Пиво как фактор изменения новгородско-ганзейских отношений в XV — начале XVI в. | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Пиво как фактор изменения новгородско-ганзейских отношений в XV — начале XVI в.

Русско-ганзейские отношения на рубеже Средневековья и раннего Нового времени под влиянием различных факторов значительно осложнились, что традиционно объясняется антиганзейской политикой московских государей, стремившихся выйти на балтийский рынок (Н. А. Казакова, А. Л. Хорошкевич, Л. К. Гетц, Э. Тиберг). Однако на сегодняшний день многие исследователи (М. Б. Бессуднова, Р. Хаммель-Кизов, Н. Ангерманн) дополняют и корректируют данную концепцию, отмечая что русско-ганзейские торговые отношения видоизменялась и приобретали напряженность вне зависимости от политической ситуации, поскольку в этот период шел процесс изменения устоявшихся традиций международного товарообмена.

В данном контексте хотелось бы обратить внимание на частные конфликты между ганзейцами и новгородцами, причины которых носили не политический характер, а бытовой, связанный как с торговыми интересами представителей Немецкого подворья в Великом Новгороде, так и с разницей культурных традиций. На рубеже эпох мы явно наблюдаем постепенное видоизменение бытовых, гастрономических и питейных привычек представителей обеих сторон. Данная работа посвящена вопросу формирования пивных традиций в Новгороде, как идентификатора процесса слома традиций «старины» (ганзейское обычное право) на рубеже Средневековья и раннего Нового времени.

О пиве и пивоварение на Немецком дворе мы можем узнать уже из шры (устав новгородского Немецкого подворья). В древнейшей ее редакции имеется указание варить пиво только на дворе св. Петра и уплачивать с него пошлину ½ марки. На подворье существовало питейное заведение, которое днем разрешалось посещать новгородцам. Его содержал хофескнехт, т. е. староста подворья, который, не имея других доходов, жил на выручку от продажи пива. Всем остальным шра предписывала варить пиво только для собственного потребления и только на Немецком подворье: «пивовары, которые продают пиво, не должны стоять на Готском дворе, пока существует двор св. Петра, так как из-за этого купцы имели много неприятностей и много упреков по этому поводу со стороны русских». Действительно, одной из причин конфликтов ганзейцев с новгородцами нередко выступал алкоголь. Осенью 1331 года с Готского двора на Немецкий двор купцы отправились варить пиво. Когда они возвращались, на них напали новгородцы, вероятно, с целью отобрать сваренный напиток, после чего завязалась драка, в ходе которой несколько участников было ранено, а один русский убит.

Новгородцы высоко ценили пиво и, несмотря на все запреты, хотели его свободно потреблять. Вероятно, со временем спрос стал превышать предложение, в связи с чем право хофескнехта на продажу пива стало нарушаться молодыми гезелле, которые предпочитали проводить время в русских кабаках, и, можно предположить, не без помощи новгородского кабатчика, продавали там ценный напиток. Так в январе 1433 года купцы Немецкого подворья в Новгороде писали совету Ревеля: «странные дела творятся здесь ныне с молодыми людьми, которые год напролет пребывают в праздности и ничего не хотят делать, разве что брать у русских взаймы и пропадать в их кабаках, продавать там пиво бочками и ведрами, хотя это не полагается никому, кроме хофескнехта». Уже через год Съезд ливонских городов в Вольмаре от 4 января 1434 года постановил, что никто кроме хофескнехта не может торговать пивом, медом (медовухой) и другими напитками. Постоянное же повторение данных запретов в этот период свидетельствовало об их несоблюдении. 

Ярким примером того, как пристрастились русские к пиву является жалоба «новгородских гостей» (купеческая гильдия Любека, ориентированная на торговлю в Новгороде) в Ревель от 19 апреля 1461 года. Из их жалобы следует, что в 1458 году на Неве у одного из их «гостей» русские пожелали купить пива, но, получив отказ, напали и убили одного немца. В 1459 году у другого члена гильдии украли якорь и вернули его за 6 мешков соли и множество пива (vor 6 culmet soltes und vor so vele beers). Ситуаций, подобно описанным, множество, и во многих случаях оплату новгородцы предпочитали брать пивом.

Основной площадкой для не делового общения новгородцев и ганзейцев в средневековом Новгороде выступал кабак. Это и способствовало тому, что питейные привычки новгородцев претерпели серьезные изменения: они пристрастились к пиву, особым сортам медовухи, познакомились с винами, при этом предпочитая более сладкие. Такие бытовые изменения и являлись одним из множества элементов слома «старины» и устоявшихся способов ведения дел, что и повлекло за собой в будущем осложнения в русско-ганзейских торговых отношениях на рубеже веков.

В. А. Якунина


Комментировать


× 9 = сорок пять

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru