Политические партии в России: динамика в восприятии и образы будущего

История подсказывает те основания, на которых мы должны возрождать Россию

История подсказывает те основания, на которых мы должны возрождать Россию

Аннотация. В статье представлена методология исследования образов партий, разработанная на кафедре социологии и психологии политики МГУ имени М.В.Ломоносова, а также его результаты самого иследования. Согласно описанной методологии, образ каждой из партии содержит в себе рациональный и бессознательный срезы. Каждый из них оценивается по трем шкалам: привлекательность, сила и активность. В исследовании рациональной составляющей образов применялся метод интервью.

Для описания бессознательных характеристик использовался метод проективного рисунка. Основываясь на результатах исследовательского проекта, начатого в 2011 году, автор анализирует динамику в восприятии политических партий и возможные изменения их образов в будущем. Ключевые слова: политическая психология, политическое восприятие, политические партии, «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», образ будущего Политические партии изучаются в российской политической науке на протяжении всего постсоветского периода.

В литературе хорошо представлены исторический, правовой и институциональной подходы к ним, чего не кажешь о политико-психологическом подходе. Серьезных фундаментальных исследований психологической специфики восприятия партий не проводилось ни в нашей стране, ни за рубежом. Исключением является проект кафедры социологи и психологии политики политологии МГУ, начатый шесть лет назад, где образы партий впервые стали предметом специального исследования [1; 2; 4]. Полученные нами результаты позволяют не только проследить динамику, но и обозначить некоторые тенденции в их изменениях. Обратимся к описанию теоретической модели исследования и его методологии.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Прежде всего, стоит сказать, что политический образ представляет собой, как и любой образ, с одной стороны – отражение реальных характеристик объекта восприятия – то есть, в нашем случае, политической партии, а с другой стороны, образ является проекцией ожиданий субъекта восприятия – то есть граждан [8; 9]. В образе политической партии отражаются потребности и мотивы, знания и представления, мнения, оценки и стереотипы, ожидания, эмоции, требования массового сознания к партиям. Немалое значение в формировании образов играет и политический контекст, в котором мы различаем устойчивый и изменчивый компоненты. Первый подразумевает особенности нашей политической культуры, которая вбирает в себя партийную систему нашей страны, историю ее становления, а также те традиции, которые сложились в нашем обществе.

Изменчивая составляющая политического контекста включает те события на политической арене России, свидетелями которых мы являемся, и которые, независимо от нашего желания, оказывают влияние на наше восприятие политической реальности Образ политических партий далеко не однозначен и включает в себя не только оценку деятельности партии, представление о ней, формируемые в СМИ, и имидж ее лидера. Вследствие того, что образ формируется зачастую без четкой и полной информации рационального характера, выбор, который делают граждане, можно назвать больше эмоционально обоснованным. Из всего этого следует, что любая попытка изучения образа политической партии, имеет под собой необходимость выявления как рациональной, так и эмоциональной, потребностно-мотивационной сфер личности, проявление которых, зачастую, является неосознанным. Именно поэтому чисто рациональный подход не позволит глубоко исследовать проблематику восприятия образов партий.

Для достижения этой цели от исследователя требуется использование не только социологических, но и психологических методов. Как следствие для изучения образов партий, действующих на текущий момент на российской политической сцене, мы применяли метод фокусированного интервью, метод свободных ассоциаций и проективный тест. Фокусированные интервью проводились в Москве накануне каждых из думских выборов. По каждой партии было опрошено 60 респондентов.

В равной степени были охвачены мужчины и женщины от 20 до 80 лет как с высшим образованием, так и не имеющие такового. Задача фокусированного интервью сводилась к тому, чтобы получить вербальный, по преимуществу рациональный, образ партий. Для этого респондентам было предложено 8 вопросов, касающихся политических партий. Все вопросы были открытыми. Анализ интервью имел как качественный, так и количественный характер. Ответы на поставленные вопросы обрабатывались с целью выявления таких параметров как субъектность, четкость или размытость, когнитивная простота или сложность. Помимо этого, как всегда, нас интересовал эмоциональный знак, а также оценка силы и активности каждой из партий. Ответы на некоторые из вопросов обрабатывались методом шкалирования: каждому ответу присваивалось определенное значение в соответствии с кодиро-

вочным листом, который, в свою очередь, использовался для занесения ответа в базу данных. Рациональная составляющая образа зачастую тем или иным образом связана с имеющейся на данный момент социально одобряемой системой ценностей. Неосознаваемые оценки могут быть связаны, в свою очередь, и с индивидуальными особенностями респондентов, и с массовыми стереотипами, существующими в нашем обществе благодаря СМИ, и с глубинными представлениями, общими для людей данной культуры.

Третья составляющая бессознательного образа самая устойчивая, поскольку имеет своим истоком структуры бессознательного, заложенные в ходе первичной социализации, что крепко связано с основными психологическими конструкциями личности [3]. Именно эта составляющая неосознаваемых оценок, зачастую, интересует политических психологов, изучающих образы. Таким образом, предположив, что образ политической партии имеет столь же сложную структуру, как и в случае с политическими лидерами или властью, нам необходимо: 1) выявить тенденции в рациональном восприятии партий; 2) проанализировать эмоциональные их составляющие, несущие на себе отпечаток неосознаваемых тенденций; 3) сравнить эти компоненты между собой на предмет совпадения.

Помимо этого перед нами стояла задача, описав вербальную составляющую образа партий, выделив в них смысловые и психологические характеристики, проанализировать визуальные компоненты. Для осуществления этой задачи мы использовали метод проективных тестов – респондентов просили нарисовать, как они себе представляют каждую из исследуемых партий с тем, чтобы затем из этих рисунков выявить неосознаваемые компоненты образов партий. Как и в исследованиях образа иных политических объектов, мы применяли технику стандартизации интерпретации рисунков, предложенную Т. Фаломеевой и О. Бартеневой [7]. В обозначенной технике при анализе рисунка предлагалось особое внимание уделять композиции, отражающей такие свойства структуры объекта, как сформированность, устойчивость, конфликтность, гармоничность, а также формам, используемым в рисунке, которые отражают когнитивную составляющую образа и передают свойства (активность, динамичность) присутствующим в рисунке предметным образам. Именно они раскрывают личностные смыслы, которыми респонденты наделяют исследуемый объект восприятия. Обратимся к результатам исследования. «Единая Россия» Исследование показало, что как в 2011-м году, так и в настоящее время, близость партии к власти играет двойственную роль.

С одной стороны, она делает ее сильной и активной на политической арене, но с другой – заставляет партию перенимать на себя негативное отношение ко всем существующим в стране проблемам, которые должна решать власть. Образ «Единой России» на рациональном уровне со времени проведения нашего первого исследования (2010-2011гг.) изменился совсем незначительно. При этом на бессознательном уровне она совершенно утратила свою привлекательность. Интересным является и тот факт, что за последние четыре года партия, как на рациональном, так и на бессознательном уровне практически полностью перестала быть субъектной. КПРФ И на рациональном, и на бессознательном уровнях партия представляет собой слабое, непривлекательное объединение. Даже по степени субъектности обе стороны образа практически совпадают. Отношение к партии коммунистов за прошедшие между выборами годы немного изменилось.

Яркого эмоционального отношения уже практически не наблюдается, степень субъектности партии довольно большая. Однако помимо ее лидера в ответах и на рисунках респондентов часто возникают пенсионеры и, как ни странно, молодежь. Снизилось количество респондентов с резко отрицательным отношением к партии, при этом довольно большая доля нейтральных и амбивалентных оценок на фоне поиска альтернативы партии власти и обострения оппозиционных настроений.

«Справедливая Россия» Партия не реализовала возможность использовать свой положительный потенциал, коим являлись ее небольшая узнаваемость и довольно высокая степень конгруэнтности ее образа в 2011 г. Как показала практика, в массовом сознании партия на текущий момент все больше (по сравнению с первымм замером) ассоциируется с «видимой оппозицией» и «подкаблучниками Едра». Ухудшается ситуация тем, что партия представляется неактивной и слабой, как на рациональном уровне, так и на бессознательном. ЛДПР ЛДПР в настоящее время, ровно как и 5 лет назад, является единственной партией лидерского типа. Практически все ответы респондентов тем или иным образом отсылают нас к ее лидеру.

Однако те черты Жириновского, которые нередко отмечаются, как положительные, у партии обретают негативный оттенок. Никаких других субъектов кроме В.В.Жириновского в ответах и рисунках респондентов не присутствует. Образ партии был и остается довольно конгруэнтным. Отличие существует по шкале активности, где рациональный срез ушел немного вперед. Партия выглядит довольно слабой, но принимающей активное участие в политической жизни страны (опять же благодаря своему лидеру). Переходя в выводам, отметим, что образы политических партий действительно претерпели определенную трансформацию за истекшие 5 лет. Однако основной причиной этому явились не те изменения в партийно-политическом дизайне, на которые власть пошла после волны протестов в 2011 году, учтя критику со стороны общества. Согласно полученным нами результатам, несмотря на эти изменения в партийно-политической системе, массовое сознание попрежнему ориентируется на привычную однопартийную модель.

Можно предположить, что то ощущение необязательности и искусственности многопартийности, которое фиксировалось в нашем исследовании, вызвано отсутствием ценностной определенности и противоречием между декларативной многопартийностью и распространенными монополистическими политическими практиками. Помимо этого нами было выявлено явное усиление запроса на оппозиционность – партия прибавляет в своей оценке по шкале привлекательности, если воспринимается как оппозиционная. Если партия воспринимается как провластная или связанная с властью, то на ее восприятие накладывает отпечаток тот негативный образ власти, который существует в России на протяжении всего постсоветского периода.

При этом нужно отметить, что ни одна из оппозиционных партий не воспринимается как достойная замена существующей власти. Еще одна немаловажная особенность, которую можно выделить на основе результатов нашего исследования, заключается в том, что партии все меньше воспринимаются людьми в качестве активных политических акторов, способных играть важную роль в политике. Не редки случаи, когда люди имеют весьма отдаленное представление о том функционале, который несут партии. Не спасает ситуацию даже активноcть их лидеров, поскольку персонифицированость властных структур, свойственная нашей политической культуре, в случаях с партиями в последние годы стала проявляется в гораздо меньшей степени.

Литература:

1. Затонских А., Палитай И., Особенности восприятия современных российских политических партий // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. — 2012. — № 2. — С. 83–95;

2. Зверев А.Л., Палитай И.С., Рогозарь А.И., Смулькина Н.В. Особенности политического восприятия в современных российских условиях // Полис. Политические исследования. – 2016. – № 3. – С. 40-54

3. Образы российской власти: От Ельцина до Путина / Под ред. Е.Б.Шестопал. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2009.

4. Палитай И.С., Шестопал Е.Б. Психологические особенности восприятия политических партий в современной России // Вестник Московского университета. Серия 12: Политические науки. – 2014. – № 4. – С.28-51.

5. Психология политического восприятия в современной России / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: РОССПЭН. С.234-252.

6. Путин 3.0: общество и власть в новейшей истории России / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: РОССПЭН. С.266-280.

7. Фаломеева Т.В., Бартенева О.М. Опыт применения проективной методики «Психологический рисунок» в исследовании социальных объектов // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 2000. № 2.

8. Granberg, Donald, Kasmer, Jeff, Nanneman, Tim. An Empirical Examination of Two Theories of Political Perception// Political Research Quarterly, Vol. 41, No. 1, 1988. – P. 29-46.

9. Kristesen, Niels Norgaard. Perceptions of Power and Democracy: Analytical and Methodological Dilemmas of the Construction of Images// Qualitative Studies. – 2010. – Vol. 1, No. 1. – P. 21-27.

Палитай И.С.


Комментировать


2 + пять =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru