Первая конная

Было это в начале 70-х годов, когда в Адыгее начали развивать конный туризм. Коней своих турбаза «Романтика» тогда еще не имела. Каждый раз перед открытием летнего сезона представитель турбазы Атажахов Пшимаф Хасанович выезжал в совхозы и колхозы арендовать на летний туристский сезон лошадей для верховой езды туристов.

Председатели колхозов, как хорошие хозяева, тяжело расставались с тягловой рабочей силой, особенно летом, когда была страда. А если и отдавали коней в аренду, то самых никудышных: больных, старых и слепых. На таких полудохлых лошаденках, даже шагом, без вьюков, далеко не уедешь. Но все же первый маршрут хутор Победы — станицы Севастопольская и Новосвободная был проложен. Туристы, увлеченные конным туризмом, когда выходили на маршрут, были похожи на большой цыганский табор. На верхового коня грузились все пожитки туриста: продукты питания, палатки, спальные мешки, костровая посуда, овес для лошадей, аптечки и личные вещи. Затем на перегруженного коня верхом садился турист.

И вот эта кавалькада в летний зной, окруженная полчищами мух и слепней медленно двигалась по маршруту. Измученные кони и туристы еле-еле добирались до привала. Необходимо было внедрять новые формы отдыха туристов на конных маршрутах. Выехав для обмена опытом на Алтайский, Башкирский, и Красноярский конные маршруты, я увидел примерно то же самое, что и в Адыгее, только лишь с одной разницей — там туристам дополнительно выдавали для перевозки грузов вьючных лошадей. Здесь в Адыгее решили в корне изменить систему планирования конных маршрутов. Чтобы разгрузить верховых коней от непосильного груза, надо было определить места туристских приютов, куда подходят автомобильные дороги. Чтобы туристы в конце дневного конного перехода могли отдыхать в благоустроенном стационарном туристском приюте, а коней ждали кормушки со свежим овсом, большим лугом, с сочной травой и выпасом.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Для осуществления задуманного стали готовиться в экспедицию по разработке конного маршрута. Собрав конный отряд и необходимое снаряжение, наша группа проводников ждала представителя от вышестоящей начальствующей организации. По его прибытию, должны были выдвинуться в поход, в верховья реки Псеубек. По пути осмотрели каньоны и водопады реки Фарс, Губс, дольмены Гавришевой поляны, каменные развалины древнего поселения с некрополем и поднялись на альпийские луга горы Гурмай. Здесь на горе Гурмай отличная обзорная панорамная точка, хороший родник, пещера в скале, дорога, невдалеке развалины древней каменной крепости. Место оптимальное для установки приюта. Вечером расседлали коней и, стреножив их, пустили пастись на луг.

Для того чтобы они не ушли на турбазу «Романтика», составили график дежурства. Случилось так, что начальнику из области досталось пасти коней с двух ночи до утра. Утром проснувшись, не нашли коней. Они сбежали на конюшню. А ответственный за ночной выпас начальник, мирно спал под кустом, завернувшись в бурку. Целый день ушел на поиски лошадей. С трудом удалось отловить двух скакунов, загрузить на них седла, весь наш скарб и поздно ночью вернуться на турбазу. Так закончилась наша первая экспедиция. Через неделю вновь в том же составе выехали на маршрут. Начальник из области, сев на коня верхом, пожелал ехать в бурке, как настоящий джигит. Сев верхом на коня и накинув бурку на плечи, он длинными ее полами прикрыл хвост скакуна. Днем стояла нестерпимая жара, и облачаться в теплую войлочную бурку не было необходимости. Сытые кони нетерпеливо фыркали, отмахиваясь от надоедавших насекомых и ожидая выезда. Сначала все было спокойно. Кони шли под горку. Но вот начался крутой и затяжной подъем и кони начали применять к своему движению дополнительное «ускорение», наполняя воздух характерным звуком и запахом конского навоза.

Бурка начальника, прикрывавшая хвост коню, наполнилась внутренними газами животного и служила своеобразной вытяжной трубой, собирая все конские ароматы у его лица. Он, окутанный весь парами, идущими из-под хвоста лошади, тоже фыркал и морщился. Жаловался на низкое благородство и невоспитанность лошади, но бурку не снимал и продолжал «коптиться» в ее ароматных запахах. Остановившись на обеденный перекус, я деликатно попросил важного начальника не надевать бурку, так как после этого от него конем пахнет больше, чем от самого коня. Он со мной согласился, что в бурке ему тяжело дышать. Посетовал, как только ее казаки и черкесы носят. После обеда сев верхом на коней, наша группа двинулись дальше по маршруту. Обернувшись назад, я увидел, что наш наездник, как-то необычно сидит верхом на коне. Остановились, я закрепил седло, показал, как надо подтягивать подпруги и мы двинулись дальше. Любой конь чувствует неопытного седока и начинает показывать свой характер. В этот раз в лесу конь подобрал дерево с большой наклонной веткой и, подойдя к ней, оставил нашего наездника сидеть уже верхом на ветке. Нам снова пришлось остановиться.

Я объяснил начальнику, как нужно управлять конем в лесу. Подъезжая по долине Губса, к реке Псеубек, возле скал с остатками старых крепостных сооружений, я увидел, что подпруги казачьего седла начальника, опять ослабли. Остановились. Спешились. Я спросил: — Вы подпруги подтягивали? Он ответил: — Да, подтягивал. — Покажите, как? Начальник, взяв ремень подпруги, с силой его потянул вниз, но не смог продвинуть язычок пряжки, ни на одну дырочку. Тогда я подошел к коню и говорю: — Смотрите, как это надо делать! Видите, конь напряг свой живот, развернул в нашу сторону уши и наблюдает за нами. Он не хочет, чтобы его стягивали. Поэтому препятствует.

Взявшись за подпругу, я легким ударом коленки заставил коня ослабить напряженный живот и подтянул подпругу. Оставив начальника наедине с конем потренироваться в подтяжке подпруги, я стал наблюдать за ним. Взявшись за подпругу и натянув ее, он ногой, пнул коня в пах. Конь повернул голову, оскалился, и, ухватив горе-наездника за мягкое место зубами, затем приподнял и отбросил его от себя. Со страшным воплем, катаясь по траве, наш начальник кричал, что он ранен, ругал нас и коня. Его быстро раздели, чтобы оказать первую помощь. Но вместо раны, увидели огромный синяк на всю половину пятой точки. Посадили его укушенным местом в родник. Но и в роднике он не хотел сидеть, боясь отморозить себе, синяк и сетовал на сильный холод ключевой воды. Двигаться дальше по маршруту с укушенным лошадью, не было возможности. Кое-как усадив его на коня, наша экспедиция вернулись на турбазу. Экспедиционную работу по прокладке высокогорного конного маршрута для турбазы «Романтика» — поселок Победы — приют «Гурмай» — приют «Тхач» — приют «Дах» с посещением уникальных природных объектов, закончили самостоятельно без начальника.

В нашу группу вошли опытные инструкторы конного туризма Анатолий Зайцев и Виктор Котенев. Впоследствии на разработанном нами конном маршруте, на туристских приютах для туристов были оборудованы палатки, кострища, столовые. Для коней подобраны обширные пастбища, на приюты завезен запас овса и ячменя. Так в Адыгее был создан верховой конный маршрут, который с удовольствием проходили и кони и туристы.

Бормотов Иван Васильевич


Комментировать


+ 6 = одиннадцать

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru