«Ненавистный союз» власти и бизнеса – ответ на вызовы современности

Стагнирующее состояние российской экономики, падение уровня жизни россиян стимулируют поиск политиками, бизнес-сообществом и учеными путей выхода из создавшегося положения.

Одним из подходов к решению данной проблемы является формирование новых отношений между властью и бизнесом, основанных не на противостоянии, не на получении превосходства одной стороны над другой, а на взаимодействии. Более того, взаимодействие видится не как решение властью и бизнесструктурами частных, или отдельных, задач, например, реализации того или иного социально-экономического проекта, а как выстраивание долговременных, заинтересованных отношений для удовлетворения интересов сторон.

В самом широком плане проблема взаимодействия власти и бизнеса лежит в первую очередь в плоскости выяснения места и роли государства, его органов власти в экономике страны.

Столкновения либеральных точек зрения, ориентированных на развитие рыночных отношений, и дирижизма или государственников, отстаивающих идеи повышения роли государства в экономике, имеют более чем вековую историю. Для России, вступившей в 1991 году на путь развития рыночной экономики, столкновение данных точек зрения стало не только научной проблемой, но и реальным превосходством на практике как одних, так и других взглядов. По весьма меткому выражению А.А. Яковлева, модель «захвата государства» бизнесом в 90-х годах на федеральном уровне затем сменилась на ничуть не более эффективной моделью неформального «подчинения бизнеса» государству1 . Сегодня можно констатировать, что ни та, ни другая модель не привела российское государство к росту экономики.

В связи с этим, по мнению автора, следует перейти от практики борьбы за превосходство одной стороны над другой к их конструктивному взаимодействию на базе теории заинтересованных сторон. Возможность данного подхода отмечал еще Дж. Гелбрейт, который писал, что «…в индустриальной системе граница между частной и государственной сферами компетенций неразличима и в значительной степени условна, а ненавистный союз между государственными и частными организациями нормален»2 . Иначе говоря, власть и рынок, органы государственного управления и бизнесструктуры могут и даже должны сосуществовать в рамках закона диалектики «единства и борьбы противоположностей». На данной точке зрения стоит и заведующий сектором института экономики РАН Воейков М.И., который пишет: «В современном мире мы можем наблюдать диалектический процесс симбиоза рынка и планирования. Когда рынок отступает или не справляется, освободившиеся ниши занимают определенные формы планирования.

Но в производстве, ориентированном на массового потребителя, полностью господствует рынок, планирование здесь может выполнять только косвенную роль. Так или иначе, но планирование и рынок в современном мире совмещаются, хотя и не без проблем»3 . Из сказанного видно, что государственные органы (власть) и бизнес-структуры в современных условиях России могли бы действовать если не вместе, то хотя бы согласовывая свои интересы. Такой подход к достижению симбиоза власти и рынка представляется возможным при отношении их друг к другу как заинтересованным сторонам, то есть сторонам, которые свои действия увязывали бы с тем, насколько они способствуют удовлетворению интересов друг друга. Одним из первых шагов в этом направлении должно стать повышение качества действия рыночных отношений. В этих целях необходим отход государства от «ручного», краткосрочного государственного управления и переход к практике выстраивания долгосрочной, стратегической экономической политики на основе взаимодействия с бизнесом в рамках концепции заинтересованных сторон. Подход к управлению и регулированию экономических отношений в стране и ее регионах на основе взаимоотношений власти и бизнеса в качестве заинтересованных сторон должен прийти на смену явно ущербному механизму, приведшего страну к спаду производства, стагнации, падению доходов семей и т.д. Нельзя в связи с этим не согласиться с А.В. Бузгалиным, который сложившиеся в настоящее время отношения между властью и рынком характеризует как «…смесь формально открытого рынка с феодальной иерархией, вассалитетом и теневым государственным управлением»1 .

Представляется, что именно перевод отношений между властью и бизнесом из административной, пронизанной коррупцией сферы в сферу отношений, построенных на принципах заинтересованных сторон или отношений стейкхолдеров, может существенным образом повысить качество разработки и реализации экономической политики страны. Сущность понятия заинтересованных сторон (стейкхолдеров) еще в 1984 году сформулировал Р.Е. Фриман, который к заинтересованным сторонам компании относит «любых индивидов, группу или организации, оказывающие существенное влияние на принимаемые фирмой решения и /или оказывающиеся под воздействием этих решений»2 . Исходя из данного определения, можно представить власть и бизнес как заинтересованные стороны, как партнеров, оказывающих влияние друг на друга и зависящих в достижении своих целей друг от друга. На это указывают и другие исследователи. Так, в статье А.Г. Зеленцова подчеркивается, что ключевыми принципами взаимодействия власти и бизнеса как заинтересованных сторон является учет интересов сторон, взаимозависимость, согласование действий в целях их паритетного удовлетворения и контроля за действиями противоположной стороны3 . Ю.Е. Благов и соавторы также отмечают, что власть и бизнес выступают по отношению друг к другу как первичные заинтересованные стороны4 .

Важнейшими предпосылками, способствующими развитию отношений между бизнесом и властью на принципах заинтересованных сторон, по мнению автора, являются следующие. Во-первых, к этому стороны побуждает процесс формирования принципиально нового типа материального производства, а именно – знаниеинтенсивного производства, основной чертой которого становится материальное производство, основанное на новых высоких технологиях и создающее знаниеинтенсивный продукт. Однако следует констатировать, что государственные и муниципальные служащие слабо ориентированы на экономику знаний, знания и информация, накопленные бизнесом, превосходят таковой уровень во властной среде, что фактически ставит власть в позу наблюдателя по отношению к бизнесу, которому приходится в одиночку вступать в эру знаниеемкой, неоиндустриальной экономики. Исследования, проведенные в Оренбургской области, показали, что чиновники плохо понимают существо бизнеса и предпринимательства в современных условиях. На это указал каждый четвертый из числа респондентов. Еще более 40% респондентов отметили отсутствие интереса органов власти к проблемам развития бизнеса. Но особую тревогу вызывает тот факт, что сами чиновники уверены, что они прекрасно представляют нужды и запросы современного бизнеса. Таким образом, налицо разрыв в коммуникационном процессе между бизнесом и властью.

Второй предпосылкой в развитии отношений между властью и бизнесом на новом уровне становится появление еще слабых, но уже организованных структур, которые в состоянии выступать от лица бизнеса с консолидированными мнениями и идеями. К ним следует отнести Торгово-промышленную палату РФ, Российский союз промышленников и предпринимателей, Деловую Россию, «ОПОРУ России». Данная предпосылка имеет существенное значение, поскольку непосредственно бизнесменам и предпринимателям фактически некогда заниматься проблемами отношений с властью.

И, наконец, еще одной предпосылкой является то, что бизнес в настоящее время не уверен в правильности действий власти при формировании ею экономической политики, а также и тем, что он отстранен от участия в данном процессе. Это стимулирует предпринимателей к контактам с властью, в которой они хотели бы видеть своего партнера или как минимум заинтересованную сторону. При этом исследования, проведенные автором совместно с органами местного самоуправления г. Оренбурга, показали, что для бизнес-структур региональные органы власти и органы местного самоуправления являются важнейшими «первичными» заинтересованными сторонами. См. рис. 11 . Обсуждение данных исследований в фокус-группах показало, что бизнес, не имея рычагов влияния на власть, дистанцируется от взаимодействия с ней. Кроме того, для бизнеса слишком велики транзакционные затраты, то есть затраты на выстраивание отношений.

Для разрешения данной проблемы представляется необходимым органам государственного управления и бизнес-структурам сформировать инфраструктуру взаимодействия. В первую очередь каждой из сторон необходимо создать организационные активы взаимодействия. К ним можно отнести: -адресные сайты; -наличие соответствующих подразделений или отдельных работников, отвечающих за контакты с заинтересованными сторонами;

-подготовка персонала на предмет овладения ими навыками взаимодействия, знаниями особенностей действий заинтересованных сторон и т.д. Важным элементом инфраструктуры взаимодействия власти и бизнеса должны стать постояннодействующие общественные объединения, комитеты и комиссии, семинары, «круглые столы», деятельность которых должна быть направлена в первую очередь не на механический контроль за чиновничеством, что практически невозможно сделать, а на формирование механизма согласования единого видения государственной (региональной) политики экономического развития на основе конвергенции плановых и коммерческих методов его регулирования.

Важно, тем не менее, подчеркнуть, что обращение к механизму взаимодействия власти и бизнеса на базе концепции заинтересованных сторон не должно быть актом административного подхода, быстро построенного по указке власти, а требует пошагового движения в выстраивании систематического диалога между властью и бизнесом. Основой данного механизма является не периодическое информирование власти бизнесом о своих проблемах, а в формировании постояннодействующих площадок, где власть и бизнес могли бы определять стратегические задачи, обсуждать изменения в законодательстве, направленные на повышение эффективности деятельности бизнес-структур, выделять приоритетные отрасли производства для поддержки их государством (регионами) и т.д. Таким образом, приверженность концепции заинтересованных сторон в отношениях власти и бизнеса направлена на снижение административного влияния власти, выстраивание паритетных отношений с бизнесом, включение его в систему формулирования основных позиций экономической политики на различных уровнях управления.

Весьма точно данные особенности характеризует Л.В. Сморгунов, который отмечает, что «государственное управление утрачивает прежние жесткость, детализированность и регламентированность; оно базируется скорее на горизонтальных, чем на вертикальных связях между правительственными органами, ассоциациями гражданского общества и бизнеса»1 . В качестве заключения В соответствии с изложенными соображениями представляется целесообразным обеспечить ориентацию власти и бизнеса на следование принципам концепции заинтересованных сторон, что устраняет границы между ними и создает новые схемы, структуры и площадки для развития их взаимодействия. Взаимоотношения власти и бизнеса как заинтересованных сторон обеспечивают их концентрацию на целостном представлении проблемы социально-экономического развития страны или региона, а не на отдельных проблемных вопросах, важных для тех или иных бизнес-структур или органов власти.

Предложенный подход способствует формированию особого порядка в отношениях между властью и бизнесом, выступающего не как механизм, обеспечивающий механическое соединение контролируемых отдельных частей (власти и бизнеса), а как нового и единого целого. В данной своей конфигурации обеспечивается совместная деятельность власти и бизнеса, направленная на адаптирование к неопределенности, признание ими того факта, что все решения могут быть только временными, привязанными к конкретным специфическим обстоятельствам.

Список использованной литературы 1. Благов Ю.Е., Кабалина В.И., Петрова-Савченко А.А., Соболев И.С. Создание ценности для бизнеса и общества: анализ корпоративной социальной деятельности российских компаний//Российский журнал менеджмента. 2015. Том 13. №2. 2. Бузгалин А.В. Материальное производство и креатосфера: пространство для дискуссии//Экономическое возрождение России. 2015. №4 (46).

3. Зеленцов А.Г. Власть и бизнес в системе заинтересованных сторон// Сегодня и завтра российской экономики. 2013. №58. 4. Сморгунов Л.В. В поисках управляемости: трансформация теории публичного управления в XXI веке//Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Выпуск 4. 2001.

Корниенко Виктор Иванович


Комментировать


три + = 8

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru