Культурные инициативы советского андеграунда | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Культурные инициативы советского андеграунда

В настоящее время интерес к феномену альтернативной культуры (также известна как «другое искусство», «альтернативное искусство», «нонконформистское искусство», «подполь ное искусство», «андеграунд», «неофициальное искусство») советского периода, ее месту и ро ли в отечественной истории неуклонно возрастает в среде научного сообщества.

Осмысляется непосредственное влияние альтернативной культуры не только на формирование иного куль турного поля и умы значительной части советской интеллигенции (со временем составившей культурный авангард новой страны), но и отчасти на исторический процесс, его политическую составляющую.

Многое из актуального в современном искусстве берет начало в советском ан деграунде, где с одной стороны продолжали свою естественную жизнь ставшие классическими находки и открытия авангардистских течений рубежа веков – начала XX в. (русский футуризм; ОБЭРИУ), так и разрабатывались радикально новые авторские стратегии творчества (концеп туализм; акционизм). Существенный всплеск интереса в научном сообществе к феномену анде граунда объясняется также доступностью на сегодняшний день материалов (в том числе «до кументальных») как в частных коллекциях, так и центральных выставочных залах страны, со ставляющих культурное и художественное наследие активных деятелей «неофициального ис кусства». Активному переизданию подлежат рукописи не только тех авторов, что всецело при надлежали к андеграунду, но и значительной части неопубликованных рукописей вполне «официальных» авторов (обширная публикация ранее неизданных сочинений А. Платонова, «блокадные стихотворения» Г. Гора).

Во времена СССР имена многих авторов (ввиду невоз можности публикации) не были доступны широкому кругу читателей, а за попытки распро странения творчества «самиздатом» преследовались соответствующими службами и сами авто ры, и те, кто пытался им помочь. По этой причине многие были вынуждены «писать в стол».

Сегодня ситуация в корне изменилась. Благодаря Интернету широкая аудитория может без особого труда отыскать в полном объеме труды ранее запрещенных или не публиковавшихся авторов, художников, музыкантов, режиссеров, артистов перфоманса, познакомиться с фактами из их биографий. Появляются многочисленные работы самого разного характера – культуроло гические, исторические, литературоведческие (А. Н. Федулов, Д. М. Давыдов, С. А. Савицкий, А. К. Флорковская, В. В. Авдеева, В. Н. Дьяконов), осваивающие и осмысляющие наследие от крытых авторов и тех, кто в силу разных причин не был изучен. Как правило, рассмотрению подлежат факторы, повлиявшие на возникновение андеграунда, его эволюционное развитие в промежутке от 1950-х до «перестройки», отдельные направления, взаимоотношения с офици альной властью и официальными деятелями культуры, региональные проявления феномена, его основные художественные группы и группировки, анализируется тематика и стилистика худо жественных текстов, созданных представителями андеграунда.

Исследователи сходятся в оценке сложности целостного осмысления андеграунда как яв ления, обосновывая это в первую очередь крайней неоднородностью представленных в его рамках движений и отдельных участников, не принадлежавших к каким бы то ни было группи ровкам, соблюдением определенной конспирации в отношении собственной деятельности и или слабой фиксацией происходивших событий, или противоречивыми свидетельствами участников (очевидцев) событий. По мнению художника С. Потапова, трудности в адекватном действительности описании феномена «советского андеграунда» напрямую связаны с «множе ством мифов, выросших на почве недостоверной, а иногда и сознательно искаженной инфор мации, исходящей из субъективных предпочтений художников, искусствоведов и собирате лей» [3].

Можно согласиться с утверждением, что понимание явления неофициального искус ства и его толкование «зависят от конкретного художника или объединения. Если смотреть в целом, то этот срез искусства похож на лоскутное одеяло за счет разнообразия средств». Отсю да можно сделать вывод, что установление значения неофициального искусства, выявление его особых и, по возможности, общих черт в многообразии происходивших культурных процессов позднего советского периода остаются актуальными культурологическими задачами.

В данном тексте мы рассмотрим некоторые особенности альтернативного искусства в присущих ему чертах, опираясь на такое его явление, как литературный андеграунд. Под андеграундом в наиболее общем смысле можно понимать представителей различных художественных течений в искусстве СССР 1950–1980-х годов (стоит отметить, что некоторые исследователи или участники событий по-разному исчисляют время появления андеграунда. В частности, поэт Виктор Кривулин замечал, что зачатки того, что впоследствии назовут анде граундом, можно обнаружить «в 30–40-е годы, когда вокруг странных, чудаковатых, оттеснен ных на обочину советского праздника жизни, а потому подозрительных личностей возникала особая среда, продуцировался напряженный воздух культурного подполья, андеграунда.

В этой среде и циркулировали неподцензурные тексты. Литературный андеграунд – в зародыше – су ществовал еще в 30-е годы» [2]), которые по соображениям политической и идеологической цензуры были вытеснены официальными властями из публичной художественной жизни. Вви ду нелегального существования неофициальное искусство в СССР стало тесно связано с не формальными молодежными движениями (например, московские концептуалисты и хиппи, ленинградские Товарищество Экспериментального Изобразительного Искусства, митьки и ро керы).

Поворотными моментами в истории неофициального искусства послужили выставка МОСХа (1962), подвергшаяся резкой критике Н. Хрущева, Бульдозерная выставка (1974), од нодневная выставка того же года в Измайловском парке в Москве, выставки художников нонконформистов в ДК им. Газа и ДК «Невский» в 1974–1975 годах в Ленинграде, первая, раз решенная официально, персональная выставка художника-нонконформиста Евгения Михнова Войтенко в ДК им. Дзержинского в Ленинграде в 1978 году, выставки Живописной секции Мо сковского объединенного комитета художников-графиков в легендарном выставочном зале на Малой Грузинской, 28 (организован в 1976 г.).

Многие представители неофициального искус ства преследовались властями и КГБ и в разные годы вынуждены были эмигрировать из СССР. Параллельно аналогичные явления происходили в литературной и музыкальной жизни страны, имели место в театре и кино («полочные» фильмы, запрещенные спектакли). Несмотря на то, что в самом термине «андеграунд» заложен элемент оппозиционности официальной советской литературе и искусству, равно как и социально-политической реально сти государства, далеко не все действия участников «подпольных» объединений носили проте стный характер и были направлены в сторону вызова «системе».

Сформировавшееся в герме тичной литературно-художественной среде, оно в меньшей степени зависело от политического заказа или требований литературного, представляя собой, с одной стороны, явление, действи тельно тесно связанное с культурой протеста (как социального, так и политического), с другой – пример искусства вне политики, вне активной гражданской позиции, сосредоточенное на работе прежде всего «для себя» и близкого круга посвященных. Можно согласиться с утвер ждением писателя С. Кузнецова, что советский андеграунд обладал способностью «создать свой собственный мир со своими собственными ценностями, мир, который не против советской власти, а помимо и параллельно» [1, с. 387].

Яркими примерами таких авторов могут служить Павел Улитин, Леон Богданов, Евгений Харитонов, Борис Кудряков. Сходные своим радикаль ным подходом к форме художественного текста, приведенные авторы сочетали в своих текстах сразу несколько значительных линий русской прозы ХХ века вкупе с модернистскими тради циями Джойса, Пруста и Беккета в мировой литературе.

Также стоит отметить склонность пе речисленных авторов к зашифровыванию текста сразу на нескольких уровнях (эмоциональном, событийном) и острое внимание к машинописной графике текста. Важным для означенных ав торов также являлось тематизирование дистанции между непосредственным автором и лириче ским субъектом, что предвосхитило дальнейшую работу писателей-концептуалистов, таких как Виктор Ерофеев и Владимир Сорокин. В то же время ряд авторов (особенно стоит отметить «Лианозовскую» или «барачную» школу и таких авторов, как И. Холин, Е. Кропивницкий, Г. Сапгир) сознательно, посредством литературного творчества, занимались демифологизацией советской действительности, отра жая темную, неприглядную сторону советского быта.

Со временем андеграунд, несмотря на получение его деятелями ранее неосуществимой возможности свободной реализации творческих замыслов, не исчез как культурный феномен. Условия нового времени лишили его ряда негативных черт, которые остались в советском прошлом, отчего на сегодняшний день андеграунд приобрел особый элитарный характер, при этом оставшись площадкой для самых смелых экспериментов в сфере искусства.

Список литературы 1. Горбачев, А. Песни в пустоту. Потерянное поколение русского рока 90-х [Текст] / А. Горбачев, И. Зинин. – Москва : Corpus, 2014. – 448 с. 2. Кривулин, В. Б. Золотой век самиздата [Электронный ресурс] / В. Б. Кривулин // Русская виртуаль ная библиотека. – Режим доступа: http://rvb.ru/np/publication/00.htm (проверено 05.03.2017). 3. Потапов, С. В. Неофициальное искусство в СССР. 1970-е годы [Электронный ресурс] / С. В. Потапов // Галерея искусств Даев. – Режим доступа: http://www.daev-33.ru/news/neophicialnoeiskusstvo-v-sssr-1970-e-godi-2008-7-10.html (проверено 04.03.2017).

В. С. Бочаров, аспирант направления подготовки «Культурология» («Теория и история культуры») Челябинского государственного института культуры, г. Челябинск. Научный руководитель – С. С. Соковиков, кандидат педагогических наук, доцент


Комментировать


девять + = 16

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru