Почему науке нужна философия?

Несмотря на тесные исторические связи между наукой и философией, современные ученые часто воспринимают философию как совершенно отличную от науки и даже противоречащую ей.

Здесь мы утверждаем, что, наоборот, философия может оказывать важное и продуктивное влияние на науку. Despite the close historical ties between science and philosophy, modern scholars often perceive philosophy as completely different from science and even contradicting it. Here we affirm that, on the contrary, philosophy can have an important and productive effect on science.

Актуальность исследования — Быстрый рост научных знаний и широкое использование их достижений в области технологий после окончания Второй мировой войны привели к беспрецедентному научнотехническому прогрессу, охватившему многие промышленно развитые страны.

И это не могло не вызывать общественного интереса к проблемам развития науки, повышения ее темпов роста, укрепления связей с промышленностью и народным хозяйством в целом. В ответ на эти потребности возникает целый ряд новых дисциплин, которые ставят своей целью изучение различных аспектов существования и функционирования науки. Проблема исследования – выявление значимости философии в рамках современных наук. Степень научно-теоретической разработки темы — Появление и формирование философии науки в первую очередь связано с фамилиями таких философов и экспертов, как О. Конт, Дж.Ст. Милль, Э. Мах, А. Пуанкаре, А. Эйнштейн, Б. Рассел, Л. Витгенштейн, Н. Бор, Т. Кун, К. Поппер и др. Задачи исследования: 1) Охарактеризовать предпосылки взаимодействия философии и науки в 21ов веке; 2) Рассмотреть взаимодействие философии и науки на современном этапе на различных примерах. Наука и философия всегда учились друг у друга. Философия неутомимо черпает из научных открытий новую силу, материал для широких обобщений, в то время как наукам она придает мировоззренческие и методологические импульсы своих универсальных принципов. Многие общие руководящие идеи, которые лежат в основе современной науки, были впервые изложены философией. Одним из примеров является идея атомной структуры вещей, озвученная Демокритом.

Некоторые предположения о естественном отборе были высказаны в древние времена философом Лукрецием, а затем французским мыслителем Дидро [4]. Итак, зачем науке философия? Мы задаем этот вопрос, несмотря на прочную историческую связь между философией и наукой. Однако сегодня ученые склонны воспринимать философию как нечто совершенно иное, противоположное науке или даже бесполезное. Философия предлагает концептуальное разъяснение, которое не только повышает точность и полезность научных терминов, но также приводят к новым экспериментальным исследованиям, поскольку выбор данной концептуальной основы сильно ограничивает способ представления экспериментов.

Также философия может внести свой вклад в критику научных предположений — и даже может быть активна в формулировании новых, проверяемых и прогнозирующих теорий, которые помогают установить новые пути для эмпирических исследований [5]. Рассмотрим такой пример воздействия философии на когнитивные науки, как задача ложного убеждения. Философ Даниэль Деннет был первым, кто задумал основную логику этого эксперимента как пересмотр теста, используемого для оценки теории разума, способности приписывать психические состояния себе и другим. Задача проверяет способность приписывать другим убеждения, которые кто-то считает ложными, ключевая идея заключается в том, что рассуждение о ложных убеждениях других, в отличие от истинных убеждений, требует представления о других людях как обладающих умственными представлениями, которые расходятся с их собственными о таковом мире на самом деле[2]. Задачи ложного убеждения представляют собой важный эксперимент в различных областях когнитивной науки и нейробиологии с широким применением и последствиями. Они включают тестирование на стадии когнитивного развития у детей, обсуждение архитектуры человеческого познания и его отдельных способностей, оценку теории умственных способностей у высших приматов, развитие теорий аутизма как слепоты ума (в соответствии с которым возникают трудности при прохождении задания ложного убеждения связанные с состоянием обследуемого), и определение того, какие именно области мозга связаны со способностью рассуждать о содержимом разума другого человека [1].

Философия также помогла области когнитивной науки избавиться от проблемных или устаревших предположений, способствуя научным изменениям. Понятия разума, интеллекта, сознания и эмоций используются повсеместно в разных областях, зачастую с небольшим согласием в отношении их значения. Инженерный искусственный интеллект, построение психологических теорий переменных психического состояния и использование нейробиологических инструментов для исследования сознания и эмоций требуют концептуальных инструментов для самокритики и междисциплинарного диалога — именно те инструменты, которые может предоставить философия. Сегодня наука и философия не так близки, как раньше. Для каждого сообщества важно сделать один шаг навстречу другому. И это не простая задача. Есть много препятствий. Многие философы дистанцировались от науки и научной работы. Кроме того, даже философам, которые готовы вести диалог с исследователями, часто не хватает знаний о последних научных открытиях. С другой стороны, лишь немногие исследователи осознают преимущества философии и то, что она может принести в научный и инновационный мир. Лишь немногие имеют время и возможность быть в курсе знаний, полученных философами. В основном ученые не обладают знаниями и силой философии. Так мы создали разрыв между наукой и философией.

Воссоединение этих двух дисциплин было бы очень полезно для мира. Но как на практике мы можем способствовать сотрудничеству между исследователями и философами? На первый взгляд, решение может показаться очевидным: каждое сообщество должно сделать шаг навстречу другому. И все же было бы ошибкой считать это легкой задачей. Препятствий много. В современном научном контексте, в котором доминируют растущая специализация и растущий спрос на финансирование и результаты, только очень ограниченное число исследователей имеют время и возможность даже узнать о работе, написанной философами по науке, не говоря уже о ее чтении. Принимая во внимание вышеуказанные данные, можно и нужно воспринимать философию и науку как континуум. Философия и наука разделяют инструменты логики, концептуального анализа и строгой аргументации.

Тем не менее, философы могут использовать эти инструменты со степенями тщательности, свободы и теоретической абстракции, которые практикующие исследователи часто не могут себе позволить в своей повседневной деятельности. Философы, обладающие соответствующими научными знаниями, могут затем внести существенный вклад в развитие науки на всех уровнях научной работы от теории до эксперимента.

Литература: 1. Введение в историю и философию науки / С.А. Лебедев и др. — М.: Академический проект, 2019. — 384 c. 2. Виктор Александрович Штофф и современная философия науки. — М.: Издательство СПбГУ, 2016. — 482 c. 3. Гирусов, Э. Актуальные проблемы философии науки / Э. Гирусов. — М.: Прогресс-традиция, 2019. — 560 c. 4. Лукреций. О природе вещей//Л., Изд-во АН СССР, 1947. — 451 с. 5. Федоров, Николай Мыслитель-«ученый», «слишком ученый», то есть ученый-филистер / Николай Федоров. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2019. — 871 c. 6. Юрий, Иванович Леднев Любовь к Мудрости. Тайны науки Философии. Книга 1 / Юрий Иванович Леднев. — М.: Издательские решения, 2015. — 894 c.

С.А. Ротмистров, М.В. Ромм


Комментировать


семь × = 63

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru