Маскировка в артиллерии

По опыту Первой мировой и Великой Отечественной войн

Военная маскировка

Военная маскировка

Известно, что успех в бою приходит в том случае, если действия наступающих войск оказываются неожиданными для противника. Вот почему во все времена было важно ввести противоборствующую сторону в заблуждение относительно количества и характера своих войск. К тому же каждая из воюющих сторон стремится как можно больше узнать о противнике, а именно — вскрыть его группировку, расположение и численность войск, боевой техники. И в то же время сделать все, чтобы скрыть от разведки противника свои намерения. В этом всегда помогала и продолжает помогать маскировка войск.

В первые технические средства маскировки в артиллерии были использованы во время Севастопольской обороны (1854 — 1856 гг.). Моряки и артиллеристы корабельными канатами, свернутыми в бухты, прикрывали орудийные амбразуры, чем обеспечивали защиту прислуги от пуль противника.

Во время Русско-турецкой войны (1877 — 1878 гг.) устраивались ложные батареи и другие ложные объекты. А в Русско- японской войне (1904 — 1905 гг.) предпринимались попытки воздушного наблюдения с привязных аэростатов. Кроме того, возросли дальность и меткость огня как стрелкового оружия, так и артиллерии. Все это вынуждало командование применять маскировку войск в более широких масштабах. Так, в армиях появилась одежда защитного цвета, войска начали применять вертикальные маски для скрытия движения по дорогам, возникла необходимость возведения ложных объектов в сравнительно широких масштабах.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Уже в годы Первой мировой войны в маскировке войск произошли большие перемены. Дело в том, что новое развитие получили воздушная визуальная разведка и аэрофотосъемка, более совершенными стали средства наземной разведки. Все это привело к тому, что начали маскировать огневые позиции, наблюдательные пункты, убежища, склады, штабы и другие объекты. В это время получили широкое применение вертикальные маски для скрытия от наземного наблюдения движения по дорогам, отдельных наблюдательных пунктов, участков местности, просматривавшихся противником, и т.д. Для выполнения маскировочных работ войска централизованно обеспечивались красками, закрепителями и сетями. На вооружение был введен краскомет для маскировочного окрашивания больших площадей. Широко применялись ложные объекты. В этот же период в войска начали поступать дымовые шашки, изобретенные профессором А.И. Горбовым.

Исключительно большой размах маскировочных работ заставил командование русской армии сформировать специальные команды маскировщиков. Так, только в 7-й армии русских войск к июню 1917 года в саперных частях их имелось 40, а в пехотных и артиллерийских воинских частях — 102 таких команды.

Следует заметить, что ночь и туман по-прежнему позволяли скрывать от противоборствующей стороны скопление войск, техники. Даже с появлением боевой авиации кустарник, лес, постройки сельского типа по-прежнему служили весьма надежным укрытием для войск и боевой техники.

Однако с появлением нового, более совершенного вооружения совершенствовались как средства разведки, так и способы и методы ее ведения. Это потребовало более тщательно и искусно проводить маскировку боевых порядков и огня артиллерии во всех видах боя.

Русский военный артиллерист Л.А. Кравков в работе «Очерк развития артиллерии за последнее десятилетие» писал: «С развитием авиации, особенно в первой половине войны (Первой мировой — Авт.), маскировка батарей получила первенствующее значение. Немного времени спустя, с началом позиционного периода стали определенно избегать всяких передвижений днем, особенно на Западном театре войны. Очень быстро появилась необходимость применять меры как против непосредственного обнаружения самолетами и аэростатами, так и против возможности фотометрических съемок с аппаратов. Начали обращать внимание на маскировку предметов, представлявших для наблюдения сверху демаскирующие световые контрасты. Таковыми являлись брустверы ровиков, выемки орудийных площадок, выходы из ровиков на поверхность, характерные полуокружности орудийных канавок под сошник, колеи и тропинки, ведущие к позициям, и проч. Дуги под сошник обязательно накрывались досками, либо другим подручным материалом, также как и выходы из ровиков в периоды бездействия. Подручным же материалом применительно к фону местности, забрасывались и выжженные места перед дулами орудий, что особенно резко вырисовывалось на позициях, на лугах или на засеянном поле. Сами орудия зимой маскировались надевавшимися на них белыми чехлами. Летом иногда они перекрывались сверху плетеными сетками с набросанным поверх маскирующим материалом или же, в случае помещения на глубоких площадках, просто накрывались плетнями».

Если орудия можно было укрыть от воздушной разведки противника, то было почти невозможно замаскировать все тропинки и подъездные колеи к огневым позициям. Приходилось прокладывать искусственные тропинки и колеи к ложным позициям. Выгоревшая перед орудиями почва также демаскировала позиции, а в сухую погоду после выстрела появлялись клубы пыли. Понятно, что местонахождение батарей было нетрудно обнаружить. Подобный случай произошел 6 июня 1915 года в бою под деревней Ольтенхаузен (в восточной Галиции). 1-я батарея 3-й артиллерийской бригады после очень непродолжительной, со своей стороны, стрельбы подверглась ответному неприятельскому артиллерийскому обстрелу. Произошло это потому, что неприятельская разведка обнаружила поднимавшиеся после выстрелов столбы пыли.

Нередко случалось, что русские артиллеристы также по облакам пыли обнаруживали неприятельские батареи. В виде иллюстрации приведем пример из дневника Л.А. Кравкова: 23 июня 1915 г. с семи часов утра, выбрав наблюдательный пункт у д. Ланерувка (в Восточной Галиции), откуда открывался большой кругозор, командир батареи стал разыскивать легкую батарею противника, систематически обстреливавшую огнем 6-ти орудий нашу первую линию. Вглядываясь в стереотрубку, некоторое время, в поле в направлении звука выстрелов, за одним из слегка холмистых склонов, чуть поросшем кустарником, он заметил чуть обнаруживаемую расходившуюся пыль. Не будучи уверен и, предполагая, что там могло что-либо пройти или проехать, командир продолжал наблюдения. Вскоре из-за этого же склона поднялся узкий, густой и отчетливый столб пыли, за ним почти тотчас же чуть правее такой же второй, затем на равном же интервале — третий, и так — до шести; последний был значительно меньшей высоты, в сравнении с правыми. Вслед за этим через несколько секунд отчетливо прозвучали шесть выстрелов, после чего шесть буроватых шрапнельных облачков повисли над нашими окопами. Проследив подобную картину еще раз, и, убедившись в нахождении батареи противника с несомненностью, батарея открыла ответный огонь. Ведя стрельбу фугасными гранатами, после трех очередей на прицеле 135, удалось заставить противника прекратить огонь на весь день.

Чтобы противник не мог обнаружить огневые позиции по облакам пыли при стрельбе, почву перед дулами орудий обильно поливали водой. Эту процедуру производили периодически в течение всей огневой работы. Для этой же цели перед орудиями укладывались и вбивались в землю смоченные водой маты из соломенных жгутов или просто заборные плетни.

В Первую мировую войну начали широко применять ложные огневые позиции батарей. Так, в некотором отдалении от истинной позиции обычно создавали точную ее копию, с той лишь разницей, что выемки в почве делались не глубокими (не глубже метра). На орудийных площадках начали устанавливать фальшивые орудия (бревна или железные трубы на колесах). Ложные позиции также маскировались, но не очень тщательно. Выброшенную землю покрывали дерном или хлебными злаками.

В случае, когда окружающая местность была покрыта лесом, то, чтобы позиция была похожа на настоящую, ее приходилось обсаживать деревьями, своевременно меняя их (так как они желтели). При этом следовало не слишком препятствовать разведке противника обнаружить ложную батарею. Особое внимание обращалось также на искусственное проделывание колей и тропинок. Для полноты иллюзии с ложных батарей производились искусственные вспышки, для чего, например, одновременно с выстрелами фактической батареи на ложной позиции устраивали видимый наземному наблюдению противника взрыв пироксилиновых шашек. Подобным образом имитировался огонь на ложных позициях первой батареи 3-й артиллерийской бригады под фольварком Белокриницей.

Выводы опытного артиллериста подтверждались практикой. Так, например, в апреле 1917 года 6-я батарея 3-й артиллерийской бригады (к югу от д. Лопушаны на Злочевском направлении), находившаяся на единственно укрытом месте на опушке леса Ямно, протяженностью лишь около 200 саженей, была вынуждена уйти оттуда лишь по истечении почти месячного систематического ее обстрела тяжелой артиллерией, огонь которой корректировался при помощи самолета. После первого же двухчасового обстрела батарея была переведена на 80 саженей вправо вдоль опушки. Стреляя ночью с оставленной позиции, она отвлекала на себя внимание немцев. Это позволило артиллеристам в течение 7 дней без потерь обстреливать неприятеля. Все это время противник не переставал громить старую позицию. В третий раз батарею отвели на единственно безопасное место: на 100 шагов вправо от последней позиции и приблизительно на 200 шагов назад. Батарея, замаскированная общим хаосом поваленных деревьев и набросанных сучьев и хвороста, продолжала по ночам обманывать противника. Артиллеристы продержались здесь еще в течение пяти дней.

Впоследствии, по опыту Первой мировой войны, при выборе ложных огневых позиций стали учитывать тот факт, что противник ведет усиленное наблюдение на особо угрожаемых направлениях. Приходилось оборудовать ложные позиции по возможности на этой линии (впереди или сзади батареи, в зависимости от местности). Благодаря этому обстоятельству легкие клубы пыли, звуки выстрелов, ночные вспышки при необходимости вести огонь ночью с действительной позиции должны были создавать для противника впечатление стрельбы с ложной позиции, если о ее местонахождении он уже знал (т.е. принимал за истинную).

Учебные пособия того времени рекомендовали маскировать артиллерийские позиции подручными средствами, а для надлежащего укрытия советовали располагать батареи вдоль дорог (особенно с выемками), причем орудийные ровики и площадки сооружать в откосах выемок. Личный состав батареи, находящейся в роще, на опушке, поляне, просеке, особое внимание обращал на маскировку тропинок, ведущих к позиции. Тропинки мотыжили, распахивали или забрасывали ветками; если же их невозможно было замаскировать, то тропинки искусственно прокладывали куда-то дальше (хотя бы к ложным позициям).

Устройство артиллерийских наблюдательных пунктов видоизменялось в зависимости от требований современной войны, где главным условием было, чтобы НП был незаметным. Ведь одним из непременных условий победы со временем стало обнаружение и уничтожение наблюдательных и командных пунктов.

Приемы искусственной маскировки, особенно на больших площадях, требуют огромного труда и времени. Прежде всего, если речь идет о дерновке и обсеменении брустверов. В первой четверти ХХ века появился термин «краскомаскировка». При помощи составов, стойких к воздействию солнечных лучей и дождя, любые выделяющиеся предметы, насыпи, строения скрывали от летчиков, окрашивая под фон окружающей местности. С другой стороны, распылением красок соответствующих тонов с помощью краскометов (приборов для распыления) можно было рисовать на местности изображения любых предметов, создавая ложные изображения окопов, строений, дорог и пр. Так просто и быстро можно было сделать сложнейшую маскировку посредством распыления на местности специальных смесей из красок.

Окрашивание выступающих над местностью предметов затрудняло распознавание истинного рельефа местности. Ведь комбинации красок накладываются так, что возвышенные места казались впадинами и наоборот. Это создавало обманное впечатление для тех, кто наблюдал с аэроплана или аэростата.

В годы Гражданской войны опыт минувших сражений был взят на вооружение Красной армией в области маскировки. В том числе, в 1919 году Школа военной маскировки была реорганизована в Высшую школу военной маскировки (ВШВМ), которая не только готовила командный состав для отдельных маскировочных рот, но и вела научно-экспериментальную работу. Из ее выпускников была сформирована первая маскировочная рота, которая выполняла большой объем маскировочных работ на Петроградском фронте. Например, этой ротой были замаскиро- ваны батареи тяжелых орудий под Красной Горкой. Чуть позже сформирована четвертая маскировочная рота, которая выполняла подобные работы на Западном фронте.

В 1924 году по инициативе М.В. Фрунзе было проведено специальное учение «Маскировочный маневр», в котором участвовали две объединенные, две пехотные, артиллерийская и кавалерийская школы, Высшая школа связи, Высшая школа военной маскировки, батальон пехоты, рота связи, шесть танков, восемь бронемашин и 14 самолетов. Таких маневров еще не было в истории не только отечественной армии, но и зарубежных вооруженных сил.

В ходе специального учения были получены ценные материалы прежде всего по маскировке войск как на маршах, так и при расположении на месте, а также во время боевых действий.

Перед Второй мировой войной как в нашей стране, так и за рубежом, пришли к выводу о необходимости применения так называемых «кочующих орудий». В то же время было ясно, что конкретные примеры применения кочующих орудий, являющихся одним из важных элементов системы огневой маскировки артиллерии в обороне, нельзя рассматривать в качестве примера на все случаи боевых действий. Напротив, разнообразие приемов в применении «кочующих орудий» (как количественно, так и по характеру боя) напрямую зависит от времени, затраченного противником для подготовки наступления.

В условиях организации и ведения оборонительного боя перед артиллерией ставились задачи: добиться максимальной эффективности воздействия огня по противнику, несмотря на относительную свою малочисленность; маскировка основных огневых позиций. Потребовалось разработать и применить следующие средства огневой маскировки: оборудование ложных позиций, действия артиллерии с временных позиций, применение «кочующих орудий». В комплексе эти три средства создавали систему маскировки боевого порядка артиллерии.

Для маскировки артиллерийских систем всех калибров на огневых позициях в годы Великой Отечественной войны применяли табельные или подручные средства, которые в сочетании с правильным использованием местности давали исключительно высокий эффект. В известном научно-популярном труде «Артиллерия» в разделе «Как артиллеристы оборудуют огневую позицию» рассказывается: «…На огневой позиции тоже никто не терял попусту свободного времени. В стороне от батареи орудийные номера нарубили больших веток; несколько кустов они срубили целиком; подтащили все это к своим орудиям и тотчас принялись маскировать их, чтобы неприятельский летчик не обнаружил, где расположена огневая позиция батареи.

Труднее выполнять мероприятия по маскировке, если огневая позиция расположена в открытом поле или на лугу: маскировка ветками тут уж не поможет, она только повредит. Неприятельский летчик увидит огневую позицию как несколько кустов, расположенных на одной прямой линии и приблизительно на равных расстояниях один от другого. Такие фальшивые кусты обычно резко выделяются на фоне окружающей местности и сразу привлекают внимание воздушного наблюдателя.

Известно, что в организации и осуществлении маскировки войск и объектов немаловажное значение имеет дезинформация противника, прежде всего его разведки. Дело в том, что важно привлечь внимание к ложным или несуществующим, а иногда даже и к действительным объектам, но имеющим второстепенное значение. Этот метод применяется часто для того, чтобы определить силы и средства разведки противника, его тактические приемы ведения разведки заблаговременно, до начала операции, а затем в необходимый момент обезвредить или хотя бы локализовать деятельность разведки.

Мероприятия по дезинформации обычно включаются в общий план мероприятий по подготовке операции, согласовываются с действиями войск в соответствии с замыслом и планом боевых действий и приводятся в последовательность с другими мероприятиями по введению противника в заблуждение и маскировке войск. Сюда относится имитация объектов и их деятельности.

Все мероприятия оперативной маскировки разделялись на оперативные и инженерные. Инженерные в свою очередь делились на мероприятия по скрытию действительных объектов и созданию ложных. При маскировке районов сосредоточения войск рекомендовались установка масок больших площадей, в ложных районах — макетов техники и показ жизнедеятельности войск, устройство плохо замаскированных землянок, стоянок машин и т.д.; установка макетов техники и бараков в ложных районах казарменного расположения соединений. В соответствии с положениями этой инструкции разработка замысла, планирование и проведение мероприятий оперативной маскировки были сосредоточены во фронтовом звене. Подчеркивалось, что их целью является достижение оперативной внезапности. Следовательно, оперативная маскировка должна быть составной частью любого оперативного мероприятия. Инженерные и маскировочные во- инские части имели на вооружении универсальные маски УГМ (1 комплект — 10х10 м), моторные краскометы и маскировочные сети. Согласно инструкции начальник инженерных войск должен был давать указания по проведению маскировочных мероприятий подчиненным воинским частям и соединениям всех родов войск, обеспечить материалами и механизмами маскировочные и инженерные воинские части.

Опыт оборонительных действий советских войск под Москвой показал эффективность таких способов оперативной маскировки, как создание ложного переднего края, оперативных мешков, широкое использование «кочующих орудий» и батарей. Не менее важное значение для успешного проведения оборонительных операций имели инженерно-маскировочные мероприятия, в том числе, имитация усиления артиллерии на отдельных направлениях созданием районов ложных артиллерийских позиций. В ходе этих событий стало ясно, что при занятии войсками исходного положения, а также при развертывании артиллерии необходимо строго соблюдать световую и звуковую маскировочную дисциплину. Более того, пассивные мероприятия по маскировке следует дополнять действиями по введению противника в заблуждение. Для этого следовало оборудовать ложные районы сосредоточения артиллерии.

Наиболее удачно опыт оперативной маскировки был реализован в стратегической оборонительной операции советских войск в битве под Курском. В разработанных в этот период планах оперативной маскировки фронтов и армий находят отражение не только требования войсковой маскировки, но и мероприятия оперативного характера. К ним относились создание ложных районов расположения танковых резервов, артиллерийских групп, оборудование в некоторых районах позиций боевого охранения как ложного переднего края, ложных тыловых баз и аэродромов.

Майор В.Д. ТКАЧЕВ,

капитан Д.В. РУББО,

прапорщик Б.Г. СЕМЯННИКОВ

 

 


Комментарии (1)

  1. Обнаруженной считается техника, возле которой находится ваша карта (аналог засвета в WoT). Если у техники есть способность «Маскировка», то атаковать ее артиллерией и штабом нельзя вне зависимости от засвета.

Комментировать


шесть + = 8

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru