Музей семьи Цветаевых в Тарусе

Сергей Эфрон и Марина Цветаева. 1911г.

Сергей Эфрон и Марина Цветаева. 1911г.

9 марта 2013 года мы посетили Тарусу — маленький городок на Оке, поражающий своей красотой. На ул. Р.Люксембург (дом 30) находится музей семьи Цветаевых. В первую очередь хотелось посетить именно его.

Имя всемирно признанного поэта Марины Цветаевой неотъемлемо от Тарусы, которую ее дочь Ариадна Эфрон назвала «колыбелью творчества» мамы.

Марина Цветаева принадлежала к замечательной семье, занимающей особое место в нашей отечественной культуре. Она была дочерью основателя Музея изящных искусств (ныне Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина), всемирно известного ученого, профессора Ивана Владимировича Цветаева. Каждый из членов семьи Цветаевых в меру своего таланта, способностей и возможностей внес посильный вклад в русскую культуру.

Цветаевы долгие годы были связаны с Тарусой, каждый из них пронес любовь к здешним местам через всю жизнь. Их до сих пор считают первыми дачниками, ибо именно с них пошла мода на приезд в Тарусу москвичей на отдых в летнее время. Иван Владимирович и Мария Александровна Цветаевы приехали в Тарусу в 1891 году.

С ними были дети И. В. Цветаева от первого брака: восьмилетняя дочь Валерия и восьмимесячный сын Андрей. Первая жена Ивана Владимировича Варвара Дмитриевна — дочь знаменитого русского профессора-историка Д. И. Иловайского — умерла в 1890 году, спустя три недели после рождения сына.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Поэтому Иван Владимирович Цветаев через год после кончины любимой жены решает жениться, чтобы у его малолетних детей была мать. День 22 мая 1891 года был расписан по часам: 9.00 — венчание с Марией Александровной Мейн, 11.00 — свадебный завтрак для гостей, 12.30 — отъезд с семьей в Тарусу. Путь следования был таков: из Москвы с Курского вокзала поездом до станции Ивановской, затем переименованной в Тарусскую. Оттуда на тарантасе до Оки, которую переплывали на пароме. Далее по Тарусе на том же тарантасе. Впоследствии Цветаевы обычно так и добирались, иногда пользовались и другим маршрутом: поездом из Москвы до станции «Ока», оттуда пароходом до Тарусы.

Оказались Цветаевы в Тарусе благодаря двоюродной сестре Ивана Владимировича — Елене Александровне Добротворской (урожденной Цветаевой), пригласившей их туда. Она же вместе со своим мужем — тарусским земским врачом Иваном Зиновьевичем Добротворским помогла им устроиться с жильем. В то лето Цветаевы жили под Тарусой, в Игнатовском, в доме инженера Перцова, бывшем имении Бутурлиных, а еще ранее — Нарышкиных. Игнатовское им понравилось. С большой теплотой вспоминала о пребывании там Валерия Цветаева спустя 70 лет в своих «Записках». Но собственного экипажа не было, ходить пешком в город довольно далеко, дети маленькие. Не дай Бог что случится — больница далеко. А решение обосноваться в тарусских местах надолго и прочно, судя по всему, было принято Цветаевыми уже тогда.

И в следующем, 1892 году, то есть в год рождения Марины Цветаевой, они сняли в долгосрочную аренду городскую дачу «Песочное» на берегу Оки. Приезжать туда стали с лета 1893 года уже с малолетней Мариной. Таким образом, Марину Цветаеву начали привозить в Тарусу с грудного возраста, когда ей еще не исполнилось года. С младенческого возраста связана с Тарусой и ее младшая сестра Анастасия — будущая писательница и мемуаристка.

В «Песочном» Муся и Ася (так называли Марину и Анастасию домашние) жили в верхней части дома, в мезонине. Когда были маленькими — в общей детской, а когда стали старше — у каждой была своя отдельная комнатка, «светелка». Светелки были абсолютно одинаковые, чтобы девочки не ссорились, будто у кого-то окажется что-то лучше. Возле дома И.В. Цветаев посадил четыре орешника в честь всех своих детей и три ели в честь дочерей. Ели воспринимались как символ женственности. У каждой из сестер Цветаевых была своя ель. В 1941 году произошла почти мистичеекая история. Сразу после гибели Марины Ивановны Цветаевой в Елабуге засохла ее ель в Тарусе. Эта история легла в основу рассказа Анастасии Цветаевой «Елка».

Любимейшим местом для прогулок у Цветаевых была находившаяся недалеко от дачи Почуевская долина, которую они прозвали Долиной Грез. Анастасия Цветаева в своей книге «Воспоминания» написала: «Полноценнее, счастливее детства, чем наше в Тарусе, я не знаю и не могу вообразить».

Цветаевы безмерно полюбили саму Тарусу, полюбили они и дачу «Песочное». Арендовали они дачу по 1910 год включительно. Отдыхали на ней всей семьей каждое лето, за исключением 1903 -1905 годов. Мария Александровна с дочерьми Мариной и Асей находилась тогда сначала за границей, а затем в Ялте. Лечилась она там от чахотки.

Летом 1903 года на даче «Песочное» жил со своей семьей профессор Дмитрий Владимирович Цветаев, родной брат Ивана Владимировича. Иван Владимирович с дочерью Валерией приехали в Тарусу в конце лета 1903 года, возвратившись из Италии.

В 1905 году на цветаевской даче по приглашению Ивана Владимировича жил известный русский художник Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов со своей семьей.

Валерия и Андрей Цветаевы в 1904—1905 годах приезжали летом в Тарусу, но жили не в «Песочном», а у Добротворских.

В начале лета 1906 года наконец вся семья собралась на даче в Тарусе в полном составе. Туда привезли из Ялты Марину, Асю и их маму Марию Александровну Цветаеву, для которой этот приезд в Тарусу оказался последним. Она умерла на тарусской даче 5 июля, отпевали ее в тарусской Воскресенской церкви. Хоронить отвезли в Москву. Печальные события того лета нашли отражение в очерке Марины Цветаевой «Мать и музыка», вошедшем в ее автобиографическую прозу, и подробно описаны в книге Анастасии Цветаевой «Воспоминания».

Дом «Тьо» был куплен в 1898—1899 годах дедом Марины Цветаевой по материнской линии Александром Даниловичем Меином. После его смерти в тарусском доме прожила последние 20 лет своей жизни его вторая жена, которую малолетние Марина и Ася Цветаевы прозвали «Тьо». Не будучи им родной бабушкой, Сусанна Давыдовна Мейн просила называть ее тетей. Но так как она была иностранкой — уроженкой Швейцарии — и очень плохо говорила по-русски, то это слово не могла выговорить и вместо «тетя» говорила «тьо». Прозвище «Тьо» перешло и на дом, находившийся на пересечении улицы Кладбищенской (ныне Розы Люксембург) с улицей Огородной (ныне Пионерской).

В1903 году Сусанна Давыдовна построила специально для Цветаевых соседний дом на улице Огородной, который официально принадлежал ей. Она назвала его гостевым флигелем. Он соединялся с домом «Тьо» общими воротами. В гостевом флигеле в 1903—1912 годы жил во время приездов в Тарусу зимой, весной и осенью Иван Владимирович Цветаев. Особенно он любил бывать здесь в рождественские дни. Почти каждый Новый год он встречал в Тарусе. Об этом свидетельствуют его письма, датированные 30, 31 декабря и I января (хранятся в Архиве ГМИИ им. А. С. Пушкина). У него сложилась традиция осмысливать и подводить итоги прожитого года в письмах, написанных «вдали от суеты», в Тарусе.

Тарусские письма И. В, Цветаева заметно отличаются от его писем из других городов. Они обычно более объемны, лиричны и задушевны. Хочется привести в качестве примера проникновенные строки из одного тарусского письма Цветаева к Нечаеву-Мальцеву (16.04.1905 г. Пасха): «Пройдет еще час — и суетные места огласятся праздничным звоном, темная ночь озарится пасхальным светом церквей и колоколен и начнется дивная, даже и в самых скромных весях, пасхальная служба. Сию минуту жизнь этого городка как бы замерла: улицы пусты и на них ни звука. Работы канувшего дня закончены, и всякий, на свой лад внутри дома, готовится на встречу великого момента и ждет первого удара церковного благовеста. В эти тихие мгновения Пасхальной ночи я переношусь мыслью и сердцем к вам — всем, искренно вспоминаю вас — всех, посылаю из этого захолустья мой почтительный и живейшей признательности исполненный привет».

Марина и Анастасия Цветаевы останавливались в «Доме Тьо» в 1907—1910 годах, когда бывали в Тарусе не летом, а в какое-либо другое время года. Марина Ивановна приезжала в этот дом еще летом 1912 года вместе с молодым мужем Сергеем Эфроном. Причем ночевали они не только в основном доме, но и в гостевом флигеле. Летней дачей «Песочное» они воспользоваться уже не могли, ибо семья Цветаевых в результате недоразумения с 1911 года лишилась аренды. (Кстати, в «Воспоминания» А. И. Цветаевой вкралась ошибка по поводу продажи дачи на торгах. Дом городом никогда не продавался.)

Последний раз в своей жизни Марина Цветаева побывала в Тарусе 27 лет спустя, в конце лета 1939 года, уже возвратившись из эмиграции. Приезжала она к профессору Зое Михайловне Цветковой всего лишь на сутки.

Таруса имела важное значение в формировании Марины Цветаевой как русского поэта. Она была для нее не только местом отдыха, но и источником вдохновения. Марина Ивановна посвятила любимому ею городу много произведений как поэтических, так и прозаических. Наиболее известные ее произведения, связанные с Тарусой: «Лесное царство», «Паром», «В сумерках», «Приезд», «Мама на даче», «Новолуние», «Молитва», «Нине», «Волшебство немецких феерий…», «Ах, золотые деньки…», «Все у Боженьки сердце. Для Бога…», «Бежит тропинка с бугорка…», «В светлом платьице давно знакомом…», «Осень в Тарусе», «Над синевою подмосковных рощ…», «Родина», «Музей Александра Ш», «Хлыстовки» (Кирилловны), «Мать и музыка», «Пленный дух», «Черт», «Мой Пушкин» и др.

Стихи о Тарусе, рожденные в Тарусе или вдохновленные Тарусой, она включила в свои первые сборники «Вечерний альбом» 1910 года и «Волшебный фонарь» 1912 года. Следует добавить, что тарусские стихи в основном написаны Цветаевой в 16—20 лет. Тарусская проза создавалась ею в эмиграции в 1930-е годы, когда она не была уже в Тарусе более 20 лет. Воспоминания о любимых местах скрашивали ее жизнь на чужбине, и ностальгия по России у нее преломлялась через Тарусу.

Но если по дороге — куст

Встает, особенно рябина…

О Тарусе упоминается в ряде произведений Анастасии Цветаевой, и особенно много написано в ее известной книге «Воспоминания». Анастасия Ивановна после 1910 года приезжала в Тарусу в 1912 году и 1926 году. В 1937 году в Тарусе А.И. Цветаеву арестовали вместе с ее сыном Андреем Борисовичем Трухачевым. Через 22 года, после всех злоключений в сталинских лагерях, выпавших на ее долю, и уже будучи реабилитированной, с 1959 года Анастасия Ивановна возобновила приезды в Тарусу.

Приезжала сюда регулярно по 1975 год включительно: каждое лето в 1959—1967 годы вместе с внучкой Ритой, в 1968—1969 годы с обеими внучками Ритой и Олей, а с 1970 года — одна. Жила в основном у своей близкой подруги Зои Цветковой, иногда у старшей единокровной сестры Валерии. В 1975 году была не летом, а в сентябре: приезжала вместе с сыном Андреем, внучкой Ольгой и хорошими знакомыми проведать могилы племянницы Ариадны Эфрон и сестры Валерии Цветаевой. Андрей в этом же году приехал в Тарусу еще ранее, в июле, вместе со своей женой Ниной Андреевной на похороны Ариадны Сергеевны Эфрон. Андрей Борисович стал изредка наезжать в Тарусу. Последний раз был здесь в 1991 году на традиционном Цветаевском празднике, приехав сюда вместе с дочерью Ольгой и внуками Андреем и Григорием. Внучка Анастасии Ивановны Цветаевой, Ольга Андреевна Труха-чева, дружит с Тарусским музеем семьи Цветаевых, периодически приезжает с мужем и детьми в музей и на Цветаевские праздники.

Валерия Ивановна Цветаева — единокровная сестра Марины и Анастасии Цветаевых была связана с Тарусой в течение 75 лет. Она прожила интересную жизнь: учительствовала; организовала музей при женской гимназии Е. Б. Грановской в Москве; основала и руководила Государственными курсами «Искусство движения» и преподавала там танец и пластику по методике Айседоры Дункан; стояла у истоков Государственного училища циркового и эстрадного искусства; занималась искусствами (в старости говорила, что ей нужно было учиться не на Высших женских курсах, а в Строгановском училище) и т.д. В Тарусе Валерия Цветаева давала вокальные концерты в очередь с певицей Ниной Виноградовой; ставила спектакли как для детей, так и для взрослых, задействовав в них местных жителей; привозила своих учеников (танцоров, акробатов, гимнастов) и устраивала их выступления.

В 1932 году у них с мужем, Шевлягиным Сергеем Иасоновичем, появился в Тарусе участок, и они построили себе дом. В этот дом ежегодно Валерия Ивановна приезжала из Москвы, как правило, в апреле, а уезжала поздно, порой в ноябре — декабре. На своем участке она разводила редкие сорта цветов, которые состояли на учете в Ботаническом саду Академии наук. В Тарусе Валерия Ивановна поддерживала дружеские отношения с Ватагиными, Виноградовыми, Голейзовскими, доктором М. М. Мелентьевым. Умерла Валерия Цветаева в Тарусе в 1966 году и похоронена на старом городском кладбище вместе с мужем, который скончался за семь месяцев до нее.

После смерти Валерии Ивановны в ее тарусском доме жили, обычно в летнее время, Евгения Михайловна и Инна Андреевна — вдова и дочь Андрея Ивановича Цветаева — сына Ивана Владимировича Цветаева. Дом не сохранился. Сам Андрей Иванович в молодости использовал любую возможность, чтобы вырваться в Тарусу. Приезжал даже в разгар Гражданской войны. О его приездах в Тарусу позже никаких сведений пока не обнаружено. Андрей Иванович Цветаев по образованию был юристом, но работал художником-декоратором, искусствоведом, не имея никакого соответствующего образования. В 1920-е годы слыл хорошим специалистом по западноевропейской живописи и фарфору. Писал стихи. Был необычайно музыкально одарен. Умер в 43-летнем возрасте.

С Тарусой тесно связана жизнь дочери Марины Ивановны Цветаевой — Ариадны. Ариадна Сергеевна Эфрон — художница, поэт, переводчик. Авторизовано переводила поэзию с европейских и восточных языков. Разбирала архив матери и готовила ее произведения к печати. Ариадна Сергеевна приехала в Тарусу впервые в 1956 году по приглашению тетки Валерии Ивановны Цветаевой. Та уступила ей часть своего участка, на которой Ариадна Сергеевна вместе с подругой Адой Александровной Шкодиной-Федерольф построила себе дом на улице Дачной (ныне ул. Ефремова). Дом сохранился, но перестроен нынешними домовладельцами.

Ариадна Эфрон жила в Тарусе последние 19 лет своей жизни почти безвыездно. Она прожила трудную жизнь, пережила незаконные репрессии, потеряла всю свою семью и нашла в Тарусе приют своей душе. Ей здесь было хорошо. Ариадна Сергеевна Эфрон умерла в 1975 году и похоронена на старом городском кладбище Тарусы.

Ариадна Сергеевна приятельствовала в Тарусе с семьей Бондаренко. Дружила с Щербаковыми, Оттенами и др. Общалась с К. Г. Паустовским. У нее бывали Ольга Ивинская (прообраз Лары в «Докторе Живаго» Б. Пастернака), дочь Ивинской Ирина Емельянова (ныне профессор Сорбонны и литератор), Анна Саакянц (впоследствии известный цветаевед) и др.

Так как у Марины Цветаевой с Тарусой связано детство, отрочество и юность, естественно, что у нее здесь был весьма широкий круг общения. Ее друзья, как правило, были друзьями и младшей сестры Анастасии. Дружили сестры с разными детьми. Это были и дети, чьи родители составляли цвет тарусской интеллигенции, занимали солидное положение в обществе, и дети из самых простых семей. И.В. Цветаев был человеком демократичным в этом отношении и предоставлял дочерям полную свободу в выборе друзей. В числе их друзей были тарусяне Шпагины, Зябкины, Филипповы, сестры Михайловы, братья Успенские (их отец, священник Николай Михайлович Успенский, отпевал в Воскресенской церкви Марию Александровну Цветаеву), Варя Изачик, на смерть мамы которой Марина Цветаева написала стихотворение. Отец Вари — тарусский следователь Вениамин Борисович Изачик — был постоянным партнером Ивана Владимировича Цветаева по игре в шахматы.

Некоторым из своих друзей юная Марина посвящала свои стихи. Например, Клаве Макаренко, Шуре Михайловой, Нине Виноградовой и др. Анатолий Виноградов тоже дружил с сестрами Цветаевыми, особенно с Анастасией. На венчании Марины Цветаевой с Сергеем Эфроном Анатолий был поручителем от невесты, выражаясь современным языком, ее свидетелем.

Как в Тарусе, так и в Москве дружила Марина с Костей и Катей Некрасовыми — детьми профессора математики Павла Алексеевича Некрасова, бывшего в ту пору ректором Московского университета. Он был близким другом Ивана Владимировича Цветаева, и благодаря ему Некрасовы обосновались в Тарусе как дачники. Их дом, как и Виноградовых, сохранился. Цветаевы общались здесь с профессором медицины Г. Брауном — владельцем имения Воронцово, с семьей знаменитого художника В.Д. Поленова, жившего на противоположном берегу Оки и навещавшего Цветаевых на тарусской даче «Песочное».

В Тарусе есть несколько памятных цветаевских мест. Помимо сохранившихся домов, связанных с Цветаевыми, — это уже ставший широко известным Камень памяти Марины Цветаевой, в народе его часто называют просто Цветаевский Камень. Он установлен в 1988 году на берегу Оки. Так было исполнено завещание Марины Цветаевой, которое прозвучало в ее очерке «Хлыстовки» («Кирилловны»): «Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уже нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу поставили, с тарусской каменоломни камень:

Здесь хотела бы лежать МАРИНА ЦВЕТАЕВА

Париж, май 1934.

В 2006 году в Тарусе в рамках юбилейного XX Цветаевского праздника был установлен памятник Марине Цветаевой (скульптор В. Соскиев, архитектор Б. Мессерер). Это третий по счету памятник Цветаевой в России, но первый — в полный рост. Стоит он в сквере на берегу Оки, за собором Петра и Павла. В Тарусе есть улица имени Марины Цветаевой. И хотя так названа была улица в новом микрорайоне, а не в местах пребывания Цветаевой в Тарусе, тем не менее это была тогда первая улица ее имени в мире.

Особым памятным цветаевским местом является Тарусский музей семьи Цветаевых. Он был открыт накануне 100-летия Марины Ивановны Цветаевой, 4 октября 1992 года. Ныне музей уже известен не только за пределами Калужской области, но и за пределами нашей страны. Он является филиалом Калужского областного краеведческого музея. Располагается в восстановленном «Доме Тьо». Не так давно музею был передан соседний дом; подлинный мемориальный «гостевой флигель», который теперь все по праву называют цветаевским флигелем. Еще предстоит капитальный ремонт этого дома, после чего музей будет размещаться в двух зданиях.

В экспозиции музея представлены материалы, посвященные Марине Цветаевой и всей ее семье. Среди мемориальных экспонатов музея — мебель из московского дома в Трехпрудном переулке, в котором родилась Марина Ивановна, предметы, принадлежавшие ей, ее близким и родным, тарусским родственникам и друзьям. Недавно фонды музея пополнили предметы мебели с цветаевской дачи «Песочное». Они подарены нашему музею В. О. Шмидтом и Т. С. Фроловой. Целый ряд предметов из тарусского цветаевского флигеля, в том числе и шляпную коробку Марины Цветаевой, подарил бывший владелец этого здания Н. П. Чибисов. Неоценим дар Беллы Ахмадулиной — автограф Марины Цветаевой на сборнике стихов «Ремесло».

Мемориальные цветаевские предметы дарили Тарусскому музею семьи Цветаевых: А. И. Цветаева и ее внучка О. А. Трухачева, А, А. Саакянц, Е. П. Утенкова-Морозова, Т. В. Щербакова, Г. С. Торхова, В. Г. и М. В. Копецкие, семья Левицких, С, М. Мосин, Н. А. и В. П. Голышевы, И. М. Невзорова, Е. Я. Суровцевидр. В дар музею передали предметы, принадлежавшие не Цветаевым, а их друзьям: Рыбаковы, Антоновы, Ершовы, Ю. В. Нахров, Н. А. Виноградова, С. Я. Гумилевская и др.

Невозможно в рамках этой статьи перечислить всех дарителей музея, упомянуты только те, кто преподнес в дар мемориальные предметы. Но нам дороги все дарители. Низкий им всем поклон и великая благодарность! Каждый дар вносит вклад в формирование фондов музея. Ежегодно мы благодарим наших дарителей через таруескую газету «Октябрь». У некоторых даров очень интересные истории. Но это тема отдельного разговора.

Музей семьи Цветаевых активно занимается культурно-просветительной деятельностью. Назову только некоторые формы работы из того, что проводит музей: Цветаевские детские фестивали-конкурсы, тематические занятия со школьниками, литературно-музыкальные гостиные. С 1987 года в Тарусе проводятся Цветаевские праздники. Цветаевские костры — составная часть нынешних Цветаевских праздников — проводятся с 1986 года. В таких музейных мероприятиях, как Цветаевские праздники и литературно-музыкальные гостиные, принимали участие: Белла Ахмадулина, Борис Мессерер, Сергей Никитин, Марина Тарковская, Александр Гордон, Маргарита Терехова, Людмила Иванова, Наталья Журавлева, Елена Камбурова, Тамара Дегтярева, Татьяна Конюхова, Наталья Кочетова, Ольга Фомичева, Евгения Крегжде, Инна Разумихина и многие другие.

Музей семьи Цветаевых постоянно занимается научно-исследовательской работой. Музеем 1 раз в 2 года проводятся Цветаевские научные чтения, издаются сборники научных докладов и сообщений.

Цветаевы и Таруса — понятия неразделимые. Интерес к ним не только не угасает, а с течением времени все более растет.


Комментировать


пять + = 13

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru