Первая мировая война: изобретая отсутствующую традицию

Первая мировая война: изобретая отсутствующую традицию

Первая мировая война: изобретая отсутствующую традицию

Обращение к истории Первой мировой войны, переоценка роли России в этом конфликте и ее вклада в победу Антанты неизбежно ставит вопрос об ее отношениях с Европой, ее месте в европейском историческом, мемориальном, политическом пространстве. Результаты актуализации памяти о Первой мировой войне в международной перспективе также нередко носят вариативный, многозначный, порой противоречивый характер.

На первый взгляд, история этого конфликта служит прежде всего напоминанием о традиционной включенности России в европейскую политику и историю, а его коммеморация обеспечивает конкретные возможности для развития связей с другими странами. Действительно, в большинстве статей, докладов, проектов, посвященных коммеморации Первой мировой войны, европейские страны упоминаются в качестве примера того, что предстоит сделать России, чтобы выполнить «долг памяти» и включить эту историю в национальное мемориальное пространство. Подготовка к столетнему юбилею открывает возможности для развития контактов с европейскими странами на почве совместной репрезентации общего прошлого.

Руководители российских учреждений, на которые была возложена подготовка к юбилею, неоднократно подчеркивали необходимость включить отечественные инициативы в зарубежные программы. Некоторые из них встречались с этой целью с представителями других стран. Так, осенью 2013 г. В. Мединский обсуждал с министром культуры Франции О. Филиппетти предстоящие церемонии в честь 70-летия высадки союзников в Нормандии и столетия Первой мировой войны.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

В апреле 2014 г. в Париже прошел международный круглый стол «Первая мировая война: культура и память», организованный по инициативе Москвы, с участием российских парламентариев. Коммеморация Первой мировой войны также упоминается (и иногда используется) в качестве возможности для развития сотрудничества со странами Восточной Европы, делившими судьбу России во время конфликта. Эта «коммеморативная дипломатия» в значительной мере зависит от состояния отношений между Россией и европейскими странами, подобно тому как трактовка истории Первой мировой войны в устах российских лидеров несет на себе отпечаток политической ситуации. Тенденция использовать память о войне для того, чтобы подчеркивать связи и долгую историю альянсов между Россией и европейскими странами, отнюдь не является единственной. В любой момент она может уступить место другой интерпретации, которая представляет Россию в качестве одновременно ключевого участника европейской и мировой политики и жертвы неблагодарных союзников, не только отплативших интервенцией за победу, купленную жизнью русских солдат, но и не сумевших обеспечить сколь-либо длительный мир в Европе.

Умеренный вариант такого прочтения прозвучал в выступлении В. Путина перед участниками Клуба Валдай в сентябре 2013 г. Он использовал историю Первой мировой войны для того, чтобы напомнить, что стабильность и мир в Европе невозможны без активного участия России: Хочу напомнить, что и Венский конгресс 1815 года, и ялтинские соглашения 1945 года, принятые при очень активной роли России, обеспечили долгий мир. Сила России, сила победителя в эти поворотные моменты проявлялась в благородстве и справедливости. И давайте вспомним Версаль, заключённый без участия России. Многие специалисты, и я с ними абсолютно согласен, считают, что именно в Версале были заложены корни будущей Второй мировой войны. Потому что Версальский договор был несправедлив по отношению к немецкому народу и накладывал на него такие ограничения, с которыми он в нормальном режиме справиться не мог […].

Несколько месяцев спустя, в контексте украинского кризиса Российское военно-историческое общество, возглавляемое министром культуры В. Мединским, предложило на страницах своего сайта гораздо более эксплицитный и напрямую связанный с текущими событиями вариант такого прочтения. Первая мировая война стала поводом не только заявить об ответственности бывших союзников России за развязывание Второй мировой войны, но и предостеречь против новой волны европейского «фашизма»: Фашизм опять идет из Европы! …Зарождался фашизм в окопах Первой мировой, под удушливыми газовыми атаками, в голодных неотапливаемых домах Германии, когда Франция и Англия жировали, разгромив врага, не особо заботясь о последствиях. Тогда и родился фашизм. Лютый, холодный, прожигающий души и сердца насквозь…

Наблюдая попытки включить историю Первой мировой войны в российский мемориальный нарратив, мы постарались понять их причины и возможные цели использования памяти об этом событии. Теперь нам предстоит остановиться на том, каким образом происходит изобретение новой коммеморативной традиции в рамках этой исторической политики. Анализ причин растущего интереса к войне 1914-1918 гг. со стороны российских политических элит позволил, в том числе отметить ряд трудностей, связанных с попытками ее включения в коллективную память. Изобретение этой традиции идет на заминированном поле, одновременно перегруженном и пустом. Оно перегружено смыслами, которые потенциально противоречат друг другу или с трудом вписываются в существующие схемы, тем более что это мемориальное сооружение строится в непосредственной близости к другому, занимающему центральное место и, как ни одно другое, нагруженному эмоциями – памяти о Великой Отечественной войне.

В то же время речь идет о (почти) пустом пространстве, состоящем из отсутствий, лакун и забвений. Здесь все еще только предстоит обрести или изобрести, почти ex nihilo создавая места памяти, ее символы, предметы, героев – и все это в отсутствие живых свидетелей и в условиях стертой или маргинализированной индивидуальной и семейной памяти. Подобно тому, как в публичном пространстве нет музеев и почти нет памятников павшим в 1914-1918 гг., в российских семьях отсутствуют материальные следы этой войны: редки дома, в которых сохранились связанные с ней документы, фотографии, предметы, и где до живущих сегодня поколений дошли отголоски рассказов о тех событиях.

Итак, мы предлагаем ниже краткий обзор того, что делается сегодня в России с целью включения Первой мировой войны в систему публичных коммемораций и пространство коллективной памяти. Большинство этих начинаний связано с подготовкой к столетнему юбилею; его приближение способствовало в последние два-три года развертыванию инициатив и их координации. Рассказывая об этих проектах: музеях, памятниках, фильмах, выставках, энциклопедиях – мы постараемся показать, каким образом их авторы пытаются заполнить лакуны и ответить на другие мемориальные вызовы, связанные с историей Первой мировой войны. На момент написания статьи большинство проектов еще только готовилось и должно было увидеть свет начиная с августа 2014 г. Тем не менее, имеющаяся информация об этих и других, уже осуществленных проектах позволяет сделать ряд наблюдений и предположений.

Эмилия Кустова


Комментировать


× 6 = сорок восемь

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru