Основания жизни, достойной человека

Основания жизни, достойной человека

Основания жизни, достойной человека

В решении вопроса очень важно очертить тот ракурс, с  которого видится предмет, обрисовать методологические позиции, которые занимаем мы прежде, чем приступим к выявлению характеристик достойной Человека жизни.

Такую позицию нам, в первую очередь, задает принципиальное отличие человека, как биологического существа от всех представителен фауны. Человек как часть природы и продукт природы обладает свойствами, вырывающими его из природной среды и ставящими его в надприродную ситуацию.

Однажды открыв для себя свое принципиальное отличие в мире животном, человек на протяжении веков, сменяющих друг друга, пытался точно сформулировать данное отличие, придумать для самого себя название, которое бы выделило разум человека в ряду всех биологических существ на земле. Задача оказалась не столь простой. И чем далее идет продвижение познания сущности человека, тем труднее ста нови ч с я выполнение данной задачи: что есть человек как феномен земной жизни? каково его сущностное название, которое бы полно передавало пред назначение человека в мире?

Найти ответы на поставленные вопросы сейчас особенно важно: кризисное состояние общества привело ко всеобщему падению уровня жизни и деятельности людей: ощущение социальной помойки, на которой приходится выживать и сохранять в себе человека во что бы то ни стало; разгул безнравственности, вседозволенности и жестокости  выбивают \18\ почву из-под ног даже самых сильных людей, повергают их в состояние расслабленной растерянности — все это Грозит потерей человеческого достоинства, и все это можно было бы пережить, зная свое предназначение как человека.

Ответы мы найдем у философии — науки об общих закономерностях жизни, о главных и вечных проблемах жизни на земле.

Ответ первый. Человек есть существо разумное, обладающее интеллектуальными способностями. Его называют homo sapiens. Он способен проникать в глубь явления, открывать суть вещей, скрытую формой. Животные, даже самые умные по нашим характеристикам, не обладают такой возможностью. Впрочем, сказав, что человек есть homo sapiens, мы только заявили о потенциальной возможности человека, он не рождается разумным, таковым ему еще надо стать. Приобретение интеллекта протекает в ходе интеллектуальной деятельности, духовного напряжения. Когда мы встречаем тупой взгляд, пустые глаза, слышим мычание вместо человеческой речи, нам приходится констатировать несовершение того, что дала природа: «человек разумный» не состоялся, интеллект не развит, хотя «здравый смысл», возможно, присутствует.

Отличие интеллекта от так называемого «здравого смысла» заключается в том, что последний судит о жизни лишь по се поверхностным проявлениям, не погружается в суть происходящего. С точки зрения «здравого смысла». Солнце вращается вокруг Земли, самым счастливым выступает бездельник и ворюга, и детей надо бить, чтобы взрослых -боялись. Сколь таких расхожих суждений утверждает «пошлый здравый смысл»! Его не случайно именуют пошлым -он есть сколок с истины, он только претензия на мудрость жизни при полной неспособности открывать истину.

Не потому ли мы так вдохновенно поем славу здравому смыслу, что нам не хочется развивать свои интеллектуальные способности?! Не желаем мы тратить духовные силы на взращивание в себе способности видеть сущность предмета за его формой истину там, где кружево хитрых словесных сплетений?!  Правда, мы платим за нашу лень: нас как баранов может вести за собой любой, кому удается обмануть «здравый смысл».
Ответ второй. Человек есть существо моральное, обладающее способностью быть нравственным. Его называют homo moralis. Это означает, что он человек поскольку, поскольку \19\ может учитывать другого человека, ориентироваться на благо других людей и выстраивать свое поведение с учетом сохранения блага для других. Помните, когда-то все мы взахлеб повторяли слова Достоевского о слезе ребенка, которая не должна лежать в основе нашего счастья? Сейчас забыли о том, что хором бормотали, и выстраиваем свое бессовестное счастье на потоках слез несчастных детей. Но человек только тогда человек, когда он включает в себя все человечество, когда его жизнь вплетена в жизнь Другого. Быть нравственным — естественно для Человека. Не быть нравственным — свойство зомби, человекоподобного существа. Что же касается пресловутого «рынка», на основе которого нас призывают построить всю нашу жизнь, то принцип рынка — это принцип сферы экономической, и экономикой ограничено его действие. В сфере взаимоотношений «человек-человек» лежит не рынок, а добро как ориентация на благо друг друга. Тот, кто рынок сделал основой межличностных отношений, расплачивается за это отсутствием друзей, любви, внимания, нежности, общения. Правда, плата придет потом, когда исправить судьбу невозможно. Мать, сегодня выплачивающая сыну деньги за любовь и помощь ей, йотом не вернет ни любви, ни помощи, когда но закону рынка у сына пропадет «спрос» на нее.

Третий ответ. Человек есть существо созидательное, обладающее способностью творить нечто, чего не создала природа. Его называют homo creatus . Такой способности лишены животные, которые приспосабливаются к обстоятельствам, в то время как человек творчески преобразует обстоятельства, начиная с предметов, продуктов, вещей и кончая идеями и самим собой, и своим собственным поведением, которое он тоже творит ежеминутно. Неразвитое человекоподобное существо потребляет, зарабатывает на потребление, выполняя то, что от него потребуют за кусок хлеба. Человек в своей высокой функции homo creatus выявляет свою творческую потенцию во всех своих действиях: оборудует ли он квартиру, устраивает ли он прием гостей, выполняет ли задание профессиональное, украшает ли свое тело, разговаривает, пишет письмо, печет пироги или вяжет внучке шапочку. Ни червяк, ни кошка, ни лошадь, ни обезьяна не творят и своих действиях.

Не способный на творческий акт, теряет право называть себя Человеком, хотя нельзя не признать его человекообразным существом, зомби. Наша действительность, к сожалению, поставляет нам немало приемов глухоты духовной и биологического т у инка, в котором находится зомби. Вглядимся в лица, мелькающие вокруг… не заставит ли это задуматься о том, как проводят наши дети свободное время, и насколько они вовлечены в плодотворную деятельность?!
Однажды древнегреческий философ Диоген выйдет на улицу, полную солнечного света, с фонарем в руке, ища что-то, и на вопрос: «Что ты ищешь, Диоген?» ответит: «Я ищу Человека». Его побьют за такой оскорбительный ответ люди, среди множества которых философ не находил человека.

Достойная человека жизнь — это жизнь, позволяющая ему максимально реализовать сущностные свойства и всю полноту функций, характерных лишь человеку как представителю наивысшей ступени биологического мира.

Названные сущностные свойства позволяют   человеку создавать свою жизнь, выстраивая ее согласно имеющемуся у него представлению о достойной жизни.
Но что такое жизнь, достойная Человека? Имеются ли общие черты у того многообразия жизни, которое перед нами разворачивается, когда мы наблюдаем за разными судьбами и вариантами устройства жизни? Даже в том случае, когда человек ссылается на волю обстоятельств, которые, якобы, помешали ему организовать достойную его жизнь, даже и во всех подобных случаях мы находим нечто общее, а вернее, мы найдем это общее, если обратимся к философии за помощью.
Три принципа лежат в основании жизни, достойной Человека. К ним человечество приходило на протяжении многовекового своего существования и их реализовывало, воссоздавая и отступая, вновь воспроизводя и вновь нарушая то, что объявляло основой достойной жизни.

Рассмотрим эти принципы. Первое основание жизни отражено в категории Добро. Эта категория охватывает все то, что является благом для «другого человек:!». Цели каждый ориентирован на благо для другого, то каждый и выигрывает в таком устройстве жизни, ибо  рождается общая защищенность каждого человека, вне зависимости от его положения, ранга, возраста, внешности, силы, богатства, успеха и других личностных характеристик. Разумеется, чтобы совершить благо для другого, необходимо думать и искать, что же именно для конкретного человека в конкретных условиях станет благом для него и не обернется злом.

Поэтому строить свою жизнь на основании Добра нелегко, необходимы постоянные усилия души. Духовная леность уничтожает Добро. В одном случае кусок хлеба, отданный другому, станет добром для него, в другом случае тот же поступок сыграет зловещую роль в судьбе другого. Добро должно быть умным. Фраза «добро должно быть с кулаками» — не что иное, как реабилитация глуповатых люден, лишенных ума и жажды совершать духовные усилия для Другого. Сегодня более чем когда-либо мы ощущаем потерю основания Добра, лишенные какой-либо защиты вообще и представленные на откуп случаю и разгулявшемуся бандитизму.

Другим основанием жизни достойной Человека является Истина: все то, что объективно существует вне воли, протекает независимо от людских желаний. Примером истины может служить «2х2=4», и было бы странным для нас сердиться на ч о, что это так и что «дважды два» не «восемь», например. Овладение истиной раскрывает пере/т человеком причины происходящего, помогает планировать свои действия, предвидя их последствия, то есть делает человека свободным в выборе своего пути. Если бы мы знали, чем закончатся наши необдуманные поступки, если бы мы владели истиной, мы действительно были бы свободными, реализовали бы свои потенции и стремления, выявили бы свое «Я» вольно и полно. Но мы не уважаем истину, вернее не хотим потрудиться ради нее, не развиваем своп умственные силы для познания объективного мира.

Получив аттестат или диплом, перестаем читать: листая всего две книжки (трудовую и сберегательную), отучаемся думать. И попадаем в западню — теперь нами правят обстоятельства. Маши крики о свободе остаются пустыми звуками, а попытки быть свободными приобретают характеристику анархизма или варварства. Мечта о свободе отнюдь не улетучивается, переходит в область иллюзий. И лишь тот, кто истину провозгласил основой своей жизни, не сетует на обстоятельства, а сознательно правит своей судьбой, свободный потому уж, что владеет истиной — пусть не абсолютной и пускай хотя бы частичной. Чем больше истины — тем больше свободы. Смехотворные распоясавшиеся юнцы с низким уровнем мышления и криками о свободе — они целиком не свободны, полностью зависимы от обстоятельств, от течения жизни, по которому плывут, либо по которому их направляет чья-то корыстная воля.

Третье основание жизни, достойной Человека, — Красота. Определим ее как все то, что представляет собой гармоническое сочетание формы и содержания в уникальном варианте. Уникальна Джоконда. Единственна Струйская кисти Рокотова. Неповторима Венера Милосская. Невоспроизводимы пушкинские строки, моцартовские мелодии, росписи Микеланджело. Красота всегда в единственном числе. Для красоты не нужны «тысячи роз» — достаточно одной. Популярная песня про миллион алых роз не про розы, а про миллионы как объект вожделений автора и певицы. Красота дает наслаждение человеку, он начинает «полюблять» жизнь, благодаря красоте, принимая ее такой как она есть, не уходит из жизни даже в самые трудные и мучительные минуты своего пребывания в жизни. Наслаждение лечит и спасает, вдохновляет и ободряет. Конечно, если человек замечает красоту, или если красота создается людьми в процессе их взаимной жизни. Улицы и одежды людей, посуда и инструменты, манеры и речи, музыка и картины, театр и природа — все несут, а вернее, могли бы нести в себе красоту, если бы мы не портили, если бы не искажали, если бы не предавали красоту за богатство и теплое должностное местечко, жидкую славу популярного пророка. Строить жизнь на основа ни и красоты — это значит содействовать тому, чтобы человек жил в наслаждении жизнью.

Выстраивая жизнь на основаниях Добра, Истины и Красоты, мы могли бы иметь следующие характеристики нашей жизни: она давала бы нам всеобщую защищенность; она представала бы для нас свободной, избирательно создаваемой каждым; она становилась бы наслаждением и высочайшей ценностью, которую бы мы берегли. Спрашивается: отчего же мы не следуем за философами, согласные с их открытыми основаниями? Кровавая история человечества. полная трагедий, революций, борьбы, согласий, вражды и дружеских союзов — разве не ответ на поставленный вопрос. Человечество всегда шло по пути к Добру, Истине, к Красоте — но этот путь труден тем, что зависит от усилий Каждого, а Каждый не хочет, либо не может, либо не знает, либо не умеет. Ошибки и обманы, перемешанные с открытиями и подвигами, усложняют картину мира, смывая ясные и чистые краски образа достойной Человека жизни. Но в отдельных судьбах людей мы найдем немало примеров жизни, достойной Человека. И среди этих примеров будут не только случаи великих и выдающихся личностей, будут среди них и люди вовсе неизвестные миру, но тем не менее, они построили свою жизнь как жизнь, достойную Человека, сопротивляясь невеселым обстоятельствам, толкающим их на уровень биологической борьбы за выживание и выхватывания у жизни максимума жизненных благ, восходили со дна жизни на уровень, достойный Человека, опираясь на истину, извлекаемую из науки, совершай доброе, сформулированное в морали, открывая в природе, созидая вокруг себя и постигая через искусство красоту.

Жизнь, достойная Человека, — это такая жизнь, которая предоставляет человеку полную возможность обрести свою родовую человеческую сущность: реализовать себя как homo sapiens, осуществить в себе способность быть homo creatus, проявлять себя как homo moralis. Разум даст человеку свободу волеизъявления через постижение истины как объективных .закономерностей, лежащих в сфере необходимости. Отношение к другому как самоценности обеспечивает защищенность каждого человека в обществе, а значит, условия для полного раскрытия себя в этом мире. Творчество как созидательность принесет наивысшее удовлетворение, породит красоту как гармонию формы и содержания и откроет красоту человеческому восприятию через момент творчества, выходящего на сопряжение формы и содержания.
Жизнь, построенная на основаниях Добра, Истины и Красоты, предоставляет человеку свободу, защищенность и высочайшие минуты духовного наслаждения, не имеющего пресыщения, способствующие тому, что человек «полюбляет» эту жизнь. Но есть ли это образ русской жизни? или татарской? казахской? или армянской? Как совмещается общечеловеческое и национальное в едином образе жизни?

Национальное — форма в отношении к общественному как сущности. Образ жизни — это обобщенная картина человеческой жизни на Земле вне ее частных специфических черт, присущих отдельным регионам Земли. В реальности эта обобщенная картина существует в каких-то определенных формах, несущих на себе черты национального. Японец иначе мыслит себе жизнь, достойную Человека, чем русский. Но отличие это будет в форме представления, сотканного из национальных элементов, а не в сущности.
Более того, только восхождение к образу мира (картине мира) и способно воссоединить людей в единый человеческий дом Земли, когда за разнообразием национальных форм обнаружится принципиальное сущностное для человека грядущего XXI века.

Как человечество в филогенезе шло от национального к общечеловеческому, так в онтогенезе ребенок проходит путь от на цп опального к общечеловеческому.
Будучи в микросреде казахом, татарином, латышом или русским, он с развитием личности и духовным обогащением в макросреде преобразуется в человека как такового — лишь в национальной форме своего бытия, специфически отражая особенности своей микросреды — части макросреды.
В педагогической сфере противоречие общечеловеческого и национального разрешается только введением понятия «Жизнь, достойная Человека».

ЩУРКОВА Н. Е. Образ жизни, достойной Человека, и его формирование у школьника (Методическое пособие для педагогов школы).


Комментировать


× три = 9

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru