Праздник воздухоплавания

Праздник воздухоплавания

Праздник воздухоплавания

В наши дни словосочетание «авиационный праздник» ассоциируется с крупнейшими международными аэрокосмическими салонами, такими как МАКС, Ле-Бурже, Фарнборо. Поклонники истории отечественной авиации непременно вспомнят грандиозные московские авиационные парады 30-х годов, Ходынское и Тушинское поля, мастерство «сталинских соколов». Однако первый отечественный авиационный праздник случился гораздо раньше. 8 марта 1910 года Михаил Никифорович Ефимов совершил серию полетов над полем Одесского ипподрома. Так, в начале ХХ века Россия присоединилась к немногочисленным государствам, открывшим для себя полеты на аппаратах тяжелее воздуха. Новомодное достижение технического прогресса обрело в нашей стране колоссальную популярность. Передовые конструкторы принялись создавать чертежи и макеты будущих летательных аппаратов. Энтузиасты неба объединились под эгидой Императорского всероссийского аэроклуба.

Было учреждено несколько периодических изданий, посвященных авиационному спорту: «Аэрои автомобильная жизнь», «Воздухоплаватель», «Автомобиль и воздухоплавание», «Вестник воздухоплавания и спорта», «Библиотека воздухоплавания»… В военном ведомстве была создана Офицерская воздухоплавательная школа. Несмотря на весь энтузиазм, с которым в России восприняли авиацию, в сознании общества она оставалась «импортной диковинкой». Неудивительно, ведь русское небо бороздили пилоты, прошедшие обучение за границей и управляющие аппаратами, построенными за границей. Первопроходец русской авиации М.Н. Ефимов, к примеру, получил диплом пилота в Париже, а памятный полет над Одессой совершил на биплане «Генрих Фарман».

Этот стереотип был усилен Первой международной неделей авиации, когда в апреле-мае 1910 года в небо над Коломяжским полем СанктПетербурга поднялись практически одни лишь иностранцы. Оригинальные русские аппараты находились в стадии конструирования и постройки, а пока русская авиация состояла из французских «Фарманов», «Вуазенов», «Блерио», «Антуанет»… Патриоты не могли мириться с таким положением дел. Петербургской публике нужно было показать достижения русской авиации, тем более что они уже были. Императорский всероссийский аэроклуб предложил устроить Всероссийский праздник воздухоплавания с условием участия в нем исключительно русских пилотов.

Организаторы рассчитывали таким образом поддержать воздухоплавательное дело в России, выявить сильнейших пилотов и конструкторов, ознакомить россиян с передовыми достижениями страны в этой отрасли. Не имея возможности претворить в жизнь свои замыслы без поддержки военного ведомства, Императорский всероссийский аэроклуб обратился к военному министру Сухомлинову. Все пункты ходатайства были удовлетворены: армия выделила необходимую денежную сумму на организацию праздника и формирование призового фонда, разрешила участвовать в празднике офицерам воздухоплавательной школы, допустила к участию в состязаниях летательные аппараты военного ведомства. В сентябре 1910 года Коломяжское поле, расположенное в окрестностях Санкт-Петербурга, приняло праздничный вид и наполнилось тысячами зрителей. Право совершить первый полет и открыть программу Всероссийского праздника воздухоплавания было предоставлено самому именитому из русских пилотов М.Н. Ефимову, который к тому времени согласился с предложением военного ведомства и стал инструктором в Офицерской воздухоплавательной школе. Открытие праздника сопровождалось небывалым ажиотажем, сравнимым, разве что с открытием Олимпийских игр в наши дни.

Моросящий дождь и порывистый ветер не могли испортить настроения зрителям. Гости праздника приветствовали его участников: авиаторов М.Н. Ефимова, В.А. Лебедева, Г. Сегно, С.И. Уточкина, Фон-Крумма, А.А. Кузьминского, поручика Г.Г. Горшкова, поручика Е.В. Руднева, подполковника С.А. Ульянина, капитана Л.М. Мациевича, поручика Б.В. Матыевич-Мацеевича, лейтенанта Г.В. Пиотровского, а также аэронавтов В.В. Кузнецова, С.И. Одинцова, Н.А. Рынина, А.Н. Серединского и Ю.М. Древницкого. Авиаторы выступали на аэропланах «Фарман», «Блерио» и «Авиатик». К сентябрю 1910 года Россия уже располагала несколькими аэропланами, созданными русскими конструкторами. Однако в силу разных причин в празднике принял участие лишь один из них «Россия-А», управляемый пилотом Г. Сегно. Аэронавты выступали на сферических аэростатах и монгольфьерах. Устроители предложили русским авиаторам померяться силами в нескольких номинациях, таких как «Продолжительность полета без спуска», «Максимальная высота подъема», «Точность спуска», «Подъем наибольшего груза», «Полет при ветре», «Наилучший планирующий спуск»…

Свои номинации были учреждены для участников на аэростатах. Они соревновались лишь в продолжительности и высоте полета. Оба приза за управление воздушными змеями достались общепризнанному мастеру этого дела подполковнику С.А. Ульянину. Все участники демонстрировали высокую технику пилотирования. Настоящей звездой праздника стал все тот же М.Н. Ефимов. Он был единственным, кто осмелился побороться за приз в номинации «Полет при ветре не менее 5 секундо-метров в течение не менее 10 минут». Однако даже такой признанный мастер не решился оспаривать приз за максимальную высоту подъема. Из-за сильного порывистого ветра эта номинация осталась не разыгранной. Все участники состязаний получили денежные призы. Наибольшей суммы среди штатских удостоился М.Н. Ефимов, а среди участников в погонах поручик Е.В. Руднев. Примечательно, что выдача военнослужащим призовых денег послужила поводом для общественной дискуссии. Некоторые полагали, что военным чинам не к лицу брать эти деньги. Кроме состязаний праздник включал в себя еще и обширную демонстрационную программу, организацию которой полностью взяло на себя военное ведомство. Для обеспечения мероприятий праздника было выделено более 100 военнослужащих 18-го саперного батальона. Ими было осуществлено 5 подъемов воздушных шаров, 32 подъема змейковых аэростатов, около 80 подъемов змеев.

Наряду с демонстрацией в воздухе военное ведомство организовало и наземное экспонирование. Одними из самых интересных экспонатов стали разборные деревянные ангары для аэропланов системы «Бессонно». Эти прочные удобные сооружения хорошо себя зарекомендовали на службе во французской авиации и были приобретены Отделом воздушного флота. Три таких ангара были установлены на Коломяжском поле. В ходе Всероссийского праздника воздухоплавания состоялся их первый показ в России. В конце сентября ход праздника был омрачен. Погиб один из лучших военных пилотов России капитан Лев Макарович Мациевич. Блестяще показав себя в соревновательной программе, летчик поднимал в небо на своем «Фармане» высших офицеров и влиятельных особ. Среди пассажиров Л.М. Мациевича был даже председатель правительства П.А. Столыпин. 24 сентября, совершив ряд полетов, капитан получил записку от шефа русской военной авиации Великого князя Александра Михайловича с просьбой продемонстрировать в небе нечто особенное. Несмотря на усталость, Л.М. Мациевич поднял машину в воздух и решил «забраться» на максимальную высоту. На глазах у потрясенных зрителей «Фарман» стал разваливаться в воздухе, и рухнул на поле. Летчик погиб, став первой жертвой в истории отечественной авиации.

Причину смерти Л.М. Мациевича установить не удалось. Он был похоронен с великими почестями как национальный герой. Самым главным результатом Всероссийского праздника воздухоплавания следует считать тот факт, что авиация перестала быть «заморским чудом». Один из организаторов праздника член научно-технического и спортивного комитетов императорского всероссийского аэроклуба военный инженер подполковник С.А. Бекнев писал: «Надо отдать справедливость, что блестящие полеты участников сыграли очень большую роль в общем подъеме сочувствия к нашему воздухоплаванию». Авиаторы М.Н. Ефимов, Л.М. Мациевич, Е.В. Руднев, В.А. Лебедев, Г. Сегно для русской публики встали в один ряд с общепризнанными западными корифеями Ю. Латамом и Л. Поланом. Как позже было отмечено в отчете Императорского всероссийского аэроклуба: «Чудеса, о которых раньше приходилось слышать из-за границы, потеряли свой поражающий блеск и перешли в разряд явлений более нормальных».

Нельзя не отметить, что это событие стало возможным лишь благодаря всестороннему участию военного ведомства. Оно выделило деньги, предоставило пилотов, аэропланы, аэростаты, ангары, организовало демонстрацию в воздухе и на земле. Военные авиаторы потеряли одного из своих товарищей поручика Л.М. Мациевича. Его гибель заставила по-новому взглянуть на проблемы авиационной безопасности и дала толчок научным изысканиям в этой отрасли. Всероссийский праздник воздухоплавания положил начало традициям воздушных праздников и парадов, тех самых, которыми мы гордимся по сей день.

Капитан 3 ранга Евгений КОТОВ. Майор Владимир ПРЯМИЦЫН, кандидат военных наук

ОРИЕНТИР 12.2014


Комментировать


один − = 0

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru