Предпосылки информационного противоборства мировому терроризму XXI века на примере ИГИЛ

1

В XXI веке человечество шагнуло в новую эпоху, в которой ключевая роль отведена информации и  научно-техническому прогрессу. Высокотехнологичные отрасли позволили стереть практически любые границы в общении и передаче данных. Однако, как показала практика, средства современных массовых коммуникаций не всегда используются в мирных целях. Кроме того, с бурным развитием интернета и его внутренних диалоговых площадок (форумы, соцсети, имиджборды, частные сайты, блоги, видеохостинги и пр.) роль официальных СМИ значительно пошатнулась, чем порою целенаправленно пользуются злоумышленники.

«Очагов опасности» несколько. Во-первых, многие обыватели и начинающие пользователи интернет-сети зачастую – в силу неосведомленности о технологическом и  идеологическом процессе создания и размещения определенного контента – не способны достоверно определить истинные предпосылки многих «повесток дня». Во-вторых, на просторах Всемирной сети представлено невероятное множество самых разнообразных точек зрения и аналитических материалов по каждой, даже самой незначительной социальной проблеме (причем далеко не всегда логичных, обстоятельных и независимых). И в-третьих, альтернативный взгляд на любую тему может быть сформирован в ходе ответной реакции на материал в формате комментариев, видеоответов или самостоятельных развернутых статей. Так открывается огромный простор для внедрения механизмов различных видов демагогии, смещения фокуса внимания или технологии фрейминга (или «кадрирования») информации [1].



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Особую «популярность» с 2014 г. в интернете и  ряде традиционных СМИ получила международная террористическая организация ИГИЛ, которая с момента своего появления в медиапространстве не перестает напоминать о себе [2]. Только за 2016 г. произошла масштабная серия терактов в Европе, которые – по официальной статистике – унесли жизни 804 человек и оставили более 1170 ранеными. Кроме того, идет регулярный процесс вербовки трудоспособного населения России в ряды террористов [3, 4]. В декабре 2015 г. – по данным ТАСС и  ЦРУ – к  приверженцам ИГИЛ относились порядка 30000 иностранцев (в том числе российских граждан).

Власти же Ирака заявляют общую численность террористической группировки в 200000 боевиков [5]. Отсюда напрашивается неутешительный вывод: грамотное использование современных информационных ресурсов злоумышленниками способно не только нанести огромный ущерб психологическому здоровью нации (путем еженедельных упоминаний о терактах, гибели людей и поддержании иллюзии «всепоглощающего страха» с атмосферой всеобщей обречённости), но и сместить общую информационную «повестку дня» с гораздо более насущных социальных проблем (легитимность выборов в представительские органы власти, рост цен на продукты питания и ЖКХ, снижение покупательной способности рубля, рост безработицы и пр.).

Более того, придавая действиям ИГИЛ регулярную огласку и формируя некий одиозный образ «неуловимых мстителей» за свою веру, многие СМИ и  диалоговые площадки в мировой сети незаметно для себя создают деструктивные модели PR. В погоне за рейтингами и  оригинальной подачей материала многие журналисты и авторы скандальных текстов о террористах забывают о многих морально-этических нормах [6]. Апофеозом данных действий зачастую становятся излишне циничные комментарии, шутки, анекдоты, фельетоны, фотоколлажи и даже смонтированные видеоролики, содержащие в себе «черный» кощунственный юмор касательно произошедших событий.

В этой связи противоборство с информационной пропагандой террористических сообществ будет рациональнее реализовать в следующих направлениях: – ужесточение законодательства в области противодействия террористической деятельности на территории России; – проведение профилактических лекций в учебных заведениях; – создание реабилитационных центров психологической поддержки людей, попавших под влияние вербовщиков со стороны ИГИЛ; – создание и  распространение видеороликов о пагубном влиянии террористической деятельности в сети Интернет; – проведение массовых мероприятий, направленных на популяризацию борьбы с терроризмом (с привлечением сектора НКО и инициативных групп региона). При этом на каждом этапе необходимо соблюдать общепринятые нормы этики и морали, а также – по возможности – руководствоваться профессиональной помощью PR-специалистов, так как на сегодняшний день социальная проблема терроризма вышла далеко за рамки единичных акций с политическим подтекстом.

Деятельность организаций вроде ИГИЛ носит массовый и системный характер, а также обладает грамотной и оплачиваемой информационной поддержкой [7, 8]. Однако не лишним будет упомянуть и тот факт, что на сегодняшний день российские власти эффективно подавляют деятельность многих экстремистских сайтов. 10 ноября 2015 года генеральный прокурор Ю. Чайка в своем докладе заявил, что «было блокировано более 800 интернет-сайтов и  удалено порядка 4500 страниц, содержащих информацию террористической направленности».

А один из ведущих мировых специалистов в сфере информационной безопасности Евгений Касперский отметил «необходимость защиты персональных компьютеров от комплексных кибернетических атак» со стороны ИГИЛ. Таким образом, на сегодняшний день в России представлены информационные, образовательные, идеологические и технические меры противодействия мировому терроризму.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бергер П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П. Бергер, Т. Лукман. – Москва, 2012.

2. Федорченко А. В. Феномен «Исламского государства» // Вестник МГИМОУниверситета / А. В. Федорченко, А. В. Крылов. – Москва, 2015. – № 2 (41). – С. 174-183.

3. Старостин А. Н. Идеологические истоки ИГИЛ, практики агитации и методы информационного противодействия радикалам / А. Н. Старостин // Мусульманский мир. – 2015. – № 4. – С. 55-66.

4. Мурадов М. «Чёрным по зелёному». Как и почему граждане России попадают в ИГИЛ? / М. Мурадов, Н. Сергеев. // Коммерсантъ, 19 июня 2015.

5. Azoulay R. Islamic State franchising: Tribes, transnational jihadi networks and generational shifts (CRU report). – Wassenaar: Netherlands Institute of International Relations Clingendael, 2015.

6. Вайс М. Исламское государство: Армия террора = ISIS / М. Вайс, Х. Хасан. Inside the Army of Terror. – Москва : Альпина нон-фикшн, 2016.

7. Sekulow J., Sekulow J., Ash R.W., French D. Rise of ISIS: A Threat We Can’t Ignore. – Simon and Schuster, 2014.

8. Alexander Y., Alexander D. The Islamic State: Combating The Caliphate Without Borders. – Lexington Books, 2015.

В. Н. Дорохин (Воронежский ГУ) Научный руководитель – к.ф.н.,преп. Р. В. Дыкин


Комментировать


восемь − = 4

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru