Об опыте изучения разборных списков по Нижнему Новгороду 1630 г | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Об опыте изучения разборных списков по Нижнему Новгороду 1630 г

Московское государство; дворяне и дети боярские; военно-служилые корпорации; служилый «город»; землевладение; Нижний Новгород. Работа посвящена изучению обстоятельств составления разборных списков 1630 г. и десятни денежной раздачи 1631 г. по Нижнему Новгороду, а также реконструкции утраченной информации этих документов.

XVII столетие в истории России отмечено многочисленными войнами. Одной из них была Смоленская война 1632–1634 гг. Подготовка к ней началась еще 1630 г., когда были инициированы работы по проведению разбора служилых «городов» [2, с. 95-96]. Общерусские смотры уездных корпораций дворян и детей боярских, связанные с верстаниями и разборами, крайне интересны с точки зрения изучения провинциального дворянства, поскольку от этих мероприятий сохранилось больше документов, а их изучение позволяет получить определенных хронлогический срез состояния данной сословной группы. Нижегородская корпорация привлекает к себе внимание как с точки зрения своей роли в исторических процессах XVII в., так и с точки зрения обеспеченности источниками.

Недавно группой сотрудников РГАДА был опубликован значительный комплекс поместной и разрядной документации по Нижегородскому уезду первой четверти XVII в. [3]. В своих работах мы неоднократно обращались к этим документам как на страницах сборников «Миловских чтений», так и в других изданиях. Были выяснены численность, структура, фамильный состав, особенности служилого землевладения соответствующего периода 2 . Материалы Разрядного приказа в указанном сборнике заканчиваются десятней 1622 г., составленной в ходе первого общего разбора после Смуты. Следующим аналогичным мероприятием был указанный разбор 1630/31 г. Обращение к его материалам по Нижнему Новгороду – является следующим шагом в изучении данной корпорации. Разбор было решено проводить в Москве по «половинам», которыми, сменяя друг друга через лето, служили дворяне и дети боярские в полках.

Не позднее 19 июня 1630 г. боярин князь Ю.Я. Сулешев с дьяками Иваном Софоновым и Никитой Постниковым провели разбор первой половины ряда «городов», в том числе и Нижнего Новгорода. В августе они разобрали «другою» половину этих корпораций. В ходе данного разбора часть «городов», и Нижний Новгород в их числе, была переведена на новый порядок учета, в соответствии с их годностью к службе, – по статьям. Сохранился не полный разборный список первой половины нижегородской корпорации 1630 г. (датирован В.Н. Козляковым [2, с. 9597]). У документа отсутствует начальная часть с первой статьей и частью второй. Текст начинается с городовых детей боярских второй статьи с окладом в 350 четей3 . Разборный список «другой» половины сохранился полностью 4 . Автора известной монографии о служилом «городе» В.Н. Козлякова эти документы заинтересовали с точки зрения организации самого мероприятия, но подробно их анализировать он не стал. В появившемся десять лет спустя монографическом исследовании того же явления Т.А. Лаптевой, интересующие нас источники не затрагиваются [4].

Итак, материалы разбора по Нижнему Новгороду сохранились не полностью. Однако утраченный фрагмент с некоторой долей гипотетичности может быть реконструирован. Основой такой работы послужил один из так называемых алфавитов «старых» к десятням. Они были составлены в конце XVIII в. в Разрядно-Сенатском архиве и содержат отсылки на листы подлинных десятен. Такой алфавит был успешно нами использован для восстановления «темных» мест нижегородской десятни 1618 г. [6]. Сложность настоящей ситуации заключается в том, что алфавитов к разрядным спискам нет. Однако имеется алфавит к очень близкому им источнику. Дело в том, что после интересующего нас разбора была проведена раздача денежного жалованья, которую отразили десятни датируемые 1 сентября 1630 г. князя С.В. Прозоровского, дьяков Ивана Софонова и Василия Яковлева.

Основой послужили разборные списки боярина князя Сулешева [2, с. 98]. От этой десятни по Нижнему Новгороду сохранился алфавит, принадлежность которого именно к этому мероприятию определяется по дате (7139 г.) и указанию на скрепу дьяка Василия Яковлева5 . Алфавит позволяет восстановить полистовой порядок фамилий в исходном документе, но специфика источника состоит в следующем: во-первых, он не дает имен и отчеств, во-вторых, остается неизвестен порядок фамилий внутри одного листа десятни. Поэтому необходимо привлечение дополнительных источников. В таком качестве способны выступить Боярская книга 1627 г., содержащая список выборных дворян (высшего чина служилого «города») по Нижнему Новгороду и десятня предыдущего разбора 1622 г. [1]6 . Ввиду того, что алфавит все же составлен не к разборным спискам, а к другому документу, важно понять, насколько они схожи друг с другом и, соответственно, имеется ли возможность использовать один для восстановления другого. Здесь помогает Боярская книга. Благодаря ее хронологической близости к разбору 1630 г., восстановления «выбора» в утраченной части разборного списка – самая легкая процедура.

Отмечая в полистовом порядке фамилий десятни 1631 г. фамилии выборных дворян 1627 г., мы видим, что они концентрировались в утраченном документе двумя группами на листах 5-10 и 6973. На листе 5 располагалось 5 фамилий, в то время как на остальных листах десятни, как правило, 2-3. Причем фамилии эти повторяются на листах 7-10 и 69-73. Это говорит о том, что на листах 5 и 6 располагался список окладчиков. Он был компактным, так как содержал только антропонимические данные. Фамилии на листах 69-73 полностью соответствуют разделу «выбора» разборного списка «другой» половины «города» 1630 г. Фамилия Жедринский для листов 69-73 указывается алфавитом один раз, тогда как в разборном списке их двое. Однако расхождения здесь нет. Поскольку в разборном списке они следуют друг за другом, а значит в десятне 1631 г. могли попасть на один лист. В таком случае указывает фамилию один раз. Проведенные наблюдения свидетельствуют, что десятня 1631 г., также как и материалы разбора, описывает нижегородцев по двум половинам и описания эти совпадают, по крайней мере, частично. Почти все фамилии выборных, известные по боярской книге, но отсутствующие в разборном списке «другой» половины, находим в отсылках алфавита к листам десятни 7-10.

Исключения составляют М.А. Алфимов, чья фамилия вообще отсутствует в алфавите, и Д.С. Карамзин. Дальнейшее сопоставление показало, что лишний раз эта фамилия появляется на листе, соответствующем разделу, где были указаны отсутствующие на раздаче жалования. Порядок записи выборных в десятне соответствовал порядку боярской книге, кроме одного случая. В.Ф. Приклонский в десятне попал на один лист с И.С. Змеевым, став в этой половине корпорации первым или вторым по списку, а должен бы быть третьим. Это означает, что между 1627 и 1631 гг. его оклад вырос с 700 до 750 или 800 четей. Так же среди выборных обнаруживаем две новые фамилии это Арбузов и Доможиров. Сравнение десятни 1622 г. с алфавитом десятни 1631 г. позволяет отождествить первого из них Павлом Семеновым сыном, который в 1622 г. был дворовым сыном боярским, второго – с городовым сыном боярским Никитой Федоровым сыном. Судя по занятым ими местам, их оклады не изменились. Таким образом, «выбор» первой половины служилого «города» в 1630-1631 гг. можно считать установленным: В.Ф. Приклонский, И.С. Змеев, А.П. Суровцев, С.В. Онучин, П.С. Арбузов, Т.П. Нармацкий, М.Н. Рокотов, Г.Д. Рохманов, Н.Ф. Доможиров.

Восстановление оставшейся части этой половины, т.е. дворовых и верхушки городовых первой статьи – задача более трудная, так как здесь мы не располагаем таким надежным источником, как боярская книга. Анализ списка дворовых в десятне 1622 г. показал, что к началу 1630-х из 15 человек 8 получили чин выборных дворян, 3 остались дворовыми и были записаны в «другую» половину, 2 отсутствовали в учетных документах. Таким образом, у нас нет возможности напрямую заимствовать данные начала 1620-х гг. для заполнения лакун в документах начала 1630-х гг. Поэтому важно было продолжить работу по сопоставлению сохранившихся частей разборных списков 1630 г. с данными алфавита к десятне 1631 г. Благодаря этому мы, во-первых, получаем информацию о степени схожести остальных частей этих документов, помимо раздела «выбор». Во-вторых, соотнеся конкретные персоналии 1630 г. с фамилиями алфавита, мы можем обращаться к десятне 1622 г., подбирая к оставшимся фамилиям те личности, которые не были обнаружены в сохранившихся материалах разбора 1630 г. Результаты проделанной работы дали повод для оптимистичной оценки возможности восстановить утраченный фрагмент. Почти всем позициям алфавита удалось найти соответствие в разборных списках.

Таким образом, параллельно происходило и восстановление персонального состава утраченной десятни 1631 г. Расхождения между ней и разборными списками немногочисленны. В первой половине «города» произошли какие-то передвижки в соседних рубриках: городовые, которые могут выехать на службу только при условии выплаты жалования; городовые – нетчики; городовые старые, бедные и увечные. В «другой» половине после новиков третьей статьи появилась группа из 12 человек, соответствие которым в разборных списках нет. Возможно, это вновь поверстанные новики. Отдельной рубрикой перед умершими вынесены те, кто, как известно из разборного списка, был на различных службах и денег, соответственно, не получали. На 6 позиций увеличился список умерших.

В результате было выяснено, что утраченной части разборного списка первой половины (помимо уже восстановленного «выбора»), соответствовали в десятне листы с 11 по 21, на которых содержалось описание 26 служилых людей. Неожиданно на 11 листе, где должны быть зафиксированы дворовые с высшими окладами, появилась фамилия Костливцов, которой в десятне 1622 г. может соответствовать фигура Бориса Лаврентьева сына, но он тогда был городовым с окладом в 250 четей. Чтобы занять столь высокую позицию его оклад должен был бы увеличиться в двое, что маловероятно. Не считая этого случая, оклады на листах 11-14 постепенно снижаются с 550 до 300 четей (8 человек). Потом оклад у П.Р. Матюнина резко подскакивает, что сигнализирует об окончании списка дворовых и начале городовых первой статьи. С 14 по 17 листы оклады вновь падают с 700 до 100 четей (8 человек). На 17 и 18 листах дважды появляется фамилия Приклонских, которым не удается найти соответствия в десятне 1622 г., а также Подбельский. Единственным ее носителем в 1622 г. был недоросль. Следовательно, на листах 17 и 18 записаны новики первой статьи. К ним на 19 листе примыкает фамилия Жедринский.

Ее носителем, вероятно, был Андрей Тимофеев сын, которому в 1622 г. было 13 лет. Ниже начиналась «другая» статья, которую открывал дворовый Т.Г. Борисов. В «другой» половине корпорации тоже лишь один дворовый был записан во вторую статью. Борисов и в 1622 г. был последним из дворовых. Наконец, на листах 20-21 пять человек с окладами от 550 до 350 четей относились к городовым второй статьи. Получившаяся реконструкция оставляет вопросы. Если численность третьей статьи обоих половин «города» совпадает (62 и 63 человека), то первой и второй значительно отличаются (первая половина: первая статья – 29, вторая – 35; «другая» половина: 53 и 53). Это различие задано, положенным в основу алфавитом. Предполагать его ошибочность нет оснований. Сравнение алфавитов с сохранившимися десятнями показало, что в XVIII в. работа по их составлению была проделана добросовестно. Оставим разрешение этого недоумения, а также прочие наблюдения для будущих публикаций.

1. Боярская книга 1627 г. / Погот. М.П. Лукичев, Н.М. Рогожин. М., 1986.

2. Козляков В.Н. Служилый «город» Московского государства XVII века (От Смуты до Соборного уложения). Ярославль, 2000.

3. Материалы по истории Нижегородского края конца XVI – первой четверти XVII века / Сост.: А.В. Антонов, А.А. Булычев, В.А. Кадик, С.В. Сироткин. М., 2015.

4. Лаптева Т.А. Провинциальное дворянство России в XVII веке. М., 2010.

5. Черненко Д.А. Экономическое состояние служилого землевладения в Нижегородском уезде в 1620-е гг. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 2013 год. М., 2014.

6. Чеченков П.В. В конце Смуты: служилый «город» по нижегородской десятне 1618 года // Российская история. 2013. № 6.

7. Чеченков П.В. Нижегородская уездная корпорация служилых людей «по отечеству» в первой четверти XVII в. (по данным десятен): численность, структура, фамильный состав // История: электронный научнообразовательный журнал. 2012. Вып. 7(15). URL: http://history.jes.su/issue.2012.3.11.7-15/s207987840000198-6-1

8. Чеченков П.В. Служилый Нижний в 1622 году (нижегородская десятня

1622 г.: персональный состав и основные параметры уездной служилой корпорации) // Открытый текст: электрон. периодич. издание. [Н. Новгород], 2014. URL: http://www.opentextnn.ru/history/istochnik/istXIII￾XIX/?id=5379

9. Чеченков П.В. Формирование нижегородской служилой элиты в XV – начале XVII века // Русское средневековье. М., 2012.

П.В. Чеченков


Комментировать


4 − = два

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru