П.А. Сорокин о деформации семейных ценностей в условиях социального бедствия глобального характера

Объектом исследования данной статьи выступают семейные ценности в современном российском обществе. Предметом исследования является процесс деформации семейных ценностей в условиях социального бедствия. Дана характеристика концепции альтруистической любви П.А. Сорокина, как фундаментальной основы преодоления последствий социального кризиса 90-х годов ХХ века, затронувших нормы существования семьи и брака. Рассмотрен социологический анализ феномена влияния глобализации на длительность и глубину кризиса духовного развития семьи и брака. Ключевые слова: семья, брак, ценности, деформация ценностей, революция, социальное бедствие, глобализация, альтруистическая любовь, индивидуализированное общество.

Органам ЗАГС исполняется 100 лет. В рамках социальной истории России эти сто лет сопровождались как эпохами социальной целостности и порядка, так и эпохами социального бедствия. Следует заметить, что само рождение органов ЗАГС произошло в эпоху социального бедствия, коей является революции 1917 годов. Ведь в самом «Декрете о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния», являющимся официальной датой учреждения органов ЗАГС отражено насильственное стремление большевистской власти к тому, чтобы сакральное таинство брака стало гражданским публичным актом. Это подтверждается следующей формулировкой: «Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки. Примечание. Церковный брак, наряду с обязательным гражданским, является частным делом брачущихся» [4].

Провозглашая брак частным делом, Советская власть отражала стремление перехода от традиционного общества к обществу индустриальному. Ликвидацией понимания брака как дела общественного она полностью отвергала возможность отражения в общественном характере церковного брака неких устойчивых социальных закономерностей в бытии института семьи, не зависящих от политической воли. Тотальная политизация жизни требовала отмены старых ценностей и введения новых. При этом нельзя не упомянуть тот факт, что помыслы о мировой революции тогда, уже предполагали некий глобальный проект и самый важный институт антиглобального характера очень хотелось отменить, но не вышло в силу того, что сознание масс еще имело сильный заряд исторической и традиционной памяти. Но с сакральным, как с отражением неизменности социальных закономерностей открытых еще в традиционном обществе уже велась борьба.

Мы не случайно прибегли к комментарию декрета. Ведь из него ясно следует,что органы ЗАГС с первого дня своего существования уже выступают в качестве важнейшего фиксатора процессов социокультурной динамики российского общества, отражением состояния производства и применения духовных ценностей в создании семьи. Наряду с этим нам необходимо помнить о том, что деформация ценностей также явлется объектом фиксации в актах гражданского состояния только в скрытом виде. Именно латентные деформации ценностей являются наиболее важным объектом социологического анализа в смысле выявления как перспектив развития институтов семьи и брака, так и причин увеличения числа разводов, старения или омоложения брачных процессов. Выявив столь широкий диапазон значения деятельности органов ЗАГС, мы должны заметить, что регистрация фактов вступления в брак или развода отражает и определение состояния общества в смысле его здоровья или бедственного положения.

Отметим, что через социальные бедствия российское общество в ХХ веке проходило трижды и все это отражалось на динамике брачности, рождаемости, смертности и разводов. Под тремя бедствиями мы имеем ввиду революцию 1917 года и гражданскую войну 1918-1920 годов, Великую Отечественную войну 1941-1945 годов и наконец, криминальную революцию 1991 года и последовавший за ней глубокий социально-экономический кризис9 . И если после Великой Отечественной войны был отмечен рост социально-демографических показателей, в том числе и в плане создания крепких семей, то последствия революций 1917 и 1991 годов следует отнести к разряду процессов деформации семейных ценностей в сторону роста инстинктивного взаимодействия полов и снижения энергии альтруистической любви. П. А. Сорокин отмечает, что угасание роли духовных ценностей как сдерживающих факторов половой распущенности, есть один из важнейших признаков революции. Поэтому половая распущенность наступившая после 1991 года вполне может свидетельствовать о том, что события 1990-х в истории России вполне могут быть названы революцией.

Рост числа разводов, омоложение материнства, увеличение возрастной разницы вступающих в брак и рост числа сожительств прикрытых словосочетанием «гражданский брак» все это лишний раз свидетельствует о том, что описываемые события следует считать революцией при чем глубокой, а не поверхностной, если прибегать к терминологии П. А. Сорокина. На наш взгляд он высказал важнейшее понимание масштабов деформации половых рефлексов, которое вполне может послужить прочной эвристической основой социологических исследований брака и семьи как с точки зрения причин их угасания, так и с точки зрения перспектив их развития, а также и социально-нормативного стимулирования восстановления приемлемых форм брака и семьи. Он в частности отметил, что социальные стимулы «…стимулы представляют собой «узду», вводящую удовлетворение сексуальных импульсов в определенные каналы, указываемые нормами права и морали данного общества» [3, с.115]. Вместе с тем он выявил следующую закономерность позволяющую говорить о более сложном социальном процессе, чем просто

трансформация. По его мнению революционное уничтожение узды, которое отмечается не только в условиях социальной, но и сексуальной революции, как ее разновидности обозначает рост половой вольности, как функцию «…глубоких революций»[3, с.116]. Мы говорим о деформации ценностей, а П. А. Сорокин говорил о деформации рефлексов. Однако, следует сделать поправку на то, что в то время аксиология еще не была столь развита и позитивистская ориентация социологии на биологию была более сильной, чем сегодня.

Однако, чтобы доказать, что деформируются ценности, а не рефлексы, мы приведем следующий довод. Во- первых пафос П. А. Сорокина состоит в том, что тогда было модным воспринимать революцию как превосходство природы над культурой, вместе с тем уже тогда было обозначено, что деформация рефлексов является меньшим злом, деформация ценностей. В данном случае сошлемся на статью С. А. Аскольдова «Религиозный смысл русской революции», где он утверждал следующее: «Всякие действия, как таковые, могут лишь уродовать и обезображивать внешнюю соматическую сторону общественного и индивидуального организма.

Ложь и обман, сознательно проводимые и сознательно приемлемые, уродуют и искажают душу, дают роковой уклон самым корням душевной жизни и, являясь более глубоким слоем злa, делаются уже долговечными факторами будущих беззаконий. Слова в конце концов больше связывают и закрепляют, чем дела» [1, с.49]. Как видим здесь большее значение придается ценностям нежели рефлексам. Во-вторых, отступление ценностей традиционного общества перед новациями революционного характера указывает на тот факт, что вечные ценности любви и бессмертия через деторождение и на сегодняшний день подвергаются деформациям за счет разрастания инстинкта удовольствия в рамках построения индивидуализированного общества.

В третьих, важнейшим аспектом утверждения деформации ценностей семьи и брака выступает само определение ценности, данное в «Новой философской энциклопедии». В. К. Шохин определяет, что ценностью является «одна из основных понятийных универсалий философии, означающая в самом общем виде невербализуемые, «атомарные» составляющие наиболее глубинного слоя всей интенциональной структуры личности – в единстве предметов ее устремлений (аспект будущего), особого переживания-обладания (аспект настоящего) и хранения своего «достояния» в тайниках сердца (аспект прошедшего), – которые конституируют ее внутренний мир как «уникально-субъективное бытие»» [5].

Как видим понятие ценности предполагает личностную ответственность за выбор ценности, а если эта ответственность снижается, когда речь идет о браке и семье, то следует говорить о том, что где-то в темпоральном измерении произошла деформация, либо в устремлении, либо в обладании, либо в переживании. В дальнейшем уже в работе «Таинственная энергия любви» П. А. Сорокин указывал на ценностные деформации уже более четко. «В человеческом обществе-отмечал он,- альтруистическая любовь проявляется одновременно как специфический психологический опыт, внешнее поведение и социальное отношение. Несмотря на большое разнообразие конкретных форм альтруистического опыта, поведения и отношения, все подлинные альтруистические переживания и действия имеют две общие характеристики. Во-первых, эго или «Я» любящего индивида стремится к слиянию и идентификации с любимым «Ты»; во-вторых, все любимые индивиды рассматриваются и воспринимаются как высшая ценность, а не просто как средство для чего-либо или кого-либо. Чем искренне и чище альтруистическая любовь, тем заметнее в ней эти качества.

В опыте и поведении слабовольного или в псевдоальтруизме эти свойства убывают» [2, с. 124]. В данном высказывании следует обратить особое внимание на тот факт, что в обществе встречается псевдоальтруизм и слабоволие, а в условиях социального бедствия они становятся подавляющими ценностями социальной солидарности и именно их распространяет глобальное сообщество сверх-потребления. Ведь глобализация предполагает максимальное развитие человеческого эгоизма, социальной безответственности. Поэтому причина продления кризисного положения семьи и брака в современной России заключается в том, что смерть социального провозглашенная Жаном Бодрийаром здесь еще только начинается. Она может быть приостановлена, если ценностям нормального социального предназначения семьи и брака будет предоставлена та массовая трибуна, где на сегодняшний день властвуют симулякры, как смысловое выражение глобального. Иначе говоря, что глобализация демонтируя традиционные социальные структуры, стремится добиться превосходства эротики над сексуальной и романтической любовью, как фундаментальные ценности брака и семьи.

Это подтверждается тем, что пошлый цинизм замещает проявления альтруистической любви тотально. Это духовное измерение глобализации было выявлено П.А. Сорокиным и им же обозначена альтернатива возвращения традиционного общества, но уже через осознание возможностей признания ценности альтруистической любви. Он в частности отмечал: «Если в сексуальной любви эго партнеров сливаются в одно любящее «мы», и если партнеры рассматривают друг друга и обращаются друг с другом как с высшей ценностью, тогда сексуальная любовь становится одной из форм альтруистической любви. Когда эти характеристики отсутствуют и когда сексуальные партнеры рассматривают и относятся друг к другу просто как к средству для получения удовольствия или вознаграждения, тогда сексуальнаялюбовь превращается в отношение, лишенное альтруистической любви» [2, с. 125].

Социальное бедствие глобализации заключается в том, что в условиях ее господства сексуальные отношения и брак включают в себя «…элемент купли и продажи услуг (как в случае проституции и «коммерческих» браков), тогда сексуальная связь становится формой враждебных отношений, противоположных альтруистической любви» [2, с. 125]. Мы могли бы вполне четко определить состояние социокультурного развития современного социума, если бы рассмотрели акты гражданского состояния с позиции альтруистической любви, как базовой ценности сохранения семьи и брака, ведущей к сокращению такого патологических явлений как гражданский и неравный браки, служащие маркером симуляции социального здоровья. И в этом нелегкой задачи социологии органы ЗАГС смогут предоставить добротную эмпирическую базу для исследований и широкое поде для консультативной деятельности социологов.

Литература 1. Из глубины: Сборник статей о русской революции С. А. Аскольдов, Н. А. Бердяев, С. А. Булгаков и др. — M.:Изд-во Моск. ун-та, 1990. — 298 с. 2. Сорокин П.А. Таинственная энергия любви //Социологические исследования. 1991. №8, С.121-137. 3. Сорокин П.А. Социология революции/Питирим Александрович Сорокин. — M.: Астрель, 2008. — 784 с. 4. Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния [Электронный ресурс]. – URL: http://istmat.info/node/28231 (дата обращения: 25.02.2017 г.). 5. Ценность // Новая философская энциклопедия. Электронная библиотека Института философии РАН [Электронный ресурс]. – URL: http://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH01018ece6b4d1aefc3392301 (дата обращения: 26.02.2017 г.).

Бобков А. И.


Комментировать


+ 7 = четырнадать

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru