Психологические аспекты политического манипулирования общественным сознанием

В современных условиях нам достаточно часто выпадает возможность участвовать в выборах различного масштаба: мы выбираем депутатов муниципалитетов, представителей региональных законодательных собраний, депутатов Государственной думы, и, наконец, президента. Таким образом, осуществляется взаимодействие избирателей, политиков и государственных служащих, что образует политический процесс, т.е. упорядоченную последовательность действий политических акторов, преследующих свои властные интересы.

Каждый из субъектов политического процесса зависит от другого, влияет на другого, деятельность каждого опосредована другим. Однако это не значит, что субъекты не сохраняют свою независимость, а значит лишь то, что любые их действия рано или поздно отразятся на них самих. Политический выбор осуществляется периодически на микро- и на макроуровне. Осуществляя свой выбор избиратели во многом полагают, что делают это сознательно, исходя из собственных предпочтений, даже не задумываясь о том, что предпочтения есть результат манипуляции.

Манипулирование – это линия взаимодействия, предполагающая несимметричное участие сторон в совместной деятельности. Один из участников взаимодействия искренне считает, что идет сотрудничество, другой делает вид, решая за счет другого в ущерб ему свои задачи. Политическое манипулирование – это скрытое управление политическим сознанием и поведением людей с целью принудить их действовать или бездействовать в интересах манипуляторов, навязывание воли манипулятора манипулируемому в форме скрытого воздействия. Так, в любой предвыборной кампании средства массовой информации (коммуникации), политическая реклама быстро доводят до массовой психологии, что кандидат, организация, партия помогут осуществиться их притязаниям, и люди спешат проголосовать, по сути дела, за исполнение своих желаний.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Ощущая нарастающую зависимость своей деятельности от настроений масс, политические лидеры не столько подчиняются настроениям, сколько учитывают их в своей деятельности и манипулируют ими, играя на желаниях и стремлениях масс. Д. В. Ольшанский определял массовые настроения в политике как «особые психические состояния; однородная для большого количества людей субъективная сигнальная реакция, особые переживания комфорта или дискомфорта» [4, с. 207]. Общественные настроения отражают три основных момента: во-первых, степень удовлетворенности или неудовлетворенности общими социально-политическими условиями жизни; во-вторых, субъективную оценку возможности реализации социально-политических притязаний людей в данных условиях; в-третьих, стремление к изменению условий ради осуществления притязаний.

Для достижения положительных настроений в политике всегда использовались обещания, воодушевлявшие массы и стимулирующие энтузиазм. Для разжигания негативных настроений необходимо было продемонстрировать, что кто-то обманывает людей, не давая возможности реализовать свои устремления. Расхождение слова и дела всегда воспринималось людьми как предательство их потребностей, вызывало взрывы отрицательных настроений по отношению к тем, кто их обманывает. Как положительные, так и негативные общественные настроения формируются с использованием принципа транзитивности, т.е. перехода положительных или отрицательных чувств, которые испытывает один человек к другому на третьего, к которому он тоже начинает относиться аналогично хорошо или плохо.

Применительно к политическому выбору этот принцип означает положительные или отрицательные отношения к политической доктрине из-за расположенности – нерасположенности к лидеру соответствующей политической партии. Формирование положительных общественных настроений, а, следовательно, и предстоящего политического выбора в ходе подготовки к выборам депутатов Государственной думы в 2016 г. осуществлялась с использованием высокого рейтинга Президента России В. Путина. Политическая агитация пестрела типовыми лозунгами: «Вместе с Президентом…», «Поможем Президенту…» и пр. Другими словами на фоне падения рейтинга доверия к партии власти «Единая Россия» (с 56 % в I квартале 2015 г. до 43 % в июне 2016 г.) политики в своей предвыборной гонке использовали образ Путина [1]. Это во многом сыграло свою роль в определении политического выбора россиян: вековая вера русского народа в «доброго царя».

Эта вера практически всегда помогала как властям, так и их противникам. Другим способом влияния на массовые настроения является негативное представление политических оппонентов. Б. Ф. Поршнев полагал, что ««мы» формируется путем взаимного уподобления людей, т.е. действия механизмов подражания и заражения, а «они» — путем ограничения этих механизмов, путем запрета чему-то подражать или отказа человека в подчинении подражанию, навязанному ему природой и средой. Нет такого «мы», которое явно или неявно не противопоставлялось бы каким-то «они», как и обратно…» [5].

В вопросе управления массовыми настроениями логически возможны два подхода, дополняющие и обогащающие друг друга: 1) через воздействие на сегодняшние настроения влиять на перспективы политической реальности; через сегодняшнею психологию идти к завтрашней действительности; 2) через сегодняшнюю действительность влиять на завтрашние настроения масс; через нынешнюю общественно-политическую данность воздействовать на ту психологию людей, которая сыграет роль в будущем. Влияние на людей через управление пропагандой, формирование слухов и других аналогичных явлений вместе с управлением реальными условиями жизни дают один результат: изменение потребностей и возможностей их реализации, т.е. изменение настроений, и, через них объективных реалий жизни. Основным фактором, формирующим мнения значительной массы избирателей, часто бывают средства массовой информации и, прежде всего, телевидение. Отметим, что это не только удобный, но и сравнительно дешевый метод получения необходимой информации.

Однако некоторые избиратели не используют и этот шанс, положившись на собственное мнение или мнение знакомых и родственников. Наконец, многие избиратели просто не участвуют в голосовании. Это свидетельствует о том, что они не видят пользы от участия в политическом процессе. Такое явление в теории общественного выбора Р. М. Нуреев определяет как рациональное неведение [3, с. 195]. Существует своеобразный эффект порога – это минимальное значение пользы, которое необходимо превысить, чтобы избиратель участвовал в политическом процессе. Если оно ниже определенной величины, избиратель старается избежать исполнения своего гражданского долга, становясь человеком, для которого типично рациональное неведение.

В большей степени проблема рационального неведения свойственна молодежи. Проводимые перед выборами 2016 г. опросы общественного мнения показали, что 40 % избирателей в возрасте 18–30 лет впервые слышали и предстоящих выборах [2]. Решение проблемы политической индифферентности молодежи можно проследить на примере выборов президента Российской Федерации в 1996 г. Известно, что молодежь имеет больший запас прочности и жизненных сил, что ориентирует ее на движение вперед, а не на взгляды назад. Именно на это и был сделан упор – «Голосуй или проиграешь» – привлечь молодежь на избирательные участки, а уж они проголосуют «за новую жизнь». И это сработало!

Однако, всякому терпеливому ожиданию «исполнения желаний» рано или поздно наступает конец. Тогда приходит конец власти «общественно» нормированных настроений, сменявшихся уже неподвластными социальному контролю настроениями негативными, в основе которых лежит превышающее адаптационные возможности человека расхождение между обещанным и условиями реальной жизни, которые приходилось терпеть.

Несмотря на отдельные взрывы негативных настроений, общий механизм «настроенческой обработки» остается достаточно совершенен. Массы успокаивают не исполнением желаний, а появлением новых устроителей их жизни, не осуществляющих, а лишь подтверждающих и в очередной раз откладывающих «отсроченные притязания». Так возникает политический деловой цикл. Политический деловой (политико-экономический) цикл – цикл экономической и политической активности правительства между выборами.

После выборов осуществляются меры, направленные на изменение целей или масштабов деятельности предыдущего правительства. Эти меры носят особенно радикальный характер, если к власти приходит партия, до этого находящаяся в оппозиции. Предпринимаются попытки сократить дефицит государственного бюджета, свернуть непопулярные программы, перестроить работу государственного аппарата. Пришедшие к власти люди стараются выполнить хотя бы часть предвыборных обещаний. Однако затем активность начинает снижаться, и этот процесс продолжается до тех пор, пока популярность нового правительства не упадет до критического уровня. С приближением следующих выборов активность правительства возрастает. Пик новой активности не должен находиться слишком далеко от предстоящих перевыборов, иначе избиратели успеют забыть о хороших делах правительства.

В том случае, когда правительству удается подойти к перевыборам в фазе экономического подъема, вероятность для переизбрания старого правительства больше, чем в случае, когда в стране отчетливо видны признаки спада или надвигающегося кризиса. Любая манипулятивная программа ориентирована на создание управляемой массы разобщенных, некоммуникабельных одиночек. Данная программа предполагает разделение субъектов коммуникации. Таким образом, происходит феномен обезличивания человека в массе, который своеобразно толковался З. Фрейдом. Феномен обезличивания человека в массе служил для З. Фрейда лучшим доказательством основных постулатов психоанализа: мифа о первобытной орде, Эдипова комплекса и либидозной связи членов массы-орды с идеальным отцом. Рассматривая в качестве примера две «искусственные массы», армию и церковь, Фрейд утверждал, что обе они (и значит, и все другие, только в менее очевидных формах) держаться на подсознательной любви к образу идеального отца.

В одном случае он олицетворен военачальником, выступающим «отцом родным» по отношению к солдатам, в другом – Иисусом Христом, являющимся «отцом» всего человечества. Отсюда Фрейд, продолжая размышления Г. Лебона, но трактуя их по-своему, в духе психоанализа, придавал особое значение лидерам-«вожакам» массы. Подчинение им и своеобразное «растворение» в них трактовалась как одна из слагаемых феномена обезличивания [4, с. 43]. В рамках политической манипуляции воздействие на личность может осуществляться как через экстравертивность, так и через интровертивность. Экстравертивная сторона манипуляции заключается в выдаче направленной, клишированной информации, которая подается на уровне внушения.

Основной целью в данном случае является формирование замкнутой личности, способной к конформизму. Интровертивная сторона манипуляции предполагает устранение личностного «цензурного барьера», что должно способствовать некритическому восприятию преподносимой информации. Таким образом, периодический процесс политического выбора осуществляется на основе «собственных» предпочтений, которые в свою очередь формируются во многом благодаря манипулятивному воздействию со стороны политической пропаганды.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. ВЦИОМ. Оценка властей. – URL: http://wciom.ru/news/ratings/ocenka_vlastej/ (дата обращения: 02.03.2017).

2. Еженедельный опрос «ФОМнибус» 14–15 мая 2016 г. – URL: http: fom.ru/Politika/12666# (дата обращения: 28.02.2017).

3. Нуреев, Р. М. Теория общественного выбора. Курс лекций : учеб. пособие для вузов / Р. М. Нуреев // Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М. : Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005. – 531 с.

4. Ольшанский, Д. В. Психология масс / Д. В. Ольшанский. – СПб. : Питер, 2002. – 368 с. 5. Поршнев, Б. Ф. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии) / Б. Ф. Поршнев. – М. : Мысль, 1974.

В. Н. Гурьянчик (г. Ярославль, Россия), Т. В. Макеева (г. Ярославль, Россия)


Комментировать


6 − = три

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru