Личные письма и деловые бумаги сидельца М. С. Мокроусова как источник по истории питейного дела | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Личные письма и деловые бумаги сидельца М. С. Мокроусова как источник по истории питейного дела

В отделе письменных источников ГИМ хранится фонд крестьянской семьи Мокроусовых, поступивший в музей в 1927 году. Фондообразователь — Мокроусов Макар Степанович (1810 — после 1880 г.), уроженец села Нижний Белоомут Зарайского уезда Рязанской губернии, крепостной крестьянин подполковника Александра Михайловича Похвистнева, крепостной, а затем временно-обязанный наказного атамана Войска Донского Михаила Григорьевича Хомутова. С малолетства он служил по питейной части, был сидельцем 11 питейных домов в Ставропольской губернии и Области войска Донского. 

Деловые бумаги представлены объяснениями на действия ревизоров, осуществлявших «подсыл» (контрольные закупки), прошениями Наказному атаману войска Донского М. Г. Хомутову и другим начальникам «о чинимых обидах» и несправедливым отлучениям от должности, о выплате компенсации за понесенные расходы при перевозке вина, опровержение ложных доносов в Питейные конторы и др. 

В первом известном прошении в 1838 году генералу Г. В. Розену М. С. Мокроусов представил свое «резюме»: «В течении службы моей по питейной части смею думать, что начальство мое, то есть контора, не могла быть много не довольною, ибо расплата мною всегда производима была точно, остановок или замечаний в несправедливом отпуске не было, отчеты все совершенно отдаваемы в точности, сверх того, не употребляя сам крепких напитков, полагаю, что усердие мое и рачение в исполнении возложенной на меня должности делает меня в исполнении моих начальников человеком не совершенно бесполезным».

Однако в последующие годы все было не столь радужно. Обладавший образным слогом М. С. Мокроусов красочно расписывает угрозы во время посещения питейного дома в станице Кагальницкой сверхчастным поверенным Шевелевым в июне 1857 г.: «Он всячески поносил меня, называл ключом ада, будто я был всем сидельцам наставником и учителем по питейной части, грозил мне, что накажет меня розгами… Когда приеду в Новочеркасскую питейную контору, то прикажу привесть тебя на веревке и там палками с ног до головы сдеру шкуру».

21 октября 1857 г. Мокроусов представил управляющему Новочеркасской питейной конторой Ф. И. Терещинкову объяснение о проверке, проведенной ревизором Добрыниным, и обнаружившем недолив водки. покорнейше прошу замечание, сделанное господином ревизором, считать недействительным и меня избавить от напрасного штрафа. В продолжение с лишком уже двух месяцев, как я занимаю питейный дом, все поверенные, да и сам господин ревизор, находили все в исправности, а если в настоящее время и случился недостаток водки, то единственно от торопливости мальчика, как выше Вам докладывал, и от того, что я сам в это время не был там, где отпущается водка.

Представляет интерес расписка, данная М. С. Мокроусовым конторе Черкасского питейного откупа о продаже откупных питей по указанным ценам «в полной мере и установленной доброте, и вырученную мною денежную сумму вносить или уплачивать бездоимочно во всякое время и по первому требованию по учетам того поверенного, который на сие уполномочен будет от конторы». 

Сидельцу надо было быстро осваиваться на новом месте, вовремя подвозить и разливать водку, часто в ущерб себе. Так в 1857 г. Мокроусов подсчитал: «за провоз пенного вина 26-ти бочек в неблагоприятную погоду истрачено собственного капитала 130 руб. серебром. Жалованья на это вино за 996-ть ведр и четыре кварты я не получал. За 11 бочек бальзамной водки, которая была доставлены по трудному зимнему пути, на мой счет 154 рубли серебром. За 80-ть бочек бальзамной водки с убойкой и переправой через Дон и дамбу по 5 рубли серебром. Итого 400 рублей серебром.

За перестройку в питейном доме — 40 руб. 50 коп.»

В письмах жене и родным содержатся сведения, раскрывающие детали беспокойной жизни сидельца: просьба прислать паспорт для получения места, назначения или снятие с должности как его самого, так и родных и знакомых, хозяйственные дела. 

Назначение на должность сидельца в Ставропольской питейной конторе Мокроусов красочно описал в письме жене Вере Никоновне: «17-го ноября позваны были все по списку сидельцы лично к Ивану Михайловичу, как он посмотрел на такое собрание, сказал: здесь полтора миллиона, приказал вытеть всем и звал по одному человеку (разсылка была не всем), которых назначил по местам. Последним приказал подождать до нового году, а меня почти в последних, и дал место лучшее всех в дистанции Медвежинской место Песчаного. Таковое нечаянное мне благоволение было все сидельцам на диво, ибо они меня так предпочитали, что я здесь должен и плохое место с трудом получить, а когда получил хорошее место, тогда все скривились досадою и негодованием на меня. Пусть они рожу свою на нас коверкают, пусть считают меня последним, а мы с тобой, милашка, при добром здравии поживем, да порадуемся».

Жизнь и судьба Макара Степановича Мокроусова типична для жителя с. Нижний Белоомут. Он писал отцу из станицы Кагальницкой 7 февраля 1858 г.: «Что я стану делать в Белоомуте? Земли у нас для занятий нет, торговлять для нас плохо, работать негде и нечем, а детей у меня благодарение Богу (и деточки у меня почти все девочки) довольно и хочется всех пристроить, как можно лучше…»

В 1865 г., будучи крестьянином собственником, Мокроусов становится владельцем питейного дома в селении Песчаннокопском Медвежинского уезда Ставропольской губернии. 

М. М. Якушкина, Г. Р. Якушкин


Комментировать


шесть × = 24

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru