Материалы фондов Государственного музея политической истории России как источник по истории русского революционного движения

Работа исследователей и популяризаторов истории русского революционного движения второй половины XIX – нач. XX в. на протяжении последних полутора веков охватила, пожалуй, все известные группы источников по этой теме. Публикации и введение в научный оборот судебно-следственных материалов, воспоминаний, программных документов революционеров и других источников не обошли стороной многие центральные и местные архивы, хотя, безусловно, и в них до сих пор можно найти неизвестные ранее материалы, раскрывающие те или иные подробности отдельных сюжетов указанной темы.

Вместе с тем на периферии внимания историков нередко остаются музейные коллекции источников: это связано и с традиционно более значительным интересом исследователей к архивным фондам, и с комплексной структурой и историей формирования музейных фондов, и с кажущимся на первый взгляд вторичным, иллюстративным содержанием музейных источников. Одной из наиболее значительных и оригинальных коллекций источников по истории русского революционного движения обладает Государственный музей политической истории России (далее – ГМПИР) г. Санкт-Петербурга. Еще с начала XX в. представители различных революционных партий обсуждали необходимость создания будущего музея революции, который в конечном итоге был создан по решению Петроградского Совета рабочих и красноармейских депутатов 9 октября 1919 г. под названием Государственного музея Революции (с 1991 г. – нынешний ГМПИР). Основу коллекции музея составили памятники истории революционного движения, жизни и деятельности революционеров самых разных направлений – так в музей попали часть архивов «Земли и воли» и «Народной воли», листовки и воззвания различных партий и направлений, рукописи В.Г. Короленко, Н.П. Огарева и др.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Значительная часть сохранившихся материалов представляет в первую очередь познавательный интерес в качестве потенциальных музейных экспонатов. Среди примеров можно назвать фотографию А.И. Герцена, выполненную известным русским фотографом С.Л. Левицким предположительно в Лондоне в начале 1850-х гг. и впоследствии оформленную на паспарту с петербургским адресом фотоателье Левицкого1 ; столярные инструменты С.Н. Халтурина, который служил в 1879–1880 гг. в столярной мастерской Зимнего дворца, занимаясь подготовкой покушения на Александра II (инструменты поступили в фонды музея в 1958 г. от частного лица) ; часть пеньковой веревки с виселицы, на которой была повешена в 1881 г. С.Л. Перовская (о желании некоторых свидетелей казни народовольцев добыть «кусок веревки» и даже о фактах торговли палачами этими веревками свидетельствовали современники; по некоторым сведениям, данную часть веревки передали в музей наследники генерала А.А. Насветевича в 1923 г.)3 ; муляж окорока ветчины, изготовленный художником-скульптором, членом Боевой технической группы (далее – БТГ) при ЦК РСДРП А.Л. Шмидт (партийная кличка – «Фаня Беленькая») во время Первой русской революции для хранения в нем револьвера (муляж был передан в музей в 1934 г. самой Шмидт; это не единственный изготовленный ей муляж и не единственный муляж и тайник, сохранившийся в фондах музея).

Символическим первым экспонатом музея, датируемым 1907 г., также считается предмет, относящийся к истории революционного движения; именно с него музей ведет отсчет истории формирования своей коллекции. Это пятисотрублевая поддельная купюра, запечатанная в бутылку. Ее история связана с Тифлисской экспроприацией 13 июня 1907 г., устроенной членами БТГ при ЦК РСДРП. В связи с тем, что номера украденных революционерами банкнот были сообщены Государственным банком в другие банки и даже опубликованы в газетах, Л.Б. Красин, руководитель БТГ, поручил А.Л. Шмидт изготовить поддельные купюры, но в самом начале работы одна из банкнот была испорчена. Красин предложил сохранить эту купюру для будущего музея революции; купюра была запечатана в бутылку и зарыта в землю недалеко от села Райвола Выборгской губернии. В конце 1920-х гг. один из членов БТГ Н.Е. Буренин откопал бутылку и впоследствии передал ее в музей.

Этот и некоторые другие вещественные экспонаты нередко упоминались в литературе и СМИ и ныне являются частью постоянной экспозиции ГМПИР «Империя на путях модернизации. Россия в XIX – начале XX вв.». Особую ценность представляет фонд документальных источников ГМПИР. В этом фонде можно найти письмо С.Г. Нечаева из Алексеевского равелина Петропавловской крепости с требованиями о пересылке книг, письмо В.И. Засулич друзьям, написанное ей после ареста в 1878 г. в результате неудачного покушения на Ф.Ф. Трепова, рукопись одной из дополнительных редакций устава тайного общества «Земля и воля», записку III отделения со списком 122 революционеров, составленную на основе показаний арестованного народовольца Г.Д. Гольденберга, переписанные в Шлиссельбургской крепости рукой В.Н. Фигнер воспоминания М.Ф. Фроленко, рукописные заметки художника Н.Н. Бунина «Последняя всенародная казнь», бывшего очевидцем казни «первомартовцев» и др.

Источники по истории революционного движения из фондов ГМПИР, к сожалению, редко привлекают внимание историков. Из последних примеров можно привести публикацию акварельных зарисовок А.А. Насветевича, скрупулезно сделанных им на суде по делу «первомартовцев», в качестве дополнительного иллюстративного материала в сборнике «Суд над цареубийцами. Дело 1-го марта 1881 года» – издании сводного текста стенографического отчета заседания Особого присутствия Правительствующего Сената и других следственных материалов. Хочется надеяться, что богатые материалы ГМПИР в дальнейшем найдут своего кропотливого исследователя.

Кириллов Виктор Леонидович


Комментировать


девять + 9 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru