Нас вернули из небытия

На встрече с курсантами БССШМ

На встрече с курсантами БССШМ

«…Уже в первые дни вблизи расположения нашей команды велась интенсивная стрельба. Отбивались в основном своими силами. К нам подошла помощь из 20 царандоевцев – работников местной милиции. Но эти «товарищи» не произвели ни одного выстрела по нападавшим…»

– Во второй половине 1980 года меня, тогда заместителя начальника отдела политико-воспитательной работы УВД Брянского облисполкома, включили в состав группы работников милиции для направления в Афганистан. Что там должны делать, в качестве кого будем – неизвестно.

Ждём. И вот поступила телеграмма: прибыть в Ташкент. Вечером нас пригласил заместитель начальника УВД Г.А.Щелкунов – живая легенда среди работников милиции. Участник парада 1941 года на Красной площади, в 17 лет ставший бойцом отдельной мотострелковой
бригады особого назначения, в которую входили чекисты, а также известные спортсмены.

Глеб Андреевич (увы, он недавно скончался) пользовался громадным авторитетом среди работников милиции. Его напутствие для нас было очень значимым.

…Когда летели в Ташкент, каждый, конечно, думал о семье, о том, что же нас ожидает впереди. Мне вспомнился отец-фронтовик. Его ранило в бою и на санитарном поезде везли в тыл. И надо же такому случиться – эшелон разбомбили немецкие самолеты… Похоронили русского солдата Василия Ивановича Кашликова в Эстонии, далеко от своей мглинской Конопаковки.

Мама моя, Мария Федоровна, учительница. Пошел по ее стопам. Окончил Суражское педучилище, преподавал в Мякишевской школе Выгоничского района. Затем работал в райкоме комсомола. Окончил заочно юридический институт и направили служить в милицию. Был
замначальника Советского райотдела, назначили заместителем начальника отдела в УВД. Бывал не однажды в командировках, но в такой – впервые.

…Со всех концов в Ташкентскую школу милиции прибыли сотрудники, из которых и был сформирован отряд специального назначения «Кобальт-2». Мы должны были сменить отряд «Кобальт-1», уже отработавший на территории Афганистана.

Наш отряд состоял из группы управления (место дислокации город Кабул) и девяти команд, каждая численностью примерно 50-60 человек. Командир отряда – полковник милиции В.Ф.Комарь из Москвы. Каждой команде уже в Ташкенте была определена зона действия – две-три провинции. Меня назначили заместителем начальника команды, местом дислокации которой определили город Герат и прилегающие к нему провинции.

Герат-старинный восточный город. Его камни помнят Александра Македонского, здесь находится чудо Востока – одна из красивейших мечетей, здесь, как в песне, «с ишаком своим верным ходил старый насмешник-Ходжа Насреддин». Город оказался центром оппозиционного движения не только в прилегающей «зеленой зоне», но и на всем западе страны.

Надо было вплотную заниматься основной задачей. Ко времени прибытия нашей команды под контролем правительственных сил было всего несколько улиц.

С первых же дней включились в так называемые «чистки». Часть города или соседний кишлак окружали войсками. За пределы оцепления выводились женщины, старики, дети, а всех остальных проверяли с участием «наводчиков», которые находились внутри БТР и, глядя в смотровые щели, указывали на участников банд. Если такая операция проводилась в самом Герате, то опознание, «фильтрацию» вели, как правило, на городском стадионе.

…Уже в первые дни вблизи расположения нашей команды вечерами велась интенсивная стрельба. Отбивались в основном своими силами. Судите сами, когда началась перестрелка, к нам подошла помощь из 20 царандоевцев – работников местной милиции. Но эти «товарищи» не произвели ни одного выстрела по нападавшим. Понимая, что советские войска и мы, советники, в Афганистане временно, они на словах поддерживали народно-демократическую власть и в то же время сохраняли связи с оппозицией, душманами…

Участие оперативного состава команды в боевых операциях было обусловлено тем, что на них возлагалась обязанность доразведки оперативной обстановки, подготовка проводников, наводчиков, опознавателей. А также приходилось руководить действиями сотрудников оперативных отделов царандоя, заниматься расширением сети негласных сотрудников в кишлаках.

Как это ни горько, теряли мы боевых друзей. Первым в отряде погиб в августе 1981-го майор милиции Николай Алексеевич Лычагин, посмертно удостоенный ордена Красного Знамени. Николай из Горьковской области.

Так вышло, что «груз-200», тело друга, довелось везти мне. В самолете было 14 гробов – ребята из Ургенча, Перми, Ижевска, Самарканда… Не дай бог пережить то, что довелось тогда мне. Хоронили Колю в его родном поселке Красная Вача. До сих пор помнится, как кричала его жена…

Еще перед отправкой тела Николая начальство разрешило мне, если получится, конечно, «заскочить» домой в Брянск. Но поездом добираться долго, а билетов на самолет не было. И тут неожиданно по-везло. Меня взял на борт ЯК-40, прямо в кабину, Иван Андреевич Кашин, мой земляк, Герой Советского Союза. Он получил звание, если кто не знает, в 1973 году, проявив отвагу и самоотверженность в ситуации, когда группа вооруженных молодых оболтусов захватила 2 ноября его самолет. Они требовали выкуп в полтора миллиона долларов и беспрепятственного вылета в Америку.

Кстати, при штурме отличился еще один наш земляк, он из Навли, старший лейтенант милиции Александр Иванович Попрядухин. Ему, руководителю группы захвата, тоже присвоили звание Героя…

…Перед окончанием командировки меня перевели в Фарах. Задача №1 – оказание нашим войскам разведподдержки перед началом операций.

Через горнило Афганской войны прошли более 120 работников УВД области. У многих боевые награды, полученные за мужество и отвагу. Лично для меня особо памятна та, которую получил после возвращения из Афганистана. В конце 1982 года в Управлении на мое имя был получен от Президента ДРА Бабрака Кармаля орден «Звезда».

Избегаю встреч с журналистами. Зачем? Сначала на упоминание о нас наложили табу. Потом в адрес «афганцев» пошли плевки в средствах массовой инфомации, да и на других уровнях… А я хочу привести слова генерала Б.В.Громова из его книги «Ограниченный контингент»: «Наверное, правду об афганской войне и о мужестве советских солдат никто, кроме воевавших там, так и не расскажет…»

Очень хорошо помнится первая встреча «кобальтовцев» в Москве. В первый день выступили министр внутренних дел РФ Борис Вячеславович Грызлов, зам.министра генерал-полковник Иван Иванович Голубев, ранее служивший в «Кобальте-1» в Фарахе, президент Ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России, тоже «афганец», генерал-лейтенант в отставке Виталий Борисович Турбин, бывшие командиры спецподразделения и другие его ветераны. Участников встречи наградили медалью «За боевое содружество».

Мы побывали в музее истории Вооруженных Сил, что на Поклонной горе, в музее истории МВД России, возложили цветы к памятнику сотрудникам органов внутренних дел и внутренних войск России, погибших при исполнении служебных обязанностей.

Вместе с цветами, те, кто курил, клали к подножию памятника по две сигареты. Это давняя традиция воинов-афганцев. Ведь ушли в бессмертие замечательные люди, успевшие многое сделать в этой жизни, не долюбив, не докурив последней сигареты…


Комментировать


восемь × = 56

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru