К вопросу об организации сбора налогов-дани в домонгольской Руси | Знания, мысли, новости — radnews.ru


К вопросу об организации сбора налогов-дани в домонгольской Руси

1

Налогово-данническая система; децимальная система; князь; посадник; тысяцкий; погосты.

В работе рассматривается проблема организации взимания налогов, или дани в домонгольский период истории Древней Руси. Выделяется три этапа функционирования налогово-даннической системы, в продолжении которых осуществление фискальной функции принадлежало определенным должностным лицам. Не вызывает сомнений, что только князь в Древней Руси был единственным адресатом дани и мог по своему усмотрению распоряжаться собранными средствами, как, впрочем, и освобождать население от налоговых тягот (об этом единодушно свидетельствуют источники).

Кто же входил в тот круг лиц, которым князь перепоручал функцию сбора налогов-дани? В историографии этот вопрос решался в целом однообразно. Принципиальное отличие можно обнаружить, во-первых, в определении происхождения тех или иных должностей (являлось ли их появление инициативой княжеской (государственной) власти или же они были созданы местными сообществами и их начало следует искать в родоплеменную, догосударственную эпоху), а во-вторых, в разделении должностей на общегосударственные (земские) и собственно княжеские (дворовые, вотчинные).

В функционировании налогово-даннической системы в Древней Руси домонгольского периода можно выделить три периода, для каждого из которого была характерна своя фискальная система с задействованием определенного круга должностных лиц: 1) конец IX – середина X в. – функционирование простейшей системы сбора налоговдани в форме полюдья; 2) середина X – вторая половина XI в. – складывание десятичной фискально-судебной системы, трансформация централизованной системы государственного фиска в сбор налоговдани в отдельных княжествах-землях; 3) XII – первая половина XIII в. – функционирование развитой налогово-даннической системы отдельных княжеств-земель и княжеств-волостей, объединявшей общегосударственную и княжескую дворцовую администрацию.

В предлагаемой периодизации делается попытка связать мероприятия государственной власти с объективными процессами общественно-политического и социально-экономического развития Древней Руси, что находило выражение в политической децентрализации (раздробленность) и в вызревании феодальных отношений (появление частного землевладения). Отметим общепринятую связь между ростом боярского землевладения и нарастанием дезинтеграционных процессов. В то же время перспективным представляется обнаружение в качестве основной причины начала раздробленности Древней Руси проведение в жизнь князьями-Рюриковичами отчинного принципа замещения княжеских столов [4, с. 5–17; 5, с. 137–141].

Можно увидеть прямую связь между стремлением князей к получению в полном объеме доходов с той территории, которая находилась в их ведении, с ослаблением подчинения местных центров Киеву. Обнаруживается крайне примитивная система сбора налоговданей (возможно изначально в форме добровольных подношений, даров) на раннем этапе истории Древнерусского государства. Кроме князя, который являлся не только адресатом, но и главным сборщиком дани, невозможно назвать иных должностных лиц государственного фиска. Необходимо согласиться, что уже на первом этапе складывается какая-то структура пунктов сбора дани и некая простейшая администрация, что было обусловлено невозможностью посещения князем всех хозяйственных единиц. Начало второго этапа в развитии налогово-даннической следует связать с реформами княгини Ольги, осуществленными, если верить летописи, в 946−947 гг. Их реализация привела к отмиранию института полюдья, как общегосударственного мероприятия [9, с. 157; 15, с. 188]. Именно в погостах сосредотачивается сбор дани, при этом присутствие князя оказывается не обязательным, функции сбора дани и различных оброков, как и судебные функции, поручались специальным должностным лицам – тиунам.

Считается, что погосты теряют свое прежнее значение либо к концу X в. – их функции перешли к городам [9, с. 159], либо к XII в. в связи с широким распространением княжеского и боярского землевладения [14, с. 64]. Но система погостов сохранялась и позднее в местах с более редким населением и большими лесными массивами (прежде всего, в Новгородской земле). Предположение о заимствовании системы погостов из Скандинавии не находит всеобщей поддержки исследователей. Отмечается, что возникновение этого института было естественным явлением в ранних государствах с их натуральным хозяйством, аналогичный институт известен в Польше под названием «стан» [7, с. 123–124]. Видимо, осуществление сбора даней-налогов посадниками для летописцев представлялось обыденным явлением, поэтому на страницах летописи можно обнаружить лишь косвенные тому свидетельства. Так, из Повести временных лет известно, что когда князь Олег Святославич в 1096 г. захватил Муромскую и Ростовскую земли, он «посажа посадникы по городом, и дани поча брати» [10, с. 108]. Должность посадника, несомненно, следует отнести к числу наиболее давних явлений древнерусской действительности [17, с. 137].

Вместе с реализацией высшей административной власти на местах от имени князя [14, с. 219] посадник в полном объеме сосредотачивал в своих руках сбор даней-налогов и взимание судебных пошлин, часть которых оставалась в его личном распоряжении. С конца X в. в Древнерусском государстве начинает формироваться децимальная (десятичная) система [6, с. 423]. Не вызывает сомнения участие десятских и сотских в осуществлении государственного фиска. С десятичной системой необходимо связать и должность тысяцкого, хотя в свидетельствах источников тысяцкие представляются, прежде всего, в качестве военных предводителей [11, стб. 298, 324–326, 767]. Однако к числу важнейших обязанностей тысяцких следует отнести именно гражданские дела; учитывая же принадлежность тысяцких к десятичной системе, среди важнейших их функций следует назвать сбор налогов-даней. В то же время возникает вопрос о распределении обязанностей между тысяцкими и посадниками. Несомненно, статус посадника был выше.

Поскольку посадник заменял князя, по необходимости тысяцкий оказывался в подчиненном ему положении. При князе же именно тысяцкий становился главным должностным лицом в той или иной земле и волости. Компетенция тысяцкого при осуществлении фискальной функции была несколько уже, чем посадника (следовательно, и князя). Тысяцкому были подвластны все структурные звенья десятичной системы. Но налогово-данническая система включала также сбор даней с подчиненных периферийных неславянских племен, эксплуатацию отдельных категорий населения (смерды) и т.д. Возможно, эти направления деятельности выделялись особым должностным лицам, известным под общим наименованием «тиуны». Представляется правильным видеть в «тиуне» именно родовое понятие, к тиунам принадлежали и огнищанин («тиун огнищный»), и конюший, и ключник. Последний вывод прямо подтверждает статья 110 Русской Правды пространной редакции, упоминающая «тивуньство без ряду или привяжеть ключь к собе без ряду» [12, с. 116]. Возможно, к тиунам можно отнести и упоминаемых в летописи «данников» [10, с. 108].

Осторожно предположим, что к тиунам относился и «княжий подъездной», единожды упомянутый в Русской правде краткой редакции («а въ подъездномъ княжи 80 гривенъ») [12, с. 71]. Вполне определенно тиуны подчинялись непосредственно князю, при отсутствии же в городе князя их «начальником» становился посадник. Но «княжие тиуны» не могли подчиняться тысяцким. Функционирование фискальной системы в Древней Руси на третьем этапе поддерживалось целой группой должностных лиц. К их числу следует отнести мечников (возможно, тождественны «метальникам» Русской Правды) [12, с. 107].

Вероятно, мечники, как представители военной организации – дружины, сопровождали лиц, непосредственно занимавшихся сбором налогов-дани и известных под наименованием «данников», «тиунов». Показательно, что слово «мечник» зафиксировано на ряде обнаруженных при раскопках в Новгороде цилиндрах-замках [20, с. 105, 110–113]. В целом обращает на себя внимание крайнее несовершенство системы налогообложения, еще не выделившейся в отдельную отрасль государственного управления. Налицо смешение функций ряда должностных лиц. Пересечение их компетенций, по-видимому, разрешалось волей князя. В то же время источники не позволяют точно установить обязанности отдельных должностных лиц аппарата государственного фиска.

С.Н. Темушев


Комментировать


два × = 12

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru