Музейная презентация историко-культурного наследия старообрядчества: проблемы и опыт современных музеев

Памятник крестьянину в Тербунах , Липецкая обл., Россия

Изучение и осмысление истории России, начиная со второй половины XVII в., невозможно без исследования феномена старообрядчества. Прямым или косвенным образом деятельность старообрядцев влияла на сферы культуры, экономики и политики российского государства в различные его периоды. Старообрядчество (также как и церковная реформа XVII в.) на разных исторических этапах подвергалось разным трактовкам и оценкам.

В связи с этим на сегодняшний день важным видится выработка объективной концепции этого сложного явления, представление полной картины истории старообрядческого движения, освещение его роли в истории страны и значения его историко-культурного наследия. Важную роль в этом процессе играют музеи. Крупный специалист по истории и культуре старообрядчества, ведущий научный сотрудник Государственного исторического музея Е. М. Юхименко писала: «География старообрядческого заселения столь широка, что, кажется, нет ни одного исторического или краеведческого музея, в котором не было бы старообрядческих памятников» [1]. Действительно, значительная часть современных российских музеев обладает предметами и коллекциями, связанными со старообрядчеством. Однако необходимо отметить, что история раскола Русской православной церкви и старообрядчества – довольно сложные темы для научного осмысления и музейного представления. Сложность музейного показа раскола Русской православной церкви, а также зарождения и развития старообрядческого движения вызваны, прежде всего тем, что на сегодняшний день сложно говорить о наличии единой и четкой концепции относительно этих событий. До настоящего времени продолжаются научные и религиозные дискуссии между историками, старообрядцами и представителями РПЦ относительно исторического и культурного значения этой реформы, ее религиозной обоснованности, вопросов формы и содержания церковных обрядов и таинств [2].

Однако несмотря на это современная историческая наука признает, что раскол Русской православной церкви явился одним из «главнейших поворотных событий российской истории» [3], оказавшим впоследствии значительное влияние на развитие страны. Поэтому в музейной экспозиции необходим комплексный подход к представлению темы церковного раскола и старообрядчества, который не суживает никоновскую реформу и ее последствия только до внутрицерковного события второй половины XVII в. Проблематика истории старообрядчества столь масштабна, что через нее могут быть освещены такие темы, как «церковь», «политика», «культура», «экономика» российского государства. В связи с этим можно рассмотреть экспозиции Государственного исторического музея, где тема старообрядчества представлена в двух тематических залах – «Русская православная церковь в XVI–XVII вв.» и «Традиционная народная культура послепетровского времени». В первом зале тема раскола и старообрядчества представлена через личности патриарха Никона и протопопа Аввакума Петрова. Парсуна с изображением патриарха Никона помещена над витриной, в которой представлены два памятника, связанные с деятельностью и почитанием протопопа Аввакума: это икона начала XVIII в. с изображением протопопа Аввакума и его послание царю Алексею Михайловичу.

В зале «Традиционная народная культура послепетровского времени» представлены памятники, созданные мастерами Выговской старообрядческой пустыни (центре беспоповского согласия в Олонецкой губернии), – иконы, книги, складни, лубки, лестовка. Таким образом, через памятники выговских мастеров подчеркивается роль старообрядчества в развитии народной традиционной культуры XVIII–XIX вв. Опосредованно тема старообрядчества затронута также еще в двух залах – «Россия в эпоху императора Николая I. Самодержавие и общество» и «Экономика пореформенной России». В первом зале старообрядческие предметы культа – складень и киотный крест – работы мастеров Выговской пустыни представлены в контексте консервативно-охранительной политики в период царствования Николая I и репрессий относительно старообрядчества в эту эпоху. Репрессии 1830–1850-х гг. коснулись старообрядцев практически всех губерний Российской империи; в борьбе правительства «за чистоту православия» в 1830-е гг. была разорена сама Выговская пустынь, существовавшая с конца XVII в. В зале «Экономика пореформенной России» экспонируются портреты и фотографии представителей старообрядческих торгово-промышленных династий и выходцев из старообрядческих семей: портрет В. А. Морозовой, А. И. Хлудова, В. А. Кокорева, фотография К. Т. Солдатенкова.

Помимо этого на экспозиции представлены экспонаты, характеризующие различные аспекты деятельности старообрядцев: благотворительность (письмо В. А. Морозовой присяжному поверенному с просьбой проконсультировать ее по вопросу оформления пожертвования акушерской клинике в Москве), торговопромышленная деятельность (образец ситца с печатными клеймами Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К0 »; памятный жетон Кренгольмской мануфактуры). Через старообрядческий складень, принадлежавший К. Т. Солдатенкову, подчеркнута религиозная принадлежность крупного фабриканта. Таким образом, Исторический музей транслирует несколько тематических направлений, которые перспективно развивать на экспозициях, используя старообрядческие памятники. Эти направления представляются вполне обоснованными, однако бесспорно, что тема старообрядчества настолько обширна и сложна, что выходит за их рамки. При музейной презентации темы старообрядчества следует учитывать ряд специфических проблем. Одной из проблем музейного показа данной темы является множественность старообрядческих течений (согласий) с их обрядно-мировоззренческими, а также региональными особенностями. Известно, что уже в конце XVII в. старообрядчество разделилось на два основных течения – поповство и беспоповство, однако менее известны многочисленные согласия внутри этих двух течений.

Так, например, согласно переписному бланку 1896 г. официальной российской статистике было известно свыше 50 старообрядческих согласий [4] на территории Российской империи, каждое из которых имело свое религиозное обоснование, мировоззренческую философию и специфические предметные атрибуты. Помимо этого старообрядческие общины одного согласия могли довольно сильно различаться в бытовом и обрядовом аспектах по местности своего проживания. При музейном представлении старообрядческой бытовой культуры следует обратить внимание на ее взаимосвязь с традиционной крестьянской культурой, однако при этом необходимо подчеркнуть яркие специфические особенности старообрядческого быта. Сложность музейной презентации темы старообрядчества может вызвать также и то, что определенный процент современных посетителей не всегда обладает комплексом необходимых знаний о православной церковной культуре в целом (это можно назвать своеобразным «наследством» советской эпохи с ее атеистической идеологией), отсюда вытекает сложность понимания культуры и мировоззрения старообрядчества. Кроме того, старообрядческая церковь в силу постоянных на нее гонений традиционно была достаточно закрытой, и поэтому практическое и духовное значение многих старообрядческих предметов могут быть непонятны и человеку, сведущему в истории и культуре Русской православной церкви. В связи с этим при демонстрации культовых старообрядческих памятников и предметов необходимо объяснять их сакральный смысл и символику (символика лестовки, подручника, нательного креста и т. д.) в контексте православной культуры и старообрядческого мировоззрения.

Проблема музеефикации недвижимых памятников старообрядческого наследия является достаточно актуальной на сегодняшний день. Удачным примером музеефикации старообрядческого храмового комплекса является храм Покрова Богоматери в г. Серпухов Московской области. Храм был музеефицирован в 1990-е гг. и сейчас является филиалом Серпуховского историкохудожественного музея. Важно отметить, что храм не был разорен в годы советской власти, он был передан в 1989 г. прихожанами музею. Музеем было сохранено все убранство храма, уникальный беспоповский богослужебный комплекс (на момент передачи храма музею в нем находилось 610 икон, 73 из которых относились к допетровской эпохе, 142 старопечатные и рукописные книги) [5], музеем также поддерживаются старые захоронения на территории храма. Сохранив в неприкосновенности все убранство храма, музей проводит здесь экскурсии по теме «Культура старообрядчества». Важной особенностью этой музеефицированной церкви является то, что иногда здесь совершаются настоящие богослужения приезжающими из Москвы старообрядцами-беспоповцами. Важным направлением в современной музейной деятельности является представление и презентация нематериального культурного наследия.

Егоревским историко-художественным музеем (Московская область) был разработан проект, направленный на возрождение нематериального наследия местного старообрядчества. Проект «Провинциальный эксперимент» посвящен «возрождению гуслицкой росписи» местному старообрядческому промыслу книжной миниатюры и орнамента. Гуслицы – известный старообрядческий регион; в XIX в. здесь существовали центры иконописи, медного литья и книжности, где старообрядцы создавали рукописные книги с уникальными заставками, которые и получили название «гуслицкая роспись». В 2014 г. при поддержке «Фонда Тимченко» музеем было проведено исследование технологии промысла, созданы образцы для воспроизведения росписи на бумаге, разработана методика обучения приемам росписи [6]. В 2015 г. в рамках проекта музеем проводились мастер-классы «Райская птица Гуслиц» по обучению приемам гуслицкой росписи, в проекте приняли участие и потомки местных старообрядцев.

Некоторые сувениры, созданные на мастерклассах, были переданы в художественный салон музея. Данный проект стал победителем конкурсов «Культурная мозаика» – 2014 и «Культурная мозаика: Лучшие из лучших» – 2015, а также был презентован на международном фестивале музеев «Интермузей-2015» и стал победителем в основной конкурсной программе фестиваля в номинации «Лучший проект, направленный на сохранение нематериальной культуры». Следует отметить и экспозиции Егорьевского историко-художественного музея, на которых представлены памятники старообрядчества.

Особого внимания заслуживает так называемая живая экспозиция «Поющая книга» − на открытой экспозиции представлена копия старообрядческой певческой книги с крюковой нотацией, при переворачивании страницы книги передается информация в звуковое воспроизводящее устройство, и посетитель слышит пение старообрядческих хоров: Морозовского хора, старообрядцев Георгиевской церкви г. Егорьевска или пение старообрядческих хоров из других регионов. Экспозиция «Поющая книга» представляет собой небольшой полушатер, поэтому посетителю, который подошел послушать старообрядческое пение, не мешают посторонние шумы на экспозиции. Несмотря на многогранность и сложность истории и культуры старообрядчества, современные музеи активно разрабатывают эти темы по разным направлениям своей деятельности, особенно выставочной. В связи с этим хотелось бы подчеркнуть важность объективной оценки старообрядчества как явления русской истории и внимательного отношения к специфическим особенностям музейной презентации темы старообрядчества.

Примечания

1. Юхименко Е. М. Старообрядчество – «исконная ветвь русского православия» // Проблемы изучения истории русской православной церкви и современная деятельность музеев. М., 2005. С. 34.

2. Например, в 2008 г. при встрече представителей РПЦ с представителями РПСЦ, историк, специалист по истории, культуре и богословию старообрядчества Г. С. Чистяков вел многочасовую полемику с миссионером РПЦ о. Данилом Сысоевым по вопросам формы и содержания церковных таинств. Официальная стенограмма диспута – URL: http://staroobrad.ru/modules.php?name=News2&file=print&sid=240 (Дата обращения: 12.02.2016); в 2013 г. по инициативе редакции исторического журнала «Дилетант» и РИА Новости состоялась дискуссия о значении церковного раскола в России XVII в. На встрече присутствовали историки, религиоведы, представители церкви.

3. Егоров В. Л. Историческая экспозиция музея в переходную эпоху: проблема интерпретации истории // Современная историография и проблемы содержания исторических экспозиций музеев. М., 2002. С. 96.

4. РГИА. Ф. 1290 – Центральный статистический комитет МВД. Оп. 11. Опись включает в себя поуездные ведомости подсчета населения по вероисповеданиям по 64-м губерниям России (свыше 100 дел).

5. Пилипенко А. Д. Коллекции, формировавшие историю музея // Собиратели, хранители, реставраторы. 3-й вып. СПб., 2005. С. 114.

6. Егорьевский историко-художественный музей // URL: http://egmuseum.ru/ pages/o-muzee/nagrady (дата обращения: 12.02.2016).

Е. С. Семилетникова, г. Москва


Комментировать


− 7 = два

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru