Первым крупным историком Древней Греции был Геродот из Галикарнаса (между 490 и 480—425 гг. до н. э.) | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Первым крупным историком Древней Греции был Геродот из Галикарнаса (между 490 и 480—425 гг. до н. э.)

Первым крупным историком Древней Греции был Геродот из Галикарнаса (между 490 и 480—425 гг. до н. э.)

Первым крупным историком Древней Греции был Геродот из Галикарнаса (между 490 и 480—425 гг. до н. э.)

Геродот свое сочинение посвятил главному событию той эпохи — греко-персидским войнам.

Геродота от его предшественников отличали обширные географические познания и разносторонние интересы: он подробно описывал различные народы, их быт, нравы и институты.

Широта и полнота этих сведений дают ученым основание считать Геродота и первым серьезным этнографом. Геродот не только описывал факты, оп пытался проникнуть в глубину явлений, в частности, проследить характерные черты, отличающие цивилизации Греции и Востока; причину греко-персидских войн он искал в противоположности этих цивилизаций. Глубина мысли, умение облечь свой рассказ в великолепную литературную форму обеспечили Геродоту почетный титул «отца истории».

Следующий шаг в развитии жанра исторического повествования сделал младший современник Геродота — Фукидид (ок. 460—395 гг. до н. э.), автор «Истории Пелопоннесской войны». Политический деятель и участник войны, Фукидид решительно отвергал ссылки на рок и вмешательство богов в дела людей, объявляя это суеверием: будучи учеником софистов, он, подобно им, скептически относился к религии. На первое место Фукидид выдвигал точность и достоверность повествования, признавая, что это сопряжено с большими трудностями, прежде всего из-за ненадежности свидетельских показаний. «Люди,— отмечал Фукидид,— перенимают друг от друга предания о прошлом одинаково, без всякой критики», причем на их рассказ оказывают влияние их симпатии, а память людей ненадежна.

Поэтому каждый из них излагает события посвоему, искажая правду. Исходя из этого, подчеркивал оп, «я не считал согласным со своей задачей описывать то, что узнавал от первого встречпого, или то, что я мог предполагать, но записывал события, очевидцем которых был сам, и то, что слышал от других после точпых, насколько возможно, исследований относительно каждого факта, в отдельности взятого».

Много внимания точности рассказа уделял и Полибий (ок. 201 — ок. 120 гг. до н. э.), автор сорокатомной «Истории». Полибий важнейшей задачей истории считал поиск и изложение причин событий и явлений. «Ибо простое описание происходившего,— писал он,— тоже интересно, однако оно не поучает: изучение истории становится плодотворным, лишь когда рассказ дополнен изложением причин» \ Греки отводили истории важное место, считая, что она учит людей на основании прошлого опыта. Полибий называл историю «учительницей жизни». Дионисий Галикарнасский (I в. до н. э.) высказал иными словами эту же мысль, когда заявил, что история — та же философия, но оперирующая примерами.

Таким образом, греческие историки значительно расширили круг своих интересов, углубили анализ причин событий прошлого, сделали попытку положить в основу рассказа точные наблюдения и во всех этих отношениях далеко опередили другие народы. Однако при всем том греческая историческая мысль страдала и серьезными недостатками.

Основную задачу истории греки все-таки усматривали в собирании фактов прошлого и их простом пересказе: история должна была продлить воспоминание, оживить его по аналогии с памятью отдельного человека. «Геродот из Галикарнасса собрал и записал эти сведения, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение, и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались безвестными, в особенности же то, почему они вели войны друг с другом»,— такими словами начинает свое повествование автор «Истории».

Считая историю одним из видов искусства наряду с поэзией, музыкой и танцами (Клио, дочь богини памяти Мнемозины, считалась музой истории), греки придавали очень большое значение форме исторического рассказа. Аристотель утверждал: историк и поэт «различаются тем, что первый говорит о действительно случившемся, а второй — о том, что могло случиться. Поэтому поэзия философичнее и серьезнее истории: поэзия говорит о более общем, история — о единичном» в. Фукидид, критикуя своих предшественников, подчеркивает, что они стремились в первую очередь вызвать у слушателей интерес, а не добраться до истины. Однако даже Фукидид, больше, чем другие, заботившийся о точности излагаемых фактов, прибегал в своем труде к такому приему, как сочинение пространных речей от имени действующих лиц. В них он излагал те мысли и соображения, которые, по его мнению, должны были ими руководить. Кроме того, на представления греков сильное влияние оказывала вера в то, что рок, судьба, сверхъестественные силы постоянно вторгаются в человеческую жизнь. От влияния мифологизма не избавился и Фукидид, самый последовательный скептик.

Греческая мысль не порвала и с идеей циклического развития, развития по замкнутому кругу. Фукидид, излагая причины, побудившие его взяться за перо для изложения войны между пелопоннесцами и афинянами, писал, что его историю «сочтут достаточно полезной все те, которые пожелают иметь ясное представление о минувшем, могущем по свойству человеческой природы повториться когда-либо в будущем в том же самом или подобном виде» \ «В греческом уме,— отмечает французский исследователь,— полностью отсутствует идея изменения человечества во времени и через посредство времени, идея его свободы и изменения посредством собственной деятельности».

События не имели для греков индивидуальности, т. е. места во времени: отсюда характерная черта греческой историографии, удивляющая нас,— полное отсутствие дат и точной хронологии событий.

Н.А. Ерофеев


Комментировать


восемь + = 10

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru