На пути к многоязычному киберпространству

А все-таки она вертится!

А все-таки она вертится!

Сегодня мы наблюдаем прямо противоположные явления: с одной стороны, экспоненциальный демографический рост, а с другой – интенсивное сокращение числа носителей большинства мировых языков и, следовательно, постепенное исчезновение этих языков. Мы ежедневно получаем тревожные данные о языках, стоящих на грани исчезновения, и еще до конца нашего века они составят от 50 до 80% от общего числа языков планеты. Перспективы выглядят еще более пугающими, если учитывать неоднородность распределения: 94% населения земного шара говорит всего на 70 языках, и лишь 6% – на остальных 7000 языков. Но и это не все: эти 6% проживают в основном в экономически менее развитых странах или регионах, что делает оказание помощи данным языкам еще более проблематичным.

Поскольку использование этих языков ограничено общением в пределах семьи или местной общины, они остаются вне поля зрения макрополитики, направленной на сохранение и развитие языков. Фактически языки, которые не используются в таких сферах, как образование, здравоохранение, административная деятельность, СМИ и в особенности Интернет, уступают в престижности для членов сообщества другим, более заметным языкам, и возрастает опасность того, что носители откажутся от их использования. Таким образом, соотношение числа носителей языков и количества разговорных языков можно представить как две противоположно направленные пирамиды.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

На вершине языковой пирамиды мы видим всего 10 языков, для каждого из которых число носителей превышает 100 млн человек. На втором уровне – 75 языков, на которых говорят от 10 до 100 млн человек. На третьем уровне находятся 270 языков, используемых от 1 до 10 млн человек. Для 900 языков число носителей составляет от 100 тыс. до 1 млн человек, и, наконец, для 5700 языков этот показатель оказывается меньше 100 тыс. человек.

Вплоть до начала прошлого века многие языки, которые сегодня относятся к числу вымирающих, демонстрировали довольно высокую жизнеспособность. Достаточно посмотреть на ситуацию с региональными европейскими языками (для которых есть более точная демографическая и лингвистическая статистика). Даже не имея официального статуса, эти языки демонстрировали огромную динамичность, находясь в использовании в основном на территории своего происхождения. На сегодняшний день практически все они потеряли до 90% носителей, и многие находятся под угрозой исчезновения. Политика перевода на буквенное письмо на официальных или государственных языках; всеобщий доступ к средствам информации (печатной прессе, радио, телевидению и пр.), которые выходят преимущественно на наиболее распространенных языках; войны, переселения, иммиграция, урбанизация и другие факторы, имеющие отношение к глобализации, привели к снижению числа носителей большинства языков нашей планеты, а главное – к сокращению сферы их использования до эмоционального и личного общения, что благоприятствует использованию ограниченного количества языков международного общения.

Гегемония английского языка на Западе (и в отдельных странах Востока) значительно усугубила ситуацию не только для региональных, но и для более широко распространенных языков. Рынок печатной продукции демонстрирует верховенство немногочисленной группы языков над всеми остальными. Особенно ярко оно проявляется в таких областях специальной коммуникации, как научная и техническая информация, промышленные патенты, дипломатия и роль международных организаций, переводы литературных или научных текстов, а также множество других сфер, для которых данные по использованию большинства мировых языков отсутствуют и постоянно подкрепляется преобладание практически единственного языка – английского. Конечный результат такого положения дел проявляется в одной из самых активно функционирующих коммерческих областей – преподавании иностранных языков, чистый доход от которого поступает небольшой группе участников.

В начале своего существования Интернет усилил эту тенденцию, особенно в самой видимой своей части, т.е. во Всемирной паутине. После практически абсолютного верховенства английского языка в Интернете в 90-е гг. ХХ в. мы стали свидетелями значительной эволюции в использовании западноевропейских языков, использующих латиницу, а также японского языка (по причине активного участия Японии в создании новых технологий). Следует отметить, что такие языки, как датский, голландский и даже исландский могут похвастать гораздо более высокой представленностью в Интернете, нежели большинство языков других континентов (Америки, Африки, Азии и Океании), для которых число носителей существенно выше (за исключением вышеназванного японского языка). Только в начале XXI в. мы стали замечать, что другие языки – региональные европейские, южноамериканские, африканские и в еще большей степени азиатские – стали приобретать большее значение, сокращая долю английского, а после 2005 г. также основных европейских языков и японского – после периода постоянного развития и преодоления отставания от английского их присутствие в процентном отношении начало сокращаться под напором азиатских языков, таких как китайский и корейский, арабского и других не менее важные языки. Сегодня можно сказать, что во Всемирной паутине больше нет гегемонии какого-то одного языка. Похоже, что Вселенная Интернета отражает даже демографические особенности населения, имеющего доступ к Сети, по крайней мере в части языков, имеющих официальный статус. Английский и севернокитайский – самые распространенные языки мира.

Согласно статистическим данным, полученным из разных секторов киберпространства по методике Даниэля Пимиенты (Daniel Pimienta) и автора данных строк, английским пользуется 30% населения земного шара, а севернокитайским – 15%. Эти результаты подтверждены последними исследованиями, проведенными Всемирной сетью в поддержку языкового разнообразия MAAYA по поручению Международной организации франкофонии (Organisation internationale de la Francophonie). Среди многих изученных нами ресурсов следует отметить Википедию как потрясающее проявление лингвистических тенденций. Несмотря на то, что ее нельзя считать достоверным отражением сложной реальности киберпространства, она подтверждает тенденцию к возрождению языков в сфере специальных коммуникаций: в известной сетевой энциклопедии представлено немногим более 300 языков, причем она создана не по решению сверху, а в силу насущной необходимости как инструмент, который используется и редактируется обычными людьми.

В этой статье мы приводим некоторые статистические данные, на которых основаны наши прогнозы. Однако не следует забывать, что большая часть этих данных должна сопровождаться оговорками, поскольку мы не можем, как раньше, рассчитывать на полную достоверность глобальной статистики по реальному присутствию языков в киберпространстве. Немногочисленные проекты по вебометрическому анализу языков, которые могли бы правдиво отобразить реальное положение дел, наталкиваются

сегодня на определенные ограничения при прогнозировании. Причин для этого несколько, но основные вызваны непропорциональным расширением масштабов киберпространства. С этой проблемой сталкиваются и поисковые машины (Google, Bing, Yahoo, Baidu и пр.), которые, по имеющейся информации, индексируют не более 5% видимой части Всемирной паутины.

Из 625 млн доменов, зарегистрированных к ноябрю 2012 г., лишь около 1/3 соответствует действующим и оригинальным веб-сайтам, а достоверная статистика относительно контента может быть получена по 5–10% всех сайтов. Более того, лингвистические исследования, результатам которых можно доверять, охватывают не более 1 млн наиболее часто посещаемых сайтов и в силу этого не отражают содержание всего многообразия ресурсов и могут привести к неверным выводам по ряду причин коммерческого характера.

Таким образом, для получения цифр даже приблизительных и далеко не точных, но охватывающих максимально большое число сайтов, надо изменить подход: сервисы и пространства, являющиеся объектом многочисленных специальных коммерческих и научных исследований, следует изучать не методом систематического сканирования, как это делалось раньше, а по секторам. Именно такая методика и в особенности появление Веб 2.0 (т.е. более неформального контента) позволили нам доказать, что в 2013 г. мы приблизились к киберпространству, которое в большей степени демонстрирует, какие группы населения имеют доступ в Интернет, даже если половина населения планеты вообще в нем не представлена.

Последние полученные статистические данные по расширению доступа населения к Интернету вселяют в нас некоторую надежду относительно будущего языков в киберпространстве, т.к. многие языки, ранее практически отсутствовавшие в Сети (тагальский, хинди, суахили, польский, персидский, индонезийский и др.), расширяют свое присутствие благодаря более глубокому проникновению Интернета. Обнадеживает и тот факт, что наибольший рост (пусть даже просто в результате установления запоздалого равновесия в доступе к Глобальной сети) демонстрируют Африка, Латинская Америка и Азия, т.е. континенты, в которых уровень языкового разнообразия намного выше, чем в Европе или Северной Америке. Есть и другой повод для оптимизма. Хотя на протяжении десятилетий предпочтение отдавалось универсальному языку коммуникаций или лингва франка, в сфере международной политики и даже в коммерции растет осознание того, что обращаться к населению любой страны лучше всего на его родном языке. Это становится стимулом для создания большого числа многоязычных интернет-страниц.

Однако сколь бы обнадеживающи ни были эти факты, предстоит еще очень много сделать для того, чтобы киберпространство правдиво отражало все богатство языков нашей планеты. Более глубокий анализ Интернета показывает, что более-менее активным присутствием в нем могут похвастать не более 300–400 языков и даже для многих из них участие носит весьма ограниченный характер. Уровень проникновения Интернета обратно пропорционален языковому разнообразию мира. Фактически в регионах с большим количеством языков доступ в Интернет ограничен, и наоборот.

К этому следует добавить, что характерной особенностью современного общества является преобладание письменной культуры, следствием чего становится маргинализация сообществ, основанных на устных традициях. Несмотря на то, что аудиовизуальные ресурсы приобретают все большую популярность в Интернете, этого недостаточно, чтобы создать условия, благоприятные для расширения присутствия в Интернете бесписьменных культур. Таким образом, мы возвращаемся к схеме пирамид: вершину языковой пирамиды составляют языки, в наибольшей степени присутствующие в разных сферах киберпространства, а огромное основание (90–95%) – языки, изгнанные из цифровой культуры и представленные исключительно справочными материалами (т.е. сведениями о демографических аспектах или характеристиках) на ограниченном количестве специализированных сайтов. Более того, есть все основания утверждать, что только 10 языков в достаточной степени представлены в киберпространстве (т.е. носители могут найти всю интересующую их информацию на своем родном языке); потребности носителей примерно 60–80 языков удовлетворены частично; и, наконец, для остальных 400 существующих в Сети языков уровень представленности в смысле предоставления информации носителям нельзя счесть адекватным.

Подводя итоги, можно сказать, что наблюдавшаяся в конце XX в. склонность к использованию лингва франка благодаря демократизму Интернета была преодолена и заменена прогрессивной тенденцией многоязычного использования Интернета, хотя это и относится лишь к языкам, известным своими глубокими корнями и сильной позицией в обществе. Подавляющее большинство языков на нашей планете, имеющих самое ограниченное число носителей, практически не представлено в Интернете, и это может привести к их быстрому исчезновению в силу того, что они невидимы для планеты. В этом смысле киберпространство одновременно представляет опасность и обеспечивает определенное преимущество: благодаря простоте доступа носители языков могут использовать Интернет для продвижения своих языков и стимулирования их развития. MAAYA считает первоочередной задачей получение точных статистических данных по реальному использованию языков в Интернете, а также их развитие.

В полном соответствии с этим пониманием организация подготовила сборник «Net.Lang. Towards a multilingual cyberspace» (который издан на английском и французском и вскоре выйдет еще на двух языках), провела три международных симпозиума, посвященных многоязычию в киберпространстве, организовала Международный форум по многоязычию в Бамако и Всемирный конгресс по специализированному переводу,а также внесла свой вклад в проведение мероприятий в рамках Программы «Информация для всех» (IFAP), в частности I и II Международных конференций «Языковое и культурное многообразие в киберпространстве» в Якутске.

Даниель ПРАДО

Исполнительный секретарь Всемирной сети в поддержку языкового разнообразия MAAYA (Буэнос-Айрес, Аргентина)


Комментировать


один + = 9

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru