Новое в словаре пассажиров городского общественного траспорта | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Новое в словаре пассажиров городского общественного траспорта

В статье описываются неологизмы тематической группы «городской общественный транспорт», появление которых датируется периодом конца 90-х годов ХХ ― начала ХХI века. Новая лексика обозначает актуальные для пассажиров реалии и понятия транспортной повседневности (в основном Санкт-Петербурга), репрезентируемой в текстах как официального, так и неофициального дискурса. Ключевые слова: неологизм, официальный и неофициальный дискурс, словарь, лексикография, общественный транспорт.

Сфера пассажирского транспорта, как и любая другая сфера жизнедеятельности современного общества, служит источником новых слов и выражений. В статье рассматриваются «транспортные» неологизмы конца 90-х годов ХХ ― начала ХХI века. В качестве материала используются тексты, в которых нашла отражение главным образом транспортная жизнь Санкт-Петербурга. Два последних десятилетия ― это период реформирования отрасли, систематизации пассажирских перевозок и оптимизации деятельности перевозчиков в новых экономических условиях. Об изменениях в работе общественного транспорта, нововведениях в правилах проезда городская администрация и отраслевые предприятия сообщают в  официальных документах (приказы, постановления, распоряжения, положения), в  информационных и  рекламных объявлениях. Жителям и гостям Северной столицы о новостях рассказывают и СМИ.

В то же время транспортную повседневность активно обсуждают представители профессионального и пассажирского сообщества, о чем свидетельствуют интернет-записи в социальных сетях, блогах и на сайтах. Таким образом, лексические инновации извлечены из текстов, репрезентирующих противопоставленные по  типологическим особенностям дискурсы ― официальный и неофициальный. Обзор неологизмов осуществляется на основе идеографического подхода, что представляется закономерным при классификации тематического словаря ― в  нашем случае словаря пассажиров общественного транспорта. Вместе с тем дискурсивная деятельность не только формирует вокабуляр отрасли, но и воплощает характерные для этой отрасли коммуникативные практики. Следовательно, наблюдения над новой лексикой могут дополняться наблюдениями над особенностями дискурсивной деятельности тех, кто оказывает транспортные услуги, и тех, кто транспортными услугами пользуется.

Прежде всего, перемены затронули материально-техническое оснащение общественного транспорта. В  официальных текстах и  в  СМИ новшества обозначаются такими лексическими единицами, как низкопольный и  низкопольник (о  модификациях автобусов, трамваев, троллейбусов), двухкабинный (ср. однокабинный) или челночный (о модели трамвая, оснащенного кабинами с двух сторон; при необходимости движения в обратном направлении водитель переходит в кабину на противоположном конце), легкорельсовый, легкорельс, надземный экспресс (о  скоростном трамвае или поезде на  обособленной магистрали), электробус и электрический автобус (об автобусе, оснащенном аккумулятором), аквабус (о  виде транспорта и  транспортном средстве, осуществляющем перевозку пассажиров по речным магистралям), траволатор (о  горизонтальном эскалаторе в  метрополитене); названия автобусов различных марок: МАЗ, Волжанин, Нефаз (НефАЗ), Скания.

В речевой оборот вводятся номинации выделенная линия (о полосе дорожного полотна, выделенной для движения общественного транспорта), перехватывающая парковка. В неофициальной и  неформальной речи пассажиров и  работников отрасли встречаются инновации, отмечающие не  только изменения материально-технической части, но  и  особенности устройства общественного транспорта: трехсекционник (‘трехсекционный трамвай’), сочлененник (‘секционная модель’ автобуса, трамвая, троллейбуса; производное от  сочлененный); выделенка (то  же, что выделенная линия); наземка (о наземном транспорте; ср. подземка), наземный (в метонимическом употреблении типа наземная карточка), метрошный (в сочетании с турникет, билет, карта), жетоноприемник и жетонник (о турникетах в метро). В интернет-записях частотны номинации лиц, занятых трудовой деятельностью в  транспортной сфере: наземники (о  работниках наземного транспорта), метрошники (о работниках метрополитена), СКМщики (о работниках службы контроля метрополитена; от аббревиатуры СКМ), электротранспортники (о работниках троллейбусных и  трамвайных парков), маршрутники, маршрутчики (о  водителях маршрутных такси; то же, что маршруточники).

В функционировании наземно-подземного общественного транспорта многое определяют финансово-экономические факторы. Это наглядно демонстрируют номинации социальный и  коммерческий, употребление которых инициировано городской администрацией, законодательно закрепившей разграничение всех маршрутов на социальные и  коммерческие. Первые обслуживаются муниципальными предприятиями, предлагающими пассажирам и  льготные тарифы; вторые  ― частными перевозчиками, устанавливающими собственные тарифы, без  возможности льготного проезда. В  итоге выражения социальный транспорт и  коммерческий транспорт приобрели узкую смысловую специфику, поскольку если принимать во  внимание юридическую дефиницию коммерческой организации, деятельность которой нацелена на получение прибыли, то номинация коммерческий транспорт должна подразумевать всех действующих на  основе этой формы собственности перевозчиков, как частных, так и  муниципальных, а  номинация социальный транспорт вне узкого контекста может иметь такое же толкование, как и гипероним общественный транспорт. В 2001 году в Санкт-Петербурге начали вводить в обращение новый тип проездных документов на основе смарт-карт, что стало значимым для транспортной жизни города событием, отмеченным и большим количеством неологизмов. Известно, что первая смарт-карта была создана французским изобретателем Роландом Морено в 1974 году.

Смарт-карты со встроенным микропроцессором позволяют записывать и  обновлять разные по  типу сведения, обмениваться ими со  считывающим устройством (ридером) в контактном или бесконтактном режиме. В последнем случае карту при проведении операции достаточно поднести или приложить к устройству для считывания. Бесконтактные смарт-карты получили распространение в системе транспортного обслуживания в разных странах, в том числе в России. Термин восходит к  английской номинации smart card, где smart означает «умный, сообразительный», card ― «карта». По  сведениям в  Merriam-Webster’ Online Dictionary, первое известное употребление выражения smart card датируется 1980 годом. Регистрация и описание в отечественных лексикографических изданиях отражают особенности начального этапа вхождения слова в русский язык.

Впервые неологизм упоминается в виде smart-card в иллюстративном материале (датирован 1996 годом) в статье карта «Толкового словаря русского языка конца ХХ века»4. В переиздании появилась отдельная словарная статья смарт-карта, в  ней даны отсылка к  оригинальному обороту smart card, толкование ‘чиповая карта’ и цитаты 1997 и 1999 годов. Слово смарт-карта фиксируется в «Новом словаре иностранных слов» Е. Н. Захаренко, Л. Н. Комаровой, И. В. Нечаевой; часть smart переведена с английского языка как «резкий, быстрый». В словаре-справочнике по  материалам прессы и  литературы 90-х годов «Новые слова и  значения» статья, посвященная слову смарт-карта, отсутствует, но оно встречается в цитатах, в том числе в гибридном написании smartкарта. Иллюстрации словаря показывают: лексема появляется как минимум с  1995 года, первоначально в  специальных, а  затем в  массовых СМИ7. Следует заметить и интересный словообразовательный факт: сейчас аффиксоид смарт часто используется в обозначениях разного рода изделий и услуг за рубежом и в России (ср.: смартфон, смарт-квартира, смарт-часы).

В Санкт-Петербурге часто используют официальное терминологическое обозначение бесконтактная смарт-карта (первоначально также в виде смарткарта), сокращенно БСК. Кроме того, употребляются выражения бесконтактная электронная пластиковая карта (сокращенно БЭПК), транспортная карта, электронный билет, электронная карта, электронный кошелек; а также название вида единого проездного билета «Подорожник». Правила предусматривают раздельную оплату проездного билета и пластикового изделия с микропроцессором, записывающим сведения о  билете. Это условие предопределило терминологическое разграничение двух понятий ― ‘билет’ и  ‘пластиковое изделие со  встроенным микропроцессором’. В  настоящее время пластиковую карту принято обозначать сочетанием электронный носитель (аналогично номинациям визуальный носитель и  бумажный носитель при указании на  бумажный билет, составляющий пару магнитной или электронной карте).

В  официальных текстах выражение электронный носитель нередко употребляется с  лексемами оформляться, оформление, оформленный, восстанавливаться, восстановление. При этом конструкции могут демонстрировать нестандартную грамматическую сочетаемость, так как зависимый компонент ставится в  форму винительного падежа: билет оформлен на электронный носитель, билеты оформляются на  электронном носителе / электронный носитель, оформление билетов на  электронный носитель, оформление поездок на  его [билета] носитель, оформление именного электронного носителя; ресурс билета восстанавливается на  временный носитель, восстановление билета на временный носитель.

В функциональной характеристике электронного билета ключевым является понятие «ресурс». Как показывает анализ официальных текстов, широкие смысловые границы понятия обусловили вариантное употребление семантического неологизма ресурс (ср. стандартное употребление существительного в форме множественного числа: ресурсы): в одних случаях лексема выражает значение ‘количество поездок и/или срок действия билета’, в других ― ‘количество денежных средств на счете билета’. В некоторых текстах имеются экспликаторы, актуализирующие вариант толкования лексемы; например, зависимые слова: ресурс поездок, ресурс в размере стоимости поездки, ресурс исчисляется в рублях; пояснения: Проездной билет представляет собой носитель информации с закодированным на нем ресурсом проездного билета (количеством поездок и/ или сроком действия). Однако то или другое толкование может подразумеваться «по умолчанию» и не иметь контекстных подсказок (ср.: использование, запись ресурса; неиспользованный, оставшийся ресурс; ресурс записывается, обновляется, списывается, зачисляется). В этом случае высказывания затруднительно интерпретировать однозначно.

Описание процедур продажи и  проверки электронного билета выполняется с  помощью новых лексем, обозначающих действия людей и технических устройств, например: кодировать, кодирование, активировать, активация, активизировать, активизация, читать, чтение, читаемый, нечитаемый, считывать, считывание, списывать, блокировать, блокирование, блокировка. Часто используются возвратные глаголы: читаться, считываться, списываться, блокироваться; ср.: [информация проездного документа] читается устройствами контроля оплаты проезда (в распоряжении комитета по транспорту); Поездки при контроле кондуктором не  считываются (объявление в  салонах автобусов и трамваев). В официальных текстах возвратные глаголы вообще частотны, употребление же новых лексем объясняется их способностью выражать не только пассивное значение (аппарат блокируется кондуктором), но и квазипассивное значение (в терминологии В. И. Гавриловой8) при указании на  действия технических устройств либо операций самой карты (аппарат заблокировался, карта не читается). Внедрение новых билетов повлекло за  собой переоборудование инфраструктуры продажи, использования, контроля проездных документов и  появление задействованных в  этих процедурах технических устройств.

В  результате к  наименованиям терминал, считывающее устройство, устройство чтения, ридер, контроллер добавились устройство электронного контроля и валидатор; устройство визуализации проездных документов и  визуализатор; АППБ (сокращение от автомат по продаже проездных билетов). При оплате проезда с помощью электронного билета пассажиру следует иметь в виду, что может существовать промежуток времени, обычно несколько минут, когда действует запрет на повторное использование билета и  устройства электронного контроля не  срабатывают. Такое ограничение обозначается термином тайм-аут; его семантику эксплицирует контекст: 10-минутный тайм-аут, карта с тайм-аутом, действует тайм-аут входа. Обладатели электронных билетов осваивали сопутствующую терминологию и  вносили свой вклад в  «транспортный» словарь. Пассажиры могли обозначать билеты лексемами каталка, проезжалка, проезжальник (в том числе жетон), 10-поездочная карточка (на основе модели… — поездочный создаются и  другие производные); безлимитка (о  билете, дающем право на  неограниченное количество поездок). Карты, кроме льготных и  нельготных, именовались скидочными (если предусматривали скидки по  оплате проезда). Технические устройства получали лаконичные наименования, например: читалка (о  считывающем устройстве), пополнятель, пополнятор, пополнялка (о  технических устройствах или интернет-программах, с помощью которых пополнялся баланс проездного билета), проверятор (о техническом устройстве, сооб-

щающем сведения об электронном билете). При обозначении операций с картой или операций карты использовались глаголы писать, записывать, прошить, заряжать, чекать, банить, баниться, позаимствованные, наряду с лексемами болванка (о пластиковом изделии ― носителе), девайс (об электронных устройствах), из вокабуляра специалистов в компьютерной сфере. Собственные действия, в частности при регистрации электронного билета, пассажиры обозначали глаголами прислоняться, прикладываться, приложиться (к валидатору). Действия держателей карт и контролеров также выражались производными глаголами от наименования валидатор: валидарить, валидировать, валидироваться, валиднуть, свалидировать, провалидировать, завалиднуть. Водители и  кондукторы неформально могли делить пассажиров на бумажно и электронно обилеченных. Если пассажиры приобретали бумажные билеты за  наличные деньги, то  их  называли наличниками.

Продажа билетов водителями в отсутствие кондуктора получила у транспортников название самообилет (или самообилетка), а тех, кто осуществлял такого рода продажу, звали самообилетчиками. Обращает на себя внимание то, как одна и та же лексема по-разному интерпретируется в разные эпохи. Неологизм бескондукторный в 60-е годы ХХ века стал обозначением знаменательного этапа в самообслуживании пассажиров: в салонах автобусов, трамваев и троллейбусов были установлены аппараты-кассы с билетами, пассажиры опускали монеты и отрывали билеты, в случае же заблаговременного приобретения талона компостировали его при помощи специального устройства ― компостера. Лексема бескондукторный в  эпоху конца 90-х годов и  начала ХХI века ― это сообщение о том, что продажу билетов в автобусе или троллейбусе осуществляет водитель. Итак, обновление словаря пассажиров общественного транспорта представляет собой процесс, соединяющий лексические «усилия» двух сторон: одна официальная, ее субъекты институциональные ― организаторы и  исполнители перевозок, а  другая сторона ― неофициальная, неформальная, персональная, ее  субъектами являются и  пассажиры, и те, кто их обслуживает. Состав и функциональные характеристики инноваций обнаруживают существенные различия, если они рассматриваются с учетом дискурсивной принадлежности лексем.

Геккина Елена Николаевна


Комментировать


9 + девять =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru