Развитие социальной науки: от марксизма к интернетианству | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Развитие социальной науки: от марксизма к интернетианству

А все-таки она вертится!

В статье рассматривается развитие политэкономии от марксизма к современным течениям. Автор называет новую социальную идею интернетианством. Решающая роль ведущего общественного класса переходит от пролетариата на этапе капитализма к Интернетсообществам в эпоху постиндустриализма. Ключевые слова: марксизм, атакующий класс, пролетариат, средний класс, Интернет-сообщество, интернетианство

Достойно ли смиряться под ударами судьбы иль надо оказать сопротивленье… В. Шекспир «Гамлет»

Новейшая история наглядно показывает, что капитализм как общественно-экономическая формация исчерпал себя и находится в тупике. Это закономерно вызывает огромный рост интереса к работам классиков, теоретиков и практиков марксизма, а также способствует выходу на авансцену политической жизни качественно новых социальных идей и общественных сил. По мнению А.В. Бузгалина, поздний капитализм меняет свои формы и дрейфует в сторону нового этапа своей инвалюции – попятного реверсивного исторического движения.

На смену неолиберальной глобализации приходят глубоко консервативные проекты. Реальная политика и со стороны ведущих держав, и со стороны их истеблишмента, и со стороны оппозиций, как в мире, так и внутри развитых стран, откровенно становится все более консервативной и протоимперской [1]. В качестве альтернативы этим протоимпериям, в первую очередь США, в России видят усиление своих государственнических державных тенденций. Это закономерная реакция, напоминающая то, что К. Маркс и Ф. Энгельс в «Манифесте коммунистической партии» называли феодальным социализмом. Складывается ситуация, когда общественный строй заходит в тупик, и прошлое становится альтернативой в отсутствие ясных перспектив будущего развития. По словам А.В. Бузгалина, сегодня мы наблюдаем в России полуфашистские державно-националистические, в лучшем случае славянофильские державные интеллектуальные и протополитические образования, которые одновременно выступают с идеями социальной справедливости. Даже официально оппозиционные партии (ЛДПР, КПРФ и др.) выступают одновременно с идеями и социальной справедливости, и державности, а также, в той или иной степени, верноподданичества.

Пресловутое «ручное управление», военно-промышленный комплекс, иерархии, клановые структуры, вассалитет в связях государства и бизнеса – все это черты позднефеодальной структуры. Отвечая на извечный вопрос – Что делать? – А.В. Бузгалин предлагает вспомнить старые идеи, которые сегодня должны получать новое звучание. Нужно снова обращаться к идеям экономики солидарности, низового самоуправления, прав трудовых коллективов, создания альтернативных форм производства. Необходимо идти вперед, создавая новые формы экономического, общественного, производственного, нерыночного, нечастного бытия внутри капиталистической системы. В области политики надо больше думать и говорить о «демократии корней и травы» и уйти от фетишизации парламентаризма. Таким образом, по мнению некоторых исследователей, если во всем мире наблюдается очевидный возврат к позднему феодализму, то для адекватного теоретического противостояния ему должен соответствовать возврат к политэкономии марксизма на обновленной основе. Можно предложить более смелое определение современного этапа идейной трансформации: от марксизма к интернетианству (от слова Интернет).

В этой связи актуальным становится вопрос о движущих силах современной истории, или, говоря словами Г. Джемаля, какая социальная группа сегодня может стать «атакующим классом» [1]. В этой связи рассмотрим несколько общественных групп. Во-первых, это пролетариат как класс в его марксистском понимании. По мнению того же Г. Джемаля пролетариат не был идеальной концепцией претендующего на власть социального субъекта прежде всего потому, что его доктрина предполагает некую внутреннюю двойственность: пролетариату еще нужна партия профессиональных революционеров, то есть партия бюрократических нянек, которые должны этот пролетариат вести и окормлять. Тем более, по нашему мнению, не является пролетариат «атакующим» классом в условиях становления постиндустриального общества. Так, Б.Кагарлицкий справедливо указывает на «размывание» пролетариата. В настоящее время существует ряд теорий предвещающих скорый конец рабочего класса как целостного общественного образования (А. Горц, И. Валлерстайн) [2]. Высказываются возражения: мол, пролетариат никуда не исчез, он просто переместился вместе с производством в страны Азии, Африки и Латинской Америки. По нашему мнению, подобные взгляды безосновательны. Во-первых, многие из указанных государств позиционируют себя как социалистические. Во-вторых, как известно, основным противником рабочего класса является капитал, но он сосредоточен совсем в других странах.

Спрашивается: с кем бороться и на какой площадке? Следующей социальной группой, которая может претендовать на роль «атакующего» начала является, так называемый, средний класс. По мнению М. Хазина, после Второй мировой войны последователями марксизма не была разработана классовая теория в соответствии с новыми, принципиально изменившимися условиями [1]. В то же время апологетами капитализма был изобретен и вошел в полную политическую и идеологическую силу феномен среднего класса. Средний класс представляет собой сообщество людей с типовым потребительским поведением, причем потребительским не только в смысле экономических товаров и услуг, но также и социальных (политических) институтов. Экономический кризис, начавшийся в 2007 году, показал, что, в отличие от предыдущих случаев (например, великой экономической депрессии начала 30-х годов прошлого века), из него нет естественного выхода с сохранением всех старых правил, т.к. расширять рынки сбыта больше невозможно. Применение политики монетарного стимулирования привело к тому, что сегодня средний уровень жизни в тех странах, которые принято называть «развитыми», много выше, чем он мог бы теоретически быть, исходя из реальных доходов граждан этих стран. Можно привести только один показатель: средняя зарплата в США по покупательной способности соответствует средней зарплате 1958 года. Все потребление сверх этого вызвано стимулированием спроса, то есть эмиссией и тем, что называется «разграблением бедных стран» [1].

Абсолютно точно можно сказать, что через три – пять лет феномен среднего класса исчезнет. Это означает, что классовая структура общества радикально меняется. На наших глазах восстанавливается ситуация, которая была в начале ХХ века, – причем даже в худшем виде, потому что в Российской империи и в государствах Центральной Европы (Германии и Австро-Венгрии) было достаточно многочисленным крестьянство, которое могло само себя прокормить. Сегодня этого нет, и в обозримой перспективе 50–70 процентов населения этих стран лишаются источников существования. Г. Джемаль предсказывает развал большинства социума в виде среднего класса, его обнищание, пауперизацию и деклассирование. То, что средний класс развалится и уйдет куда-то вниз, ниже линии социального экватора, однако, ничего не дает. Из него не выйдет новый пролетариат. Теория, согласно которой классом является группа, вписанная в определенную схему производительных сил и производственных отношений, больше не работает.

Средний класс – это не классовое определение. Оно исходит из объема потребления, причем потреблять может как бездельник, так и высококвалифицированный работник. Таким образом, попытка понять общество через потребление вступает и конфликт с анализом общества через производство. Возникновение этой ситуации потребует радикального изменения всей классовой концепции и политической модели во всех странах мира. Еще одно филологическое «изобретение» современности, так называемый, креативный класс, понимаемый как сообщество творческих людей различных профессий. Однако вместо еще недавно воспеваемого класса творцов, с которым связывались надежды на обретение новой социальной гармонии, растет слой «нового опасного класса» – лишенного всякой уверенности в завтрашнем дне и жизненных перспектив так называемого прекариата (от франц. «precaire» – неопределенный, неустойчивый).

Сегодня человек атомизирован и может начать с научного сотрудника, стать олигархом или чиновником, потом зеком, затем беглым политиком. Частью креативного класса являются так называемые фрилансеры. В основном это высококвалифицированные работники, которые взаимодействуют с заказчиком посредством технологий удаленного доступа и могут самостоятельно формировать желаемый объем, график и место работы. Указанная социальная группа также не может претендовать на роль «атакующего класса». Она в принципе не способна на самоорганизацию, по причине того, что ей «есть, что терять». Фрилансеры – это уже не рабочий класс, они обладают средствами производства (компьютерами, мобильными устройствами и т.п.). При этом значительно ослабляется зависимость работника от руководителя компании. В самом деле, причиной подобной зависимости в индустриальной экономике было отсутствие у работника средств производства, вследствие чего он вынужден был продавать предпринимателю свою рабочую силу. В информационной экономике достаточно иметь компьютер и выход в Интернет, чтобы высококлассный специалист почувствовал свою относительную независимость и даже имел бы возможность выбирать заказчика.

Пример фрилансеров подтверждает тезис теоретиков постиндустриального общества о разрушении традиционной для капитализма зависимости непосредственного производителя (информационного работника) от работодателя в связи с расширяющейся доступностью и портативностью современных средств производства (компьютерной техники) [3]. На наш взгляд, на роль так называемого «атакующего» класса с успехом могут претендовать различные Интернет-сообщества, которые зачастую отличает высокая самоорганизация. Это подтверждается фактами от создания групп активистов по защите бродячих собак до руководства через всемирную паутину событиями так называемой «арабской весны». И здесь можно согласиться с бузгалинскими идеями «демократии корней и травы», особенно если они основаны на формировании новых нравственных императивов (институтов) в противовес формальным юридическим правилам.

По мнению Б. Кагарлицкого, проблема сегодняшней российской власти состоит в том, что та модель общественной жизни, в рамках которой сложился существующий политический режим, приказала долго жить вместе с экономическим благосостоянием и потоком нефтедолларов. Нынешний экономический кризис – это не некая «болтанка» или «турбулентность», как говорят люди, утешающие кремлевских лидеров. Это переломное событие, и представление, что пройдет год, два, три, и все останется в принципе таким же, каким было раньше, – абсолютно ложно. Нынешние события – лишь начало радикальных, далеко идущих изменений [2]. В идеале возможна организация действительно активных Интернетпартий или даже Всемирной Интернет-партии (WIP), основанных на тех или иных (не обязательно марксистских) социальных идеях. Целью таких партий может быть как победа на выборах, так и изменение общественного строя или вообще ликвидация государства как социального института (ведь Интернетсообщества подтвердили свою способность к самоорганизации). В основе каждого Интернет-сообщества лежит тот или иной материальный или духовный интерес. Это может быть сообщество товаропроизводителей, ростовщиков, одноклассников, религиозных деятелей или революционеров. Конкретное изучение данного феномена еще ждет своих исследователей.

Самое главное, что представители подобных групп не пассивны и зачастую имеют активную жизненную позицию. Кроме того, некоторые из них имеют серьезную экономическую базу в виде различных видов собственности (производственной и интеллектуальной). Многие являются непосредственными создателями материальных и нематериальных благ. Таким образом, стираются противоречия между предпринимателями и работниками, между потребителями и производителями. Что касается России, то необходимо импортозамещение не только санкционных товаров, но в первую очередь институтов и идей, навязанных западными теоретиками. События последних лет показывают, что меняется не только институциональная, но и геонациональная карта мира. Со времен Вавилонской башни идет новое, еще не понятое, переселение народов, религий и общественных устоев. Будет ли это во благо или во вред – пока не может предсказать никто. Сохранение современного капитализма требует новых войн. По мнению С. Глазьева, чтобы избежать краха и удержать глобальное лидерство, американская финансовая олигархия стремится к развязыванию мировой войны. Она спишет долги и позволит сохранить контроль над периферией, уничтожить или по меньшей мере сдержать конкурентов. Этим объясняется американская агрессия в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке с целью усилить контроль над этим нефтедобывающим регионом и одновременно над Европой [4]. Реальность ставит Россию перед очевидным выбором: либо плестись в хвосте общемировых тенденций, либо работать на опережение.

Истинное возрождение и модернизация России должна происходить не в области техники и технологии, не в области права и политики, а в сфере науки, образования и идеологии. Выработка новой идеологической парадигмы может стать локомотивом дальнейшего прогрессивного развития социума. В любом обществе, для которого характерен определенный идеологический вакуум, возникает вопрос: каким образом пробудить на уровне социальной системы энергию самоорганизации? Можно сколько угодно долго спорить о нужности или ненужности выработки национальной идеи, но заполнить этот вакуум чем-то все равно необходимо. Его можно заполнить наскоро скроенными мифами, бесполезность которых в скором времени станет очевидной. А можно – целостным пониманием того этапа развития, на котором находится общество, выявив ту стержневую идею, которая пробудит энергию нации. Развитие идей интернетианства, на наш взгляд, способно вывести страну и весь мир из современного гуманитарноэкономического кризиса.

Список литературы

1. Перспективы левой идеи в постиндустриальном мире. Почему усиление несправедливости не повышает влияния левой идеи? Материалы заседания интеллектуального клуба «Свободная мысль» от 17 марта 2015 года в Москве. [Электронный ресурс] URL: http://svom.info/entry/547-perspektivy-levoj-idei-v-postindustrialnom-mire-po/ (дата обращения: 28.08.2015)

2. Кагарлицкий Б.Ю. Марксизм: не рекомендовано для обучения. [Электронный ресурс] URL: http://romanbook.ru/book/3559497/?page=37 (дата обращения: 07.09.2015)

3. Красильников О.Ю. Изменение трудовых отношений в условиях становления информационной экономики // Известия Саратовского университета. Новая серия. Сер.: Экономика. Управление. Право. 2009. Т. 9. Вып. 1. С. 3–6. 4. Глазьев C. Дело не в сдерживании России. Ставки намного выше [Электронный ресурс] URL: http://me-forum.ru/media/news/4742/ (дата обращения: 09.09.2015)

О.Ю. Красильников, В.О. Красильников


Комментировать


восемь − 5 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru