по разным мотивам, не говоря уже о том, что они могут не голосовать. И.А. Ерохин трактует Шумпетера в рамках кризиса нормативности политических теорий. По его мнению, Шумпетер понимал политику как «душу законодательства». Он утверждает, что теория Шумпетера приложима только к практике осуществления власти капитала над трудом, а не к труду как таковому23. По мнению И.А. Ерохина, Шумпетер не боится того, что политика деградирует, заменяется экономикой. Недаром, Шумпетер описывает взаимодействие партий и избирателей как соревнования по продаже и покупке товаров-голосов. Но это отдаляет людей от политики, превращая ее в сферу борьбы богатеньких магнатов. И в тоже время противоречит тезису Шумпетера о возможности «низовых» демократический решений.

Предположение о существовании группы компетентных политических лидеров также висит в воздухе. Политические проблемы все же близки людям, по их поводу они имеют убеждения. Как показал в своих ноябрьских лекциях в РАНХиГС французский социолог Альбер Ожьен, люди всегда имеют рациональный взгляд на политику; ценности, в том числе и политические суть результаты практики 24. Таким образом, вовлечение людей в политику возможно улучшит управление и шире жизнь. Если же их не брать во внимание, то становится понятно, почему у Шумпетера демократия лишь метод. Следующий негативный момент – чрезмерная убежденность Шумпетера во всесилии политической манипуляции, рекламы и роли внушения и убеждения. Как показывают современные исследования политических технологий, все они строятся на провокации субъективности у человека, на проявление им свободной воли. Человек не зомби, который идет голосовать по приказу СМИ. Нет, есть повестка дня, позиционирование, определенные логики, связанные с ними, которые соединяясь со свободной волей индивида приводят к результату25 . Таким образом, Шумпетер нарисовал нам модель олигополической электоральной демократии.

Почему же политика понимается как техника? Потому что роль избирателя приобретает статистический характер: будучи убежденным, что какая-то партия или лидер лучше всего представляют его интерес, отдать голос и самоустраниться, изредка высказывая свои малозначащие мнения. Коммуникация получается односторонней в стиле up-down. Партии ведут борьбу некоторыми техническими средствами. Техническими не в смысле трактора или робота, а в смысле умения, навыка, искусства. То есть через пропаганду своих мнений, которые лишь маскируют истинную цель – власть. Потому что одна из ключевых функций парламента – техническая – контроль за действием бюрократии. Шумпетер как релятивист, понимающий приходящие условия общества и истины, говорит, что буржуазия точно очертила сферу политики, ограничила государственную власть. Ее идеал – государство, обеспечивающее буржуазные интересы.

Важность политических решений в подобном буржуазном обществе будет уменьшаться. И вполне возможно, по Шумпетеру, что нынешняя форма государства-нации будет преодолена в развитии. Чтение работ Й. Шумпетера ставит ряд вопросов не только теоретического, но и практического плана: как управлять в условиях кризиса данных государственных институтов, смогут ли репрезентативные органы (парламент), партии, лидеры обуздать технократичную бюрократию? Особенно важны эти вопросы сейчас, когда российская элита начинает принимать все больше количество ошибочных и даже глупых решений. По словам Президента РФ, лишь 20 % его указов исполняется, что говорит об общей слабости наших институтов26. Если Й. Шумпетера и не пугает деградация политики до олигополического состояния ради здорового управления экономикой, то в России и с экономикой неладно. Кто и как будет исправлять это? Как технически осуществить изменение нашей политики? Таковы вопросы, на которые мы, общество, эксперты должны будем ответить.

Библиография

1. Schumpeter J. (ed. By Richard Swedberg) The economics and sociology of capitalism. Princeton: Princeton University Press, 1991. 493 p.

2. Ерохин И. А Современные политические теории: кризис нормативности. М., 2008. 256 с.

3. Матвейчев О. Сумма политтехнологий [Электронный ресурс] URL. http://www.matveychev.ru/files/ushi2.pdf (дата обращения 04.12.2014).

4. Ожьен А. Общество и индивиды [Электронный ресурс] URL. http://www.youtube.com/watch?v=a5bJ3vI3hD4 (дата обращения 04.12.2014).

5. Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века. М.: РОССПЭН, 2003. 368 с.

6. Хелд Д. Модели Демократии. М., Дело, 2014. 682 с.

7. Шумпетер Й. Капитализм, Социализм и Демократия М.: Экономика, 1995. 539 с.

Кочедыков И.Е.


Комментировать


четыре + = 9

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru