К вопросу о национальном составе рязанского казачества в период его формирования XV-XVII века

Рязанское казачество

Рязанское казачество

История России XV — начала XX века неразрывно связана с таким явлением, как казачество. В течение многих столетий казаки защищали границы русского государства от внешних врагов. В наши дни к истории казачества проявляется особый интерес. Это связано и с последними переменами в современной России, когда человек стремится переосмыслить ту роль, которую он призван играть в обществе, и с крушением старых идеалов, на место которых неизбежно должны встать новые. Отсюда возникает потребность в более подробном и объективном изучении истории, особенно тех моментов, которые долго оставались в тени.

В истории казачества пока ещё много пробелов, и они заслуживают ксебе особого внимания. Это непосредственно касается периода зарождения казацкой вольницы. Возникает ряд вопросов о национальной принадлежности казаков, кем считать их: народом или военным сословием и т. д. В данной статье мы ещё раз обращаемся к вопросу о национальном составе первых казаков, ядро которых, по-видимому, сформировалось на окраинах Рязанского княжества и сопредельных ему территориях, и стремимся по возможности прояснить эту проблему. Рязанские казаки впервые упоминаются в 1444 году в связи с битвой на Листани (современная река Листвянка). Это летописное известие считается самым ранним описанием их боевых действий.

С этой даты принято говорить о казаках как о военно-служилом сословии. Остаётся, однако, неясным, на какой стадии формирования находилось русское казачество в этот период, и вообще, кто такие казаки. Для выяснения этого момента нужно обратиться к этимологии слова «казак». Сам термин имеет тюркское происхождение. На это указывают многие учёные-тюркологи. Один из них В.В. Радлов отмечал, что первоначальный ареал бытования слова «казак» составляли степи центрального и юго-восточного Казахстана (Дешт-и Кыпчак) и сопредельные сними районы Узбекистана (Мавераннахр). Как говорит А.Л. Станиславский: «В тюркских языках слово «казак» означает свободный, независимый человек, искатель приключений, бродяга». В дореволюционных публикациях бытовало мнение, что само название состоит из двух монгольских слов: «ко» -броня, латы, защита, и «зах» — межа, рубеж, граница; отсюда «козах» -защитник границы.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Известно также, что у татар казаками назывались одинокие бессемейные воины, бывшие бессменно в авангарде и на разведках. Казаки» — выходцы из разных орд, из самых низов татарского общества, едва ни не единственной привилегией которых была личная свобода.

Известия о казаках ордынских встречаются в русских летописях, например, под 1492 годом мы читаем: «Того же лета месяца Июня 10 приходиша Татарове, ордынскые казакы, въ головахъ приходилъ, Темешомъ зовуть, асънимъ двесте и 8 казаковъ въ Алексинъна волость на Вошань; и пограбивъ поидоша назадъ. И прииде погоня великого князя за ними, Федоръ Колтовском да Горяинъ Сидоровъ, а всехъ ихъ 60 человекъ да четыре, и учинися имъ бой въ поли промежу Трудовъ и Быстрые Сосны, и убиша погони великого князя 40 человекъ, а Татаръ на томъ бою убиша 60 человекъ, а иные идучи Татарове въ Орду ранены на пути изомроша». Ещё одно упоминание содержится в летописях под 1493 годом: «Того же лета приходиша Татарове казакы ордынскые изгономъ на Рязаньскые места и взяшатри села и поидоша вскоре назадъ».

Основываясь на вышесказанном, можно, кажется, сделать вполне логичный вывод, что «казаки резанские» — это не что иное, как наёмные татарские отряды на службе у рязанского князя. Однако логику этого рассуждения в некоторой степени опровергает летописное свидетельство о битве на Листвянке. Приведём его: «Услышавъже на Москве сиа князь великий Василей Васильевичъ и посла противу его князя Василея Оболенского и Андрея Фёдоровича Голтяева, да дворь свой съ нимъ, да мордву на ртахъ, понеже зима бе люта и снежна. И сступишася на речке на Листани.

Татары же отнюдь охудеша и промерзошаи безконни быша…. И придоша нанихъ мордва на ртахъ съ сулицами и рогатинами и съ саблями, а казаки резанскиа такоже на ртахъ съ сулицами и съ рогатинами и съ саблями зъ другиа стороны, а воеводы великого князя Василья Васильевича съ своею силою; а пешая рать много собрана на нихъ съ ослопы и съ топоры и съ рогатинами. И бысть имъ бой великъ и силенъзело на речке на Листани и начаша одолевать христианя.., и много татаръ избиша и самого царевича Мустафу убиша и князей съ нимъ многихътатарскихъ избиша».

Известно, что словосочетание «на ртах» переводится как «на лыжах». Если это так, то наёмные татары отпадают, им несвойственно было воевать на лыжах. Кроме того, вооружение казаков — рогатины и сулицы -указывает на то, что это были пешие войска. Рязанские казаки выступают в битве отдельным войском, не подчиняющимся московскому князю («… а воеводы великого князя Василья Васильевича съ своей силою…»). Прямое их подчинение рязанскому князю тоже сомнительно.

В летописях об этом ни слова. Следовательно, их нельзя отождествить с городским ополчением. На это указывает фраза из свидетельства:«… а пешая рать много собрана на нихъ…», где содержится возможное указание на горожан Переяславля Рязанского. Можно согласиться с выводом Б.В. Горбунова, что «локальная группа рязанских казаков сформировалась очень рано и являлась одной из самых древних групп русского казачества». Из каких слоев населения формировалось данное сословие, можно только гадать. Возможно, основой для его возникновения послужили так называемые «бродни» или бродники, остатки славянского населения 81 южнорусских степей.

В эпоху Киевской Руси и на первом этапе феодальной раздробленности русских земель территория современного Центрального Черноземья энергично заселялась и осваивалась славянами. Письменные и археологические источники свидетельствуют о существовании русских поселений IX—XII веков на западе, в центре, на севере края, в географических пределах пяти нынешних областей Центральной России: Белгородской, Курской, Липецкой, Воронежской, Тамбовской. В XII веке сюда выдвинулись с запада Черниговское, Переяславское, затем Новгород-Северское княжества; в это же время степная, юго-восточная часть края являлась владением тюркоязычных кочевников-половцев. Напомним, что в начале XII века земли будущего Рязанского княжества принадлежали Чернигову. Батыево нашествие и последующие татарские нападения нанесли сильныйудар по данной территории. Край постепенно запустел. Печальную картину рисует нам «Хождение Пиминово в Царьград» (1389г.): «… влезше въ суды, и поплыхомъ рекою Доном на низъ.

Бысть же сие путное шествие печално и унылниво, бяше бо пустыня зело всюду, не бе бовидетитамо ничто же: ни града, ни села; ащебо и бышадревле грады красны и нарочиты зело видениемъ места, точью пусто же всё и не населено; нигде бо видети человека, точию пустыни велиа, и зверей множество…».

Последний форпост русских на юге — город Елец был разорён в 1414 году. Об этом довольно ясно сообщает Никоновская летопись: «Въ лето 6923, Сентября. Придоша Татарове мнози и воеваша по Задонью реки власти Рязанскиа, и много зла створиша, и градъ Елецъ взяша, и Елецкаго князя убиша, а инии въ Резань убежаша…»». Но как справедливо отмечает В.П. Загоровский: «… оставалось ли Поле полностью безлюдным, лишённым русских людей, доступным лишь для прохода грабительских татарских отрядов? Примирилось ли с фактической уступкой Поля население русских окраин? На оба эти вопроса мы считаем возможным дать отрицательный ответ». По словам Б.В, Горбунова, общность бродников представляла собой в большей своей части сравнительно немногочисленные группы остатков древнеславянского населения южнорусских степей, сохранившихся после вторжения половцев и монголов и разбросанных дисперсно на обширной территории, в том числе в бассейне Дона, на окраинах Великого Рязанского княжества.

Это были вольные люди, обладавшие замечательными воинскими качествами, которые приобретались в постоянной борьбе с кочевниками, и прекрасно ориентировавшиеся в степи. Бродники нередко привлекались рязанскими князьями в состав своих воинских отрядов. Так, в летописном известии о захвате рязанцами в 1353 году Лопасни, бывшего владения рязанских князей, отмечается, что это военное предприятие возглавил князь Олег «съ своими резанцы, съ поташвникы ему съ бродни». Ещё одним источником пополнения казачества были массы беглых крестьян, холопов, посадских, мелких детей боярских и так далее — из центральных русских земель. Бегство это при- этает широкий размах во второй половине XVI века в связи с усилением централизованной власти и закрепощением крестьян. В Никоновской летописи под 1560-1561 годами отмечается, что «много множество разыдеся людей изъ Можайска и изъ Волока на Резань и въ Мещеру». Середина XVI века — время активного и успешного продвижения русских владений внутрь Поля. Строится значительное число пограничных крепостей на южных окраинах: Михайлов- 1551 год, Шацк- 1553, Дедилов — 1554, Ряжск — 1557 и так далее.

Новые города-крепости призваны были защитить границы молодого Российского государства и поэтому спешно заселялись служилыми людьми. К этому времени институт казачества можно считать уже вполне сложившимся. Казаки того времени делились на следующие категории: вольные, кормовые, жилецкие, служилые. Вольные казаки жили в «Диком Поле» станицами — вольными военными общинами во главе с выборными атаманами, и занимались рыболовством, охотой, промыслами и, в определённой мере, земледелием. Они эпизодически участвовали в выполнении поручений правительства.

К кормовым казакам относились те же вольные, которых правительство регулярно привлекало для выполнения разовых боевых задач, снабжая за это «кормом» — порохом, свинцом, оружием, хлебом. Жилецких казаков правительство приглашало на поселение в юго-восточных районах, отсюда и название. Служилые казаки «прибирались» на службу правительством и были подведомственны Стрелецкому приказу. Они, всвою очередь, подразделялись в зависимости от вида службы на городовых, полковых и сторожевых. В период с XV по XVII век на рязанских «украйнах» сформировались две большие общности казаков: мещерские и рязанские. Хотя у этих двух групп было много общего, объединять их под названием рязанские казаки, пожалуй, нельзя. А.А. Шенников в своей работе подразделяет всех средневековых воинов Рязанского края, носивших название казаков, на три совершенно разные группы — казаков рязанских (городовых казаков, славян), казаков мещерских (разбойных казаков тюрок) и городецких казаков (касимовских татар, выполнявших роль личной гвардии князей разного уровня, вплоть до великого князя московского).

Б.В. Горбунов отмечает, что «в источниках XV-XVIII вв. они совершенно чётко определяются как «казаки рязанские или казаки мещерские»…». Затем на основании «Ономастикона», приведённого в его работе, он делает вывод, что в формировании локальной группы рязанских казаков явно превалировал славянский компонент. Однако в том же «Ономастиконе» казаки мещерские вполне чётко отделяются от донских и рязанских. Следовательно, его вывод правилен только в отношении казаков рязанских. Для большей ясности обратимся к периоду смутного времени на Руси, который прекрасно освещен в книге известного историка А.Л. Станиславского. «В начале XVII века рядом с русскими служилыми людьми — мелкими дворянами, пушкарями, стрельцами, казаками — в Мещере упоминаются многочисленные служилые мордвины и татары… близкие по положению к русским служилым людям «по прибору»… в росписи похода 1604 года против самозванца упоминаются 450 касимовских, 537 темниковских, 542 кадомских татарина и 220 мордвинов из Кадома и Темникова».

«1 марта 1613 года рязанская рать М.А. Вельяминова (кэтому времени он остался единственным воеводой в Рязани) также была приведена к кресту и к шерти на верность Михаилу Романову. С сообщением об этом к царю была послана целая русско-татарская делегация во главе с родственником воеводы Иваном Вельяминовым». Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод, вереде рязанских казаков действительно превалировал славянский компонент, но не следует путать их с мещерскими казаками, где, кроме собственно русских, был большой процент служилых татар и мордвы. В XVII веке оборонительная линия засечной черты отодвигается дальше на юг и восток.

Рязанские земли становятся внутренней областью. С этими событиями неразрывно связано постепенное упразднение Касимовского ханства, призванного быть своеобразным буфером между Россией и «Диким Полем». Рязанские казаки вливаются в состав других казачьих войск. Большая их часть ушла на Дон.

Есть предание, что часть рязанских казаков поселилась на Тереке, послужив ядром для создания Терского войска. Сотник Терского войска Е.Ф. Коликов в своей статье «Казаки» отмечает: «… первыми казаками, поселившимися по Тереку, были Гребенцы- рязанские казаки, пришедшие на Терек в 1520 году».

В начале XVIII века казаки рязанские совершенно исчезают с исторической арены. Остаются городки, сёла, слободы, где, судя по названиям, когда-то они проживали.


Комментировать


шесть + = 12

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru