Органы государственной безопасности в обеспечении въездного и выездного туризма в 1960–1980 гг. (на примере Новгородской области)

В условиях идеологического противостояния капиталистической и социалистической систем взаимное недоверие граждан государств, развивавшихся в рамках различных социально-политических парадигм, достигало временами достаточно серьезного уровня.

В то же время и в социалистическом лагере, и в странах капитализма туризм рассматривался как возможность в наиболее выигрышном свете показать преимущества своей модели развития государства и в то же время подчеркнуть дружелюбный настрой граждан, в нем проживающих, что было необходимо в условиях продолжавшейся «холодной войны». Наряду с такими организациями, как «Интурист», «Спутник», свою роль в обеспечении идеологической безопасности граждан СССР, выезжающих за рубеж, а также предупреждения противоправных действий со стороны гостей нашего государства играл Комитет государственной безопасности СССР. Прежде всего, в задачи сотрудников областного управления КГБ в разрезе обеспечения приема иностранных туристов входило выявление и предотвращение идеологических диверсий.

Идеологические диверсии иностранцев в нашем государстве усматривались не только в прямой пропаганде антисоветских идей, как, например, привоз в СССР и распространение иностранцами среди местного населения пропагандистской литературы, под которой подразумевались даже канонические религиозные книги1 , но и в косвенной. Под последней подразумевалась популяризация посредством распространения образцов западной культурной продукции американского или европейского стиля жизни. Задача использования туризма как формы свободного культурного обмена для распространения в СССР западных представлений и идеалов открыто формулировалась в западной печати периода «холодной войны». Помимо недоработок материально-технического характера, низкого уровня сервисного обслуживания, имевших для искушенного гостя определенное значение, иностранный турист сталкивался с такой специфической проблемой, как, например, хамство пьяных посетителей ресторанов при новгородских гостиницах, что никак не соответствовало декларируемому гидами-переводчиками образу советского гражданина. Подобные темы зачастую становились предметом обсуждения на заседаниях соответствующих высоких комиссий.

Стенограмма одного из таких совещаний показывает, как сотрудники Новгородского управления КГБ описывали эту проблему: «В гостинице открывается буфет в 7 часов утра, и все пьяницы идут туда, плохо одетые, вторгаются и идут, вечером в ресторане столпотворение пьяных и стукают в номера. Те люди, которые не находят места, заходят в вестибюль, как правило, выпивают и на целую ночь поселяются в вестибюле. Милицию вызывали, пьяниц выдворяли. Такую ночлежку можно видеть каждый день» .

Учитывая характер проблем и то, что сотрудникам органов государственной безопасности приходилось на постоянной основе курировать пребывание в Новгородской области иностранных туристов и членов официальных делегаций, они принимали непосредственное участие в разработке планов подготовки к туристическому сезону, а также в составлении графиков заезда иностранных туристов совместно с Интуристом. Дополнительно к этому, ответственные сотрудники органов предлагали к реализации конкретные мероприятия, направленные на усиление идеологической работы с иностранными гражданами. Среди них – представление наглядной агитации среди иностранцев в виде оформления с помощью заводов и предприятий стендов с показом достижений в области науки, культуры, народного хозяйства, с описанием их на иностранных языках; создание фотовитрин о жизни и работе новгородцев, также снабженных подписями на иностранных языках и т. д.

Помимо вариантов наглядной агитации предлагались и меры, предусматривающие непосредственный диалог между жителями Новгорода и иностранными туристами в рамках народной дипломатии. Это создание секций дружбы и взаимопонимания; проведение встреч-диспутов иностранцев с советскими людьми4 . Помимо участия в обеспечении качественного отдыха иностранных туристов в Новгородской области областному управлению КГБ приходилось заниматься в отношении туристов и своей непосредственной деятельностью – раскрытием противоправной и разведывательной деятельностью и выдворении людей, занимавшихся шпионажем. Говоря о работе по задержанию агентов иностранных разведок, действовавших как под прикрытием дипломатов, так и под видом туристов, посещавших Новгород, можно сказать, что в складывающихся условиях новгородским контрразведчикам пришлось столкнуться с применением всех видов разведывательной деятельности. Объектом их интереса были как общая политическая и экономическая ситуация, так и конкретные промышленные, оборонные и научные предприятия. В ряде случаев чекистам удавалось документировать их противоправную деятельность, что являлось основанием для последующего выдворения иностранцев из страны. В 1985 г. сотрудники Новгородского управления принимали непосредственное участие в разоблачении американского дипломата-шпиона Э. Сайтса, посещавшего г. Валдай. После проведенных мероприятий было установлено, что Сайтс является сотрудником ЦРУ.

В том же году он был выдворен из СССР. В 1986 г. сотрудниками Управления была проведена спецоперация по разоблачению шпионской деятельности корреспондента американского журнала «U. S. News & World Report» Николаса Данилоффа, которую он осуществлял вместе со своей супругой. Оба выдворены из СССР. Что касается указанного персонажа, то он и впоследствии отрицал какую-либо свою связь с американской разведкой5 . Говоря о работе сотрудников органов в обеспечении выездного туризма, можно разделить его на две составляющие – участие в предварительном отборе кандидатов на посещение капиталистической страны и сопровождение группы советских туристов под видом рядового гражданина. В первом случае понятно, что сотрудник КГБ должен был оценить, может ли заявленный гражданин представлять Советский Союз в целом и область, город и предприятие, по линии которого он отправится в путешествие, в частности.

В своей второй ипостаси сотрудник органов должен был во время путешествия отвлекать внимание иностранных граждан, целью которых было идеологически «совратить» советского человека, на себя. Возвращаясь непосредственно к процедуре отбора кандидатов на поездку за рубеж, можно сказать, что по информации сотрудников Новгородского отделения КГБ, у которых автором были взяты интервью, нельзя утверждать, что вопрос выезда за границу был сложен.

По мнению коллег, когда говорят, что людей не пропускали, то назвать это полной неправдой нельзя, но в то же время тут больше шума. Ничего подобного, по мнению собеседника, на Новгородчине не было, а наоборот, чуть ли не загоняли тех, которые хотели выехать: «Давайте поедем, льготные путевки, особенно в соцстраны, да и даже за рубеж»6 . Некоторая часть жителей области с удовольствием ездили в туристические поездки, причем неоднократно, и вопросов к ним со стороны компетентных органов в этом отношении не возникало. «Проводились определенные беседы, но только с точки зрения, что человек попадал в среду, где активно работали иностранные разведки.

И одна из главных задач их была любым способом человека оставить за рубежом. То, что они активно работали по советским туристам, собеседник утверждал на собственном опыте, так как сам неоднократно ездил и знал все способы и приемы, которые они применяли. В целом, исходя из имеющихся в архивах Новгородской области документов, а также основываясь на взятых интервью, можно сказать, что каких-то серьезных эксцессов с иностранными туристами в Новгороде в описываемый период или с советскими туристами за рубежом, за которых отвечали сотрудники областного управления, не было. По мнению Василия Михайловича Богова (начальник Новгородского областного управления КГБ 1979–1988 гг.), озвученное собеседником, это было одним из основных достоинств новгородского управления. И единственное, чем коллеги ограничивались в своей деятельности, была профилактика.

Савельев Николай Сергеевич (Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого)


Комментировать


8 − один =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru