Особенности назначения военных мулл в действующую армию Российской империи в годы Первой мировой войны | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Особенности назначения военных мулл в действующую армию Российской империи в годы Первой мировой войны

Первая мировая: война, которую проиграли все

Первая мировая: война, которую проиграли все

В Российской империи в начале ХХ в. сохранялась строгая конфессиональная структура общества, которая не предполагала внеконфессионального статуса его членов . Положение конфессий в этой структуре оказывало влияние на конфессиональную политику царского правительства. В вооруженных силах одним из ее проявлений стала деятельность военного духовенства, которое накануне Первой мировой войны было представлено православными, католическими, лютеранскими и мусульманскими священнои церковнослужителями . Имея ведомственный статус и связанные с ним функции и обязанности, военное духовенство, с одной стороны, находилось в подчинении военного руководства различных уровней, с другой – своих религиозных организаций.

В отношении неправославных конфессий система подчинения включала еще и Министерство внутренних дел, в структуре которого организующую и контролирующую функцию в области конфессиональной политики осуществлял департамент духовных дел иностранных исповеданий (далее – ДДДИИ) .

Возложенные на ДДДИИ обязанности требовали тесного взаимодействия с неправославными религиозными учреждениями и их руководством. Среди направлений такого взаимодействия было формирование военного неправославного духовенства. Процесс формирования включал в себя несколько элементов, одним из которых был подбор кандидатов. При этом процедуры подбора и назначения военных капелланов и пасторов действовали с 1896 г., когда была проведена оптимизация численности и конфессионального состава неправославного военного духовенства , а также отлажена система взаимодействия учреждений и ведомств в вопросе его формирования. В то же время в связи с упразднением штатных должностей военных мулл процедура их замещения не разрабатывалась.

В военном министерстве придерживались позиции, что исполнять обязанности муллы мог любой военнослужащий-мусульманин. Более того, до 1905 г. мусульманское духовенство призывалось в вооруженные силы. Позиция правительства в вопросе введения штатных должностей военных мулл изменилась после российско-японской войны 1904–1905 гг. и революции 1905– 1907 гг. В 1908 г. такие должности были введены в штат Виленского, Варшавского, Киевского, Московского и Приамурского военных округов. Уже в 1909 г. все девять должностей были замещены, однако к началу Первой мировой войны две из них, в Варшавском военном округе, были вакантны . За основу процедуры назначения мулл в военные округа была принята процедура назначения штатных военных капелланов и пасторов. Руководство военных округов делало запрос в Главный штаб о замещении вакантных должностей, при этом могли предлагаться и кандидаты на них.

В свою очередь Главный штаб обращался в ДДДИИ, который проводил подбор кандидатов или их проверку и делал распоряжение о назначении. С началом войны в вооруженных силах возникла необходимость введения дополнительных должностей временных военных священнослужителей. В процессе назначения временных военных мулл возник ряд трудностей, связанных с тем, что в Российской империи не существовало полевого (временного военного) мусульманского духовенства, которое должно было прибывать в вооруженные силы при объявлении мобилизации. Однако практика назначения временных военных мулл в вооруженные силы уже применялась в начале ХХ в., когда не существовало еще штатного мусульманского военного духовенства – во время русско-японской войны 1904–1905 гг.

В Маньчжурию кандидаты на должности временных военных мулл назначались только на основании рекомендации Оренбургского магометанского духовного собрания (далее – ОМДС). В конце 1914 г. в действующей армии официально был только один военный мулла – Юнус Алимов, занимавший с 1909 г. должность муллы Киевского военного округа и отправившийся с началом войны на фронт . Увеличение численности военнослужащих-мусульман и политика сглаживания конфессиональных конфликтов на фронтах требовали от военного командования увеличения численности военных мулл, которых предполагалось прикомандировывать к штабам армий.

Так, в начале 1915 г. было введено 10 должностей военных мулл, одна из них – в Петроградский военный округ. В период с конца 1915 г. до начала 1917 г. появилось еще 20 должностей. Помимо этого, в 1916 г. военное командование начало проработку вопроса назначения военных мулл в отдельные дивизии и бригады. С октября 1916 г. по март 1917 г. было согласовано 12 кандидатур на должности дивизионных мулл8 . Запросы на замещения должностей неправославного военного духовенства действующей армии в годы Первой мировой войны давал мобилизационный отдел главного управления Генерального штаба. Запрос содержал информацию о необходимости назначения мусульманских священнослужителей на открывшиеся вакансии военных мулл либо согласования назначения военными муллами военнослужащих-мусульман. Из 30 должностей военных мулл, введенных в действующей армии с августа 1914 г. по февраль 1917 г., 13 были замещены распоряжением МВД из числа гражданских представителей мусульманского духовенства и 17 – по согласованию с МВД из числа военнослужащих-мусульман. Назначение на эти должности основывалось на определенных требованиях к кандидатам, разработанных ДДДИИ.

С 1915 г. военными муллами могли стать только лица, обладавшие свидетельствами на право исполнения обязанностей мулл, политически благонадежные, знавшие русский язык и имевшие представление о военной дисциплине. В последующем одним из требований стал возраст кандидатов – приоритет отдавался кандидатам старше 25 лет, но в исключительных случаях возрастной порог мог быть понижен до 22 лет. Проверку на соответствие этим требованиям проводил ДДДИИ, делая соответствующие запросы как в ОМДС, так и губернаторам, выходцы из губерний которых претендовали на вакантные должности . В ходе назначения военных мулл в некоторых случаях возникали определенные затруднения, вызванные нарушением устоявшейся процедуры.

Так, военный мулла V армии Мухаммед Гади Кильдибеков был допущен к исполнению обязанностей военного муллы военным руководством без согласования с ДДДИИ, однако позднее для официального назначения согласование потребовалось. В свою очередь ДДДИИ, несмотря на положительные отзывы руководства штаба V армии и ходатайства Мусульманского комитета, рассматривал Кильдибекова как панисламиста, не подходящего на эту должность. Более того, ДДДИИ в ответе на запрос мобилизационного отдела указал, что в случае, если Кильдибеков не является военнослужащим, назначить его могло только МВД. Таким образом, назначение военных мулл Российской империи в годы Первой мировой войны происходило с учетом как довоенного опыта взаимодействия участвующих в этом процессе учреждений, так и на выработанных в условиях войны требованиях к кандидатам на вакантные должности мусульманского военного духовенства. Появление этих требований стало следствием отсутствия устоявшейся традиции назначения военных мулл в вооруженные силы накануне войны. При этом процедура назначения строго регламентировалась, а попытки ее нарушения пресекались ДДДИИ в рамках действовавшего законодательства.

Кащеев Андрей Владимирович (Белорусский государственный университет)


Комментировать


− два = 2

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru